КНИЖНАЯ ПОЛКА

 

ДРУГИЕ ПО ЖИВОМУ СЛЕДУ

Вышедшая недавно в Москве биография поэта Вадима Делоне, известного больше благодаря участию в знаменитой демонстрации на Красной площади против оккупации Чехословакии, имеет настораживающий подзаголовок "Роман в протоколах, письмах и цитатах". Однако никаких свойственных романам поэтических вольностей и фантазий, причиной которых чаще всего бывает недостаточная осведомленность и не доведенная до конца работа исследователя, в книге Юрия Крохина не оказалось. Напротив, в изобилии представлены интереснейшие документы из архивов КГБ, протоколы следствия, выдержки из прессы, воспоминания современников, интервью с друзьями и знакомыми Делоне. Работы там больше чем достаточно: наверное, переписывал от руки, вряд ли в тех местах, где допустили до документов, любезно предоставили в придачу копировальную машину.

Юрий Крохин.
"Души высокая свобода".
Вадим Делоне.

М., "Аграф", 2000.

Юрий Крохин пишет в своем предисловии, что, начав с радио- и телепередач, сначала о Леониде Губанове, затем о Вадиме Делоне, слышал от знакомых такие реплики: "Как ты сумел это пробить? Ведь это же никому сейчас не интересно!" Это верно лишь отчасти; действительно, в головах и сердцах тех, кто сейчас что-то решает от судьбы страны до таких мелочей, как книгопечатание, ничего лишнего: только деньги. Интересы же других просто не принимаются в расчет. А между тем количество потенциальных читателей, по самым скромным подсчетам, значительно превышает грустный двухтысячный тираж книги о Делоне.

Действительно, все, чья молодость попала на эти годы, конец 60-х начало 70-х, прямиком со школьной скамьи утыкались в компромисс, который к этому времени стал тем мучительнее, что ставкой была уже не жизнь, а сравнительно скромный комфорт, и в мыслях часто возвращаются к этой исходной точке. Те годы, правда о них представляют интерес для целого поколения.

"Было бы очень печально, если бы из самой России не раздался этот слабый и отчаянный крик протеста. Исторически было необходимо и это важнее тактических соображений чтобы было сказано "нет" советскому империализму, быть может, в конечном счете решительное "нет" семи человек на Лобном месте окажется весомее, чем равнодушное "да" семидесяти миллионов на "собраниях трудящихся..."

(А.Амальрик, приведено в кн. Ю.Крохина)

В воображении моих ровесников, хотя осознавали суть происходящего из школьников почти никто, из студентов совсем немногие, что уж говорить о практически лишенной подпольной литературы (но отнюдь не здравого смысла) рабочей молодежи, поселилась эта расплывчатая бродячая легенда, появилось ощущение присутствия где-то рядом этого собирательного героя нашего времени под названием "диссидент". Бледные копии стихов, отпечатанных в максимальном количестве экземпляров на папиросной бумаге. "Раздайте плакаты, Владимир Буковский, / Налейте по стопке, поэт Делоне". Какие-то постоянные сумерки, слабо освещенные мертвецким светом серо-зеленоватых вывесок на улице Горького. И это восторженное ощущение сырого, свежего, нового ветра.

И вот об этой эпохе, кажущейся теперь счастливой именно благодаря отваге, посмевшей утвердиться в душе благодаря горстке смельчаков, человек написал книгу, чтобы полузабытое имя поэта не было стерто со страниц памяти.

Из этой биографии узнаешь историю семьи Делоне начиная с занесенной в российские снега врача наполеоновской армии. В ней представлены и круг друзей, и неуютная окружающая среда. И вся короткая и яркая жизнь молодого поэта, оборвавшаяся в изгнании. И подробности печальной истории похорон, когда мэр-коммунист Сент-Женевьев де Буа не дал разрешения похоронить Вадима Делоне на русском кладбище. И последующая история замалчивания не только имени Делоне, но практически всех, кто действительно боролся "за нашу и вашу свободу". Что не удивительно: как пишет Ю.Крохин, ""идеологи и организаторы перестройки" суть те же гебисты и высшие партфункционеры, плоть от плоти большевистской банды, семьдесят с лишним лет гноившей собственный народ".

Подумать только, единственная книга Вадима Делоне в России вышла в 1993г. в Омске. Посмертно. И те, что вышли за границей в 80-е годы, тоже вышли посмертно. Так что Владимир Буковский, чьи воспоминания приведены в этой книге, ошибается, когда пишет:

"Я выбил через своего французского издателя книгу его издали, что было тоже непросто. Как-то уговорили: надо парню помочь! А то как? Поэт, живет в Париже и ни одной книжки не выходило! Все сделали, и Вадик как-то оживился".

Нет, Франция, родина предков, отнеслась к молодому поэту-изгнаннику не хуже и не лучше, чем к собственным детям-поэтам. Жаль, что в приложении не приведено подборки стихов Делоне, как это сделано даже в книгах о таких широко издаваемых и переиздаваемых поэтах, как Мандельштам, Цветаева. Ведь стихов Делоне сейчас практически не достать.

Хочется верить, что книга будет замечена, что автор книги продолжит свою работу, уточнит некоторые неверные данные, вкравшиеся в книгу из-за неточностей памяти друзей и современников Вадима, напишет другие книги, может быть, сделает новые фильмы, чтобы выброшенные из истории имена ее героев заняли положенное им место. И главное что будут изданы и приобретут заслуженную известность книги поэта Делоне. Это нужно не ему, а всем нам.

ГАЛИНА ПОГОЖЕВА


Париж


©   "Русская мысль", Париж,
N 4346, 21 декабря 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...