ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Арлен Блюм

"Зеленый стол и
мертвые кресты..."

К.Вагинов под советской цензурой

Литературная судьба Константина Вагинова сложилась, на первый взгляд, весьма удачно. Начав у Гумилева в "Цехе поэтов", он, по его собственным словам, "состоял почти во всех поэтических объединениях Петрограда". Активное участие принял он в эфемерном "Аббатстве гаеров", "Кольце поэтов", "Звучащей раковине". "Островитянах"; позднее вошел в группу "Обэриу".

В отличие от других обэриутов, практически не увидевших своих "взрослых" произведений в печати, Вагинов опубликовал большую часть из написанного. Прожив ровно 35 лет, он все-таки за 10 лет (1921-1931) успел издать три книги стихов и три романа: "Козлиную песнь", "Труды и дни Свистонова" и "Бамбочаду". Последний роман "Гарпагониана" Вагинов закончил в 1933 г., но сам забрал рукопись из "Издательства писателей в Ленинграде", дабы, по совету Н.С.Тихонова, усилить в нем "социальные" мотивы; преждевременная смерть помешала это сделать. Впрочем, вряд ли "улучшения", если их можно так назвать (скорее они могли повредить), помогли бы изданию романа, поскольку Вагинов в эти годы становится уже немыслим как таковой.

Во-первых, именно в год смерти Вагинова создан был Союз советских писателей и объявлен метод социалистического реализма, в который поэт уж никак не вписывался; во-вторых, не только сам последний роман был бы вычеркнут из издательских планов, но и сам его автор, скорее всего, "вычеркнут" из жизни в наступившие вскоре годы Большого террора. Проживи еще несколько месяцев, он, как следует полагать, непременно подлежал бы "кировскому призыву", когда из Ленинграда в конце 1934 г. были высланы и большей частью уничтожены десятки тысяч "бывших" (все-таки он был сыном жандармского офицера К.А.Вагенгейма). Так или иначе, по словам вдовы поэта Александры Ивановны Вагиновой, вскоре после смерти Вагинова арестована была его мать и выписан "опоздавший" ордер на арест самого поэта.

Достойно удивления, что роман "Бамбочада" и сборник стихотворений "Опыты соединения слов посредством ритма" были изданы в 1931 г., уже после "года великого перелома". В 1933 и 1934 гг. еще увидели свет на страницах "Звезды" и "Литературного современника" немногие его стихи; затем наступает абсолютное замалчивание его имени чуть ли не на полвека. Книги Вагинова становятся своего рода библиофильской легендой, мифом. Вспоминается, что старые завзятые книжники авторитетно утверждали в 60-е годы, что на антикварно-букинистическом рынке "Вагинов практически не находим".

Тем временем живой интерес к Вагинову тончайшему мастеру, своеобычному художнику возник за рубежом. Западные слависты, итальянские преимущественно, публикуют о нем статьи, пишут диссертации (например, Леонардо Палеари, приезжавший в Ленинград в конце 70-х годов, когда нам удалось познакомиться), пытаются кое-что напечатать в "тамиздате"."Бамбочада" переводится на итальянский и издается с предисловием Витторио Страды. В 70-е начале 80-х годов в США выходят репринты его романов. В 1983 г. неоконченную редакцию "Гарпоганианы", сохранившуюся у Н.С.Тихонова, публикует знаменитое славистское издательство "Ардис".

На родине писателя его книги реабилитируются лишь в 90-е годы, когда начинают переиздаваться, а частично публиковаться впервые, его поэтические и прозаические произведения.

Состоявшееся, наконец, знакомство с архивами Главлита (пусть и неполное, поскольку большей частью они уничтожены) позволяет сейчас подтвердить те мрачные предположения, которые в свое время, в 60-е годы, высказывались по поводу цензурной судьбы вагиновских книг. Имя поэта мелькает в цензурных делах постоянно и, разумеется, в крайне неблагоприятном для него контексте. Впервые оно встречается в деле 1923 г. в "политредакторском" отзыве на так и не вышедшую в свет "Антологию молодых авторов", которую собиралось напечатать ленинградское отделение Госиздата РСФСР. Высказав ряд идеологических замечаний по поводу стихотворений Елизаветы Полонской, политредактор (читай цензор на тогдашнем языке) добавляет: "Сомнительны с той же стороны и кое-какие стихи Вагинова не особенно благополучно у него с "обреченной страной" (само собой разумеется это Россия, а почему она кажется Вагинову обреченной неизвестно), и его пессимизм не внушает симпатии:

Вообще поэзия представленных здесь петроградских молодых поэтов пропитана в достаточной мере и мистицизмом, и пессимизмом..."

Крайне тяжело проходили в цензуре все три романа Вагинова, печатавшиеся в 1928-1931 гг. "Козлиная песнь", "Труды и дни Свистонова" и "Бамбочада". Как бы оправдывая свое название ("Козлиная песнь" означает по-гречески трагедию), наиболее драматично сложилась судьба первого романа Вагинова: он вызвал специфический интерес ОГПУ еще на стадии подготовки к отдельному изданию потому, может быть, что это ведомство обратило внимание на журнальный сокращенный вариант романа, напечатанный незадолго до этого "Звездой" (1927, N10; замечу, что с журналом Вагинов был связан теснейшим образом: в N5 за 1929 г. впервые печатался и второй роман Вагинова "Труды и дни Свистонова", N1 за 1933 г. нашла место последняя прижизненная публикация несколько стихотворений из книги "Звукоподобие"). Об этом свидетельствует документ, датируемый 27 мая 1928 г., который был обнаружен в бывшем Ленинградском партийном архиве:

Секретарь Отдела печати обкома оставил ниже такую "Справку": "Рукопись "Козлиная песнь" Вагинова читал тов.Верхотурский. Высказался отрицательно".

Тем не менее, роман вышел в свет в 1928 г., хотя и не в официальном Госиздате РСФСР (ГИЗе), не решившимся поставить на нем свою издательскую марку и тем самым идеологически "скомпрометировать" себя, а в кооперативном издательстве "Прибой". ОГПУ, осуществлявшее полицейскую сверхцензуру, посчитало это серьезным проступком контролеров печати. Оно оповестило Леноблгорлит, что роман им конфискован, и потребовало объяснений от цензоров, напрасно пропустивших этот роман в порядке предварительного контроля. Последние начали оправдываться тем, что, "несмотря на то, что к изданию этой книги у нас было отрицательное отношение, по настоянию Москвы и самого Отдела печати Обкома (тов.Верхотурский) книга была все-таки выпущена".

Окончание статьи: часть 2-я


Санкт-Петербург


©   "Русская мысль", Париж,
N 4300, 13 января 2000 г.

[ 1 / 2 ]

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...      
      [ с 27.01.2000:   ]