РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

 

Русские храмы в Праге

В столице Чехии русские молятся подобно первым христианам в подземельях и на кладбищах. Но подобное смиренное состояние образовалось не сразу, и первые русские богослужения шли в обстановке куда более значительной.

Российское православие в Праге зачиналось в самом центре города, на Староместской площади. Одно из главных ее украшений, пышный барочный костел Св. Микулаша (т.е. Св. Николая), был долгое время приходским храмом русского землячества.

Интересно, что его "обращение" в православие произошло не только ради удовлетворения духовных нужд русской колонии, поначалу весьма малочисленной, но и в результате национального движения чехов, поднявшегося в середине XIX века. В ту эпоху были писатели и мыслители (за свои пламенные патриотические призывы прозванные "будителями"), которые считали Россию главной силой, способной дать свободу славянским подданным Австро-Венгрии. Политические идеи перемешивались с религиозными, и некоторые чехи приняли православие. Эти события были с энтузиазмом восприняты в России славянофильскими кругами и правительством. Красноречивым жестом в этом контексте выглядело решение пражского магистрата о передаче Русской Церкви пустовавшего костела (его прежние владельцы, бенедектинцы-славяне, были разогнаны секуляризаторскими указами императора Иосифа II).

Австрийские власти косо смотрели на происходившее и не позволили русским приобрести этот храм, хотя не возражали против аренды. Арендный контракт был заключен на имя частного лица, графа П.А.Голенищева-Кутузова, председателя Славянского комитета. Однако в 1874 г. вновь освященный православный храм по распоряжению австрийского наместника был закрыт. Понадобились дипломатические демарши в Вене, чтобы восстановить богослужения, на которые, впрочем, был наложен ряд ограничений: не дозволялись, например, крестные ходы.

Пражский православный храм стал известен в России. Были собраны по подписке средства для его обновления и украшения, а император Александр II пожертвовал роскошную хрустальную люстру, сохранившуюся до сих пор.

Одним из важных эпизодов в жизни общины стало настоятельство протоиерея Николая Рыжкова (1901-1914). Ревностный пастырь и патриот, с началом Первой Мировой войны он был заключен австрийцами в тюрьму, где томился почти два года (в 1916 г. его "обменяли" на интернированного в России знаменитого униатского епископа, будущего митрополита Андрея Шептицкого). В память о русском священнике в храме водружена мемориальная доска.

После революции в Чехословакию хлынули массы беженцев врамках знаменитой "Русской акции" правительства Масарика. Расцвет церковной жизни в Праге той поры связывают с именем викарного епископа Сергия (Королева), служившего настоятелем и пражского Никольского храма, и русской церкви в Карловых Варах. Владыка сумел сплотить разношерстных эмигрантов в крепкую христианскую общину.

Преосвященный Сергий вместе с многочисленным клиром заложил в 1924 г. храм на Ольшанском кладбище, ставший одним из самых известных памятников российского зарубежья. Православный участок на старинном пригородном кладбище был приобретен еще о.Николаем Рыжковым, мечтавшим и о сооружении здесь часовни. В начале 1920-х в Праге возникло Успенское братство, взявшее на себя заботу о погребениях православных соотечественников и о строительстве кладбищенского храма. Неоценимую помощь всем этим начинаниям оказал первый чехословацкий премьер-министр Карел Крамарж и его жена Надежда Хлудова: они изыскали основную часть средств на воздвижение церкви (супруги-храмостроители погребены в ее крипте).

Проект здания в псковско-новгородском стиле, с одной могучей главой и легкой звонницей, безвозмездно составил профессор В.А.Брандт, а знаменитый художник И.Я.Билибин исполнил эскизы наружных мозаик и внутренних росписей. Крипта церкви стала местом упокоения многих видных русских пражан: здесь похоронены искусствовед Н.П.Кондаков, генералы С.А.Воронин и Н.Н.Шиллинг, профессора Ф.А.Щербина и С.С.Груздьев, а также инженер Н.Н.Ипатьев, имя которого теперь всем известно благодаря кровавой расправе с царской семьей в его екатеринбургском доме.

1945 год изменил "географию" русского православия в Праге. Советские власти не могли допустить существование "белоэмигрантского гнезда" в самом центре города: богослужения в Никольском храме были запрещены (сейчас им пользуется Гуситская Церковь), а владыка Сергий отозван из Чехословакии.

