ПАРЛАМЕНТСКАЯ ХРОНИКА

 

Государственная Дума

Депутаты помогли
правительству с налогами

Повестка Думы на прошлой неделе была насыщенной. Депутаты приняли в первом чтении закон об административных судах, утвердили бюджет Пенсионного фонда на 2001 г. (председатель фонда Михаил Зурабов пообещал, что в будущем году средняя пенсия превысит прожиточные минимум), назначили Виктору Геращенко неудобного аудитора и выяснили у начальника Генштаба Анатолия Квашнина, как будут сокращать армию.

Много времени ушло на обсуждение энергетического кризиса в Приморье. Со своими версиями того, почему замерзают Артем, Уссурийск и другие поселения, выступили вице-премьер Виктор Христенко, губернатор Приморского края Евгений Наздратенко и главный российский энергетик Анатолий Чубайс. Наздратенко выглядел менее убедительно, чем другие ораторы, но, правду сказать, Чубайс с Христенко тоже особо не блистали. По итогам спичей сложилось впечатление, что в холодных батареях виноваты злобные деятели из МВФ, нарочно закрывшие все шахты, и ленивые мэры замерзших городов, иначе говоря отсутствующие. Побурлив, Дума приняла постановление про то, что без тепла плохо и хорошо бы начать топить. А что еще, спрашивается, может сделать законодательный орган в ситуации, когда требуется ремонт теплотрасс и много-много мазута? Только возмутиться безобразиями и воззвать к совести тех, от кого действительно зависит решение вопроса.

Налоговый аврал

Главным делом Думы нынешнего созыва стала вторая часть Налогового кодекса, четыре главы которой депутаты с трудом приняли летом. В последний момент а такие вещи всегда выясняются в последний момент оказалось, что и в самих главах НК, и в законе о введении его в действие понаписано много ерунды. Кое-где, например, забыли указать ставки, в другом месте вместо слова "доходы" написали слово "расходы" и прочее.

Главная же неразбериха возникла с единым социальным налогом, который правительство после препирательств с профсоюзами ввело наполовину и так по этому поводу огорчилось, что забыло прописать, как его взимать. Спохватились, понятно, поздно. Может, случайно, а может, и нарочно чтобы прижать Думу к стенке. Во всяком случае главный аргумент замминистра финансов и основного автора Налогового кодекса Сергея Шаталова именно так и звучал: "Скорей, скорей, а то опоздаем". Действительно, чтобы кодекс начал действовать с 1 января будущего года, он должен быть опубликован не позже 1 декабря, а до этого его еще должен одобрить Совет Федерации и подписать президент.

Дума поддалась на уговоры и 24 ноября приняла все, что от нее хотели, причем практически единогласно. Например, за внесение изменений в закон о введении кодекса в действие проголосовало 378 человек. Правда, правительство все равно опоздало. Совет Федерации, заседавший одновременно с Думой, оказался не столь покладист и только что испеченные поправки одобрять не стал. Как правительство будет выкручиваться, непонятно.

Язык урежут

22 ноября группа депутатов из фракции "Единство" провела пресс-конференцию вокруг законопроекта "О русском языке как государственном языке РФ". "Вокруг" это точная формулировка. Про законопроект говорили много, но показывать не показывали, трогательно объясняя: "Знаем мы вас журналистов, вот мы дадим вам текст, так вы же его засмеете". И то верно. Закон забавен даже в пересказе.

Предполагается защитить русский язык от "стилевого разрушения" (в переводе с парламентского на русский: от мата) и от "неоправданного употребления иностранных слов". Защищать должны, во-первых, Центр защиты русского языка при правительстве, во-вторых, милиция, суд и прокуратура. Закон вводит разнообразные санкции: от штрафов до уголовного преследования. Участники пресс-конференции, "медведи" Каадыр-оол Бичелдей, Алексей Алексеев и Александр Шелехов, всячески успокаивали журналистов: мол, за каждый "блин" тащить в кутузку не будут, к иностранным словам тоже будет дифференцированный подход. Телефон, демократию и телевизор обещали оставить; а слово "мобильник" даже удостоилось похвалы за русский суффикс. С другой стороны, ведь не Бичелдей с Шелеховым будут штрафовать граждан. Если закон примут, решать, оправданно или неоправданно гражданин употребил, будет родной российский мент.

Депутаты уверены, что без закона о русском языке вертикаль власти не восстановить. "Не случайно, загадочно сказал Бичелдей, что российский гимн до сих пор без слов". За этой фразой явно кроется какая-то страшная тайна (может быть, у гимна на самом деле есть слова, но они о ужас! иностранные?).

Другая запавшая в душу медвежья мысль: "Слово это прежде всего оружие, и наказание за него должно быть соответствующим". Если слово это оружие, то на него нужно будет разрешение. Давать наверняка будут не всем и не сразу после испытательного срока и только лицам с билетами охотничьего общества. А еще говорят, что депутатам не хватает воображения.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4343, 30 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...