РОССИЯ СЕГОДНЯ

 

«На общих основаниях»

В российских тюрьмах вспыхивают
бунты ВИЧ-инфицированных, но
мало кто знает об этом

В начале декабря одна из иркутских газет сообщила, что в следственном изоляторе N1 вспыхнул стихийный бунт. По словам родственников заключенных (они и позвонили в редакцию), администрация отказалась передать находящимся в СИЗО-1 подследственным, среди которых есть ВИЧ-инфицированные, посылки с продуктами и лекарствами. В знак протеста те вскрыли себе вены и стали брызгать на охранников кровью. Бунт был подавлен силовыми методами.

Детали происшедшего долго оставались неизвестными: в Главном управлении исполнения наказаний (ГУИН) по Иркутской области сперва отказывались не только от комментариев, но и от любых контактов с журналистами. Лишь приложив немалые усилия, все-таки удалось связаться по телефону с начальником управления исправительных учреждений и следственных изоляторов ГУИН полковником Владимиром Никитеевым.

Вот как он комментировал случившееся:

Нет там никакого бунта! Заключенные, которые больны СПИДом, они требуют особых условий, особого питания, особого вещевого довольствия, особого содержания. Мы им популярно, двадцать два раза, объясняем: к сожалению, парни, до настоящего времени в законе изъятий для вас нет, вы здесь находитесь на общих основаниях ни метра квадратного вам больше, ни усиленного питания! Этого в законе нет. Мы это все им разъясняем, но там есть один баламут, который периодически эту тему будирует, и он подбивает основную массу...

Так что бунта как такового не было...

Итак, по мнению тюремного начальства, никакого бунта не было, и вообще все в порядке. Однако массовые волнения в местах заключения в Иркутской области возникают регулярно. В июне этого года более 80 заключенных исправительно-трудовой колонии N25 в Вихоревке близ Братска объявляли голодовку, требуя улучшить условия содержания (в колонии, рассчитанной на 425 заключенных, содержались и содержатся сегодня более тысячи человек).

Не в первый раз проходят массовые выступления заключенных и в иркутском следственном изоляторе N1. Последний раз это случилось в начале нынешней осени.

Рассказывает иркутский адвокат Игорь Кустов, по роду своих профессиональных обязанностей часто бывающий в СИЗО:

Это началось в августе-сентябре. Администрация СИЗО, ссылаясь на какую-то загадочную ведомственную инструкцию, заявила арестованным, что на прогулку отныне ходит либо вся камера, либо не ходит никто. Между тем в камерах ютятся порою по 70-80 человек; у кого-то просто нет теплых вещей (а уже начиналась осень, стало холодать), кто-то болеет... Практически всегда находится человек, который не может или не хочет выходить на прогулку.

В этих случаях либо вся камера насильно выгонялась на прогулку, либо, напротив, все заключенные ее лишались. Тогда же у содержащихся в СИЗО изъяли бритвенные станки (отобрали даже обычно разрешенные одноразовые кассеты), лишив их возможности бриться.

Заключенные взбунтовались. Особенно активна была 222-я камера. Они писали жалобы на имя президента России, на имя губернатора, прокурора Иркутской области, генерального прокурора, в Иркутский областной суд. Была объявлена голодовка; практически все обитатели 222-й перебывали в карцере, все были жестоко избиты (эти факты есть даже в материалах прокурорской проверки). Камеру эту расформировали, раскидали по другим камерам.

Так продолжалось до октября. После этого (все-таки жалобы сделали свое дело) администрация СИЗО отказалась от своих жестких и, прямо скажем, иррациональных установок. Но конфликт продолжался более месяца.

И повторился в гораздо более острой форме сейчас, в декабре.

После того как заключенные из 64-й камеры стали выражать свой протест против того, что им нерегулярно передают посылки с продуктами и медикаментами, к ним были применены "спецсредства", говорит Игорь Кустов. Их разогнали, жестоко избили. В ответ ВИЧ-инфицированные вскрыли себе вены и стали брызгать этой кровью на конвойных и контролеров. После этого администрацией были "задействованы" собаки и бунт был подавлен.

Сейчас в СИЗО-1 введено так называемое "усиление режима", туда нелегко попасть даже адвокату.

Итак, по свидетельству Игоря Кустова, содержащихся в иркутском СИЗО N1 травят собаками. Напомню, что в следственном изоляторе находятся и люди, в отношении которых приговор суда еще не вынесен и они, возможно, невиновны...

Застрельщиками нынешнего декабрьского бунта в иркутском СИЗО стали ВИЧ-инфицированные заключенные. Среди них был и подзащитный Кустова. Его история, считает адвокат, в какой-то мере типична.

Этот молодой человек (назовем его Сергеем) до сих пор не верит, что болен СПИДом. До того, как попасть в СИЗО, Сергей был совершенно здоров, активно занимался спортом он мастер спорта по пауэрлифтингу. С "группами риска" никогда не сталкивался. Попав в СИЗО, два месяца провел в общей камере, после чего ему был поставлен диагноз СПИД. Родители его до сих пор в шоке...

Сергея перевели в "шестерку" в Иркутском СИЗО-1 ВИЧ-инфицированные содержатся в камерах, номера которых начинаются с цифры 6.

Он считает, что "на воле" заразиться не мог. А вот в СИЗО ему делали забор крови на ВИЧ. Делали в антисанитарных условиях. Игорь Кустов убежден, что таким путем заразились подавляющее большинство находящихся в следственном изоляторе ВИЧ-инфицированных. И случаев таких, когда совершенно здоровый человек попадает в следственный изолятор и там заражается СПИДом, множество. Ответственность за это лежит на администрации СИЗО и на руководстве наших пенитенциарных учреждений вообще. Такое впечатление, что тюремное начальство исповедует по отношению к заключенным принцип "чем хуже, тем лучше".

Между тем ВИЧ-инфицированные в наших тюрьмах изгои. Хотя известно, что заразиться СПИДом бытовым путем практически невозможно, представители администрации стараются в камеры (и даже корпуса), где содержатся эти люди, не заходить. Соответственно и посылки с продуктами, вещами, медикаментами для них могут лежать неделями...

Хотя полковник Никитеев и убежден, что ВИЧ-инфицированные должны находиться в местах заключения "на общих основаниях", все же эти люди серьезно больны и вследствие этого нуждаются в лекарствах. Но с получением медикаментов возникают большие проблемы.

По существующей инструкции о приеме передач, в СИЗО передавать лекарственные препараты непосредственно в камеру запрещено. Лекарства передаются через медсанчасть изолятора. На практике выходит, что они попадают к человеку через неделю, а то и две. При СПИДе, одно из последствий которого резкое ослабление иммунитета (к тому же в СИЗО очень плохое питание), эта задержка может стать роковой. И доходят лекарства не в том количестве и не в том ассортименте, что передавались. Нехватка самого элементарного в той же медсанчасти приводит к тому, что часть лекарств уходит совершенно другим людям, а не тем, кто остро нуждается в них. И это тоже провоцирует недовольство заключенных.

Адвокат Игорь Кустов убежден, что стихийные бунты, вроде того, что произошел недавно в иркутском СИЗО-1, будут повторяться. Они будут продолжаться до тех пор, пока условия содержания заключенных в следственных изоляторах не станут соответствовать существующим сегодня международным нормам. Пока не изменится психология тюремного начальства, привыкшего только и исключительно к силовым методам "общения" с подследственными и искренне не понимающего, что это за штука такая, "презумпция невиновности"...

ВИТАЛИЙ КАМЫШЕВ


Иркутск


©   "Русская мысль", Париж,
N 4346, 21 декабря 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...