СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Да не оскудеет рука дающего...

Борис Березовский помогает музею Андрея Сахарова

"Я собрала вас по экстраординарному поводу, связанному не только с нашим музеем, но и с американским Фондом Сахарова", начала Елена Георгиевна пресс-конференцию. В конце июля Борис Березовский позвонил ей и предложил подписать обращение группы российской интеллигенции о создании "конструктивной оппозиции". Хотя особых возражений по поводу текста у Елены Георгиевны не было, она отказалась присоединиться к этому письму. Второй раз Березовский позвонил уже из Франции, на следующий день после того, как его вызвали в Генпрокуратуру на допрос. Его вопрос был неожиданным: "Как вы считаете, ехать ли мне в Россию?" Елена Георгиевна ответила: "На мой взгляд, ехать не стоит. Я и в диссидентские времена считала, и теперь считаю, что самому садиться в тюрьму никогда не надо".

В третий раз Березовский позвонил уже из Нью-Йорка и попросил о встрече. Они встретились в Бостоне и разговаривали вчетвером: Елена Боннэр, Эд Клайн, президент американского Фонда Сахарова, Березовский и его американский помощник. Сначала речь шла о создании сильной оппозиции путинской власти и о том, что Березовский хотел бы видеть Елену Боннэр в числе директоров фонда этой оппозиции. "Я сказала ему, что мне 78 лет и я дышу на ладан, а пока я не знаю ни точных принципов работы этого фонда, ни устава, я вообще не могу ни о чем говорить. Не знаю я также, каков смысл этой оппозиции и что она должна из себя представлять".

Березовский привел социологические данные, подтверждающие, что его взгляды на события в России поддерживают 5-10 миллионов человек, которые за эти годы стали собственниками и не хотят изменения своей жизни из-за путинских преобразований.

Когда разговор зашел о катастрофическом положении музея Сахарова, Березовский предложил, что он может давать деньги на его содержание. От этого предложения Елена Боннэр категорически отказалась: "Это невозможно, это значит, что каждый раз я должна приходить к вам и обращаться за этими деньгами. Обращения всегда связаны с возможными обязательствами, которых я давать не буду", сказала она и объяснила, что в руководстве американского Фонда Сахарова возникла идея создания основного капитала, на проценты от которого музей мог бы существовать независимо от политической конъюнктуры в России и в Америке. Это предложение понравилось Березовскому, и он согласился выделить музею 3 млн. долларов. Поблагодарив, Елена Георгиевна предупредила: "Вы ко мне обращались летом, вы и сейчас ко мне приехали. Я прекрасно понимаю, что вам нужно мое имя. Имя я ни на что не даю. Если вы даете эти деньги, вы даете их не мне, а американскому фонду. Но это никак не повлияет ни на наше отношение по Чечне, ни на отношение к выборам. Ни на что не повлияет".

Журналистов на пресс-конференции волновало несколько щепетильных вопросов: "Считает ли Елена Георгиевна, что Березовский альтруист? И хотел ли он, чтобы его дар Сахаровскому музею стал достоянием гласности?"

Мне думается, что Березовский искренен в этом поступке, ответила Елена Георгиевна. Этот шаг, безусловно, связан с его политической деятельностью. Фигурирует мое имя и имя Сахарова. Но я не считаю, что в мире все альтруисты имеют только одну, альтруистическую идею и не имеют второй. Условия, которые сопровождали эту ситуацию, не предполагают никаких обязательств с моей стороны. Но вот мелочь я про себя подумала: когда эти деньги через год будут поступать (речь идет о процентах), неплохо было бы повысить зарплату сотрудникам...

Однажды Андрею Дмитриевичу почти в лицо сказали, что Горбачев его купил, кода выпустил из Горького. Это было на первой открытой пресс-конференции, и я тогда довольно грубо сказала нашим корреспондентам: "Да не продается Андрей Дмитриевич". И я тоже не продаюсь. Я предугадываю разговоры на эту тему. Но мне кажется, что этот шаг Березовского говорит о его внутренних качествах. Ведь о положении музея знали все. У нас есть "олигархи"-демократы, "олигархи" в "Союзе правых сил". Но никто из них при их демократических идеях не подумал, что нам надо помочь выжить. Если у Березовского две идеи, то Бог с ним. Одна идея меня устраивает.

Что же подвигло Бориса Березовского на этот шаг? Вряд ли в России этот благородный жест как-то повлияет на изменение его репутации. Скорее всего, этот поступок по достоинству оценят западные политики и интеллектуалы. Сотрудники музея Сахарова обращались за помощью в 200 банков. Ответы пришли только из восьми, и только один из них был положительным: директор банка купил несколько картин с выставки, проходившей в эти дни в музее.

Юрий Самодуров единственный из членов Фонда Андрея Сахарова, который выступал против принятия дара Березовского. С его точки зрения, музей должен был обратиться к средним слоям населения, чтобы они пожертвовали по 50 долларов. Самодуров считает неправильным принимать помощь у "олигархов", чьи деньги, по его мнению, символ поражения демократической революции в сфере экономики.

Однако судьба распорядилась иначе, и Борис Березовский подал своеобразный пример другим российским "олигархам", которые, быть может, обратят свой взор на умирающие музеи, библиотеки, правозащитные и благотворительные организации. Вот и Владимир Гусинский, выйдя из Бутырской тюрьмы, горел желанием улучшить жизнь российских зэков. Правда, о его благотворительных акциях в этом направлении ничего не слышно.

Что касается так называемого "пиара", то с этим у Березовского все получилось как нельзя лучше. Елена Георгиевна собрала пресс-конференцию сразу после получения гарантийного письма о том, что деньги перечислены на счет американского фонда Андрея Сахарова. Все журналисты получили текст заявления Березовского:

Возможность оказать поддержку Музею и общественному центру им. Андрея Сахарова для меня большая честь. Этот шаг является для меня не только почетным, но, к сожалению, и весьма актуальным в контексте нынешней ситуации в России. Сегодня перед обществом вновь стала проблема защиты фундаментальных прав и свобод. .

Авторитарная власть делает бесправным всех и каждого: журналиста перед цензурой государственных СМИ, предпринимателя перед вымогательством чиновника, всенародно избранного губернатора перед диктатом кремлевского наместника, а простого человека перед беспределом любого представителя власти. Либеральная философия Андрея Сахарова основа для объединения интеллигенции, деловых людей, демократических политиков и широких слоев общества в противодействии возрождающемуся авторитаризму.

Красиво, не правда ли? Да, но с одной оговоркой: человек, подписавший это заявление, год назад, с пеной у рта уговаривая себя самого и всех окружающих, что Путин единственно возможный президент, поддерживал и финансировал его "раскрутку", а на вопрос, не совершает ли он ошибку, возвышая бывшего сотрудника КГБ, отвечал: "Я посмотрю, какой он стратег..." Через год, видимо, стратегия новоиспеченного президента показалась Березовскому ошибочной.

ЗОЯ СВЕТОВА


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4344, 7 декабря 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...