Жизнь общины, однако, не прервалась: в северо-западном районе Праги, в Дейвицах, в подвале одного из "профессорских домов", отстроенных для преподавателей-эмигрантов в рамках "Русской акции", была устроена новая церковь. Она и стала историческим продолжением Никольского храма, сохранив и его наименование. В подвал перенесли со Староместской площади все, что можно было спасти, и сейчас одним из трогательных напоминаний о былом великолепии служат царские врата, навсегда закрытые и приделанные к боковой стене (иконостас из-за больших размеров на новом месте не удалось собрать удалось использовать лишь его отдельные фрагменты).

Русская Прага в 40-50-е годы сильно поредела: многие погибли во время войны или покинули Европу, а те, кто уцелел, подверглись кровавым чисткам НКВД. Никольский "подвальный" храм был объединен с Успенским кладбищенским в одну общину. Со временем она получила статус второго пражского прихода, при этом первый приход это коренные чехи и другие православные нации и их кафедральный Кирилло-Мефодиевский собор, а третий выходцы из Закарпатской Руси, русины (они же гуцулы), владеющие Благовещенским храмом.

В настоящее время кладбищенская церковь сильно ветшает, хотя совсем недавно ее экстерьер подвергся косметическому ремонту. Протекает барабан, портятся фрески, детали иконостаса утрачены и заменены на новоделы. Но ценность этого храма состоит именно в том, что он простоял почти восемьдесят лет без изменений и сохранил свой первоначальный облик. Однако на профессиональную реставрацию у прихода нет средств. И сам Ольшанский некрополь также находится под угрозой: многие могилы эмигрантов остались бесхозными, а по чешским законам, если за могилу не платят, ее передают новому владельцу. Сейчас православное кладбище существует во многом благодаря усилиям потомственной казачки А.И.Цаповой, отстаивающий каждый квадратный метр некрополя. Судьба Никольского храма в Дейвицах тоже неопределенная. Владелец дома, местный строительный кооператив, хочет освободить полуподвальное помещение и устроить там спортивный центр с сауной и бассейном. При этом существование православной церкви вообще не принимается во внимание. Пока приходу и старосте с переменным успехом удается "воевать" с кооперативом, но на приобретение помещения, что навсегда решило бы проблему, опять-таки нет средств.

Несколько слов о юрисдикционном положении русских пражан. Православная Церковь Чешских земель и Словакии в настоящее время автокефальна, ее возглавляет митрополит Николай. Сохранив при распаде Чехословакии свою целостность, она состоит из четырех епархий. Высокопреосвященнейший Христофор (Пулец), взошедший на пражскую кафедру после почтенного владыки Дорофея (Филипа), почившего в конце 1999 г., иногда служит и в русских храмах.

Настоятель Николо-Успенского прихода с 1999 г. архимандрит Сильвестр (Вайло), родом с Западной Украины. Ему сослужит о.Владислав Долгушин.

На этом можно было бы и поставить точку, но нынешние времена дарят неожиданные сюжеты.

В 1997-1999 гг. на территории посольства Российской Федерации была выстроена небольшая церквушка в стиле московского барокко. Ее посвятили св. Георгию Победоносцу, небесному покровителю Руси. Заметим, что в подобном посвящении проявлена определенная чуткость, ибо св. Георгий издревле чтим в Чехии, свидетельство чему старинный монастырь Св. Иржи (т.е. Георгия) в пражском Граде. Прихожанами храма стали сотрудники посольства и торгового представительства и члены их семей. Коренные русские пражане к новому храму пока не привыкли: расположенный в охраняемой зоне, он имеет особый распорядок служб, да и по традиции потомки эмигрантов сторонятся посольства. Настоятелем Георгиевской церкви неожиданно для местной колонии стал архимандрит Тихон (Бондаренко), прежде окормлявший Николо-Успенский приход. Не поладив со своею паствой, он был отозван из Праги летом прошлого года по решению Московской Патриархии, но, видимо, не захотел оставить полюбившуюся ему страну.

И другая новинка русской Праги, ныне численно превзошедшей эмигрантский феномен 1920-х годов: начиная с 1997 г. руководство Гуситской Церкви по просьбе православных россиян разрешило некоторые великие праздники Рождество и Пасху проводить в своем храме на Староместской площади. Дозволены, разумеется, и крестные ходы, и несколько раз в году это место напоминает теперь Прагу столетней давности.

По окончании праздников тут опять служат гуситы. Но, впрочем, и их теперь можно видеть нечасто: как и большинство костелов в центре Старого города, храм Св. Николая превратился в прибыльный концертный зал для туристов.

МИХАИЛ ТАЛАЛАЙ
ДМИТРИЙ БЫСТРОВ


Флоренция Прага


©   "Русская мысль", Париж,
N 4344, 7 декабря 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...