ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Илья Сафонов

Тетя Лена
и дом на Плющихе

(Из книги воспоминаний
«Ступени Сафоновской лесенки»)

[Продолжение: часть 3-я. Начало см.: "РМ" N4325 06.07.2000].


Вместе с Ниной Гернет появилась ее сестра Елена; наши отношения с первых же фраз перешли в глубокую дружбу, знаком чего было ее превращение в Тюлю Вторую. Жизнь Гернетов на Плющихе была замечательна атмосферой веселой напряженности, которую создавала Нина Владимировна. Сама она известна как детская писательница, автор множества детских книг, а в описываемые времена много работала в кукольном театре с С.В.Образцовым в качестве сценариста (и сейчас в афише этого театра я вижу ее фамилию в таких спекталях, как "Волшебная лампа Алладина", "Маугли" и др.). Кроме того, из-под ее пера вышло множество детских книжек я особенно Сафоновы вспоминаю так называемые книжки-малышки, размер которых чуть превышал спичечный коробок, а толщина спичку.

Одним из проявлений стремления украсить жизнь дорогих Тюлечке людей были ее подарки и поздравления. Одним из традиционных во все времена подарков была та же бутылка водки. Но она не была банальной покупкой по пути в гости бутылка приобреталась загодя, чтобы с ней можно было усесться вечерком, взять в руки кисть и, не торопясь и приглядываясь к узорам, расписать ее фигурками во фраках и бальных платьях, гирляндами цветов, восклицательными знаками, поздравительными текстами и другими знаками душевного расположения. Бывало, что написанное на бумажке поздравление крепилось к горлышку бутылки, как аптечный рецепт. Писались также шутливые поздравительные стихи. Когда в быт советских граждан были введены денежно-вещевые лотереи, Тюля принялась покупать лотерейные билеты, каждый из которых она метила именами своих героев. Число избранников зависело прежде всего от толщины Тюлиного кошелька, и в благополучные дни доходило до несколько десятков. Вес персонажа в Тюлином сердце на данный момент отражался числом помеченных его именем билетов. Называлось это "операция Ща" имелось в виду Щастье, которым будут одарены ничего об этом не подозревавшие владельцы билетов. Меченные билеты вылеживались в одной из многочисленных Тюлиных захоронок и ждали розыгрыша. Наконец выходила газета с данными последнего тиража, и Тюля усаживалась за проверку билетов. И представьте себе, адресатам "операции Ща" случалось выигрывать, и бывало, что им доставались не такие пустяки, как, скажем, парфюмерный набор или просто 3 рэ. Так, например, Иосиф Бродский оказался счастливцем, которому "операция Ща" принесла радиоприемник "Рекорд". Следующим адресатом крупного выигрыша был я, и мне достался не какой-нибудь несчастный "Рекорд" мотоцикл "ИЖ-Юпитер" за целую тысячу рублей. Этот выигрыш был так велик по тому времени (дело было в конце 1970 г.) и моему тогдашнему бедственному положению, что, отыскав свой номер в таблице тиража, я не поверил глазам и, придя домой, попросил тетю Аню и Олю проверить еще раз. Нет, ошибки не было: я действительно выиграл его, этот мотоцикл. Конечно, выигрыш был получен деньгами, пущенными потом на нужды текущего момента: покупку шубы и лыж для дочери Маши, стиральной машины на Плющиху и телевизора "Юность" в нашу однокомнатную квартирку в Алешкине, где мы в то время жили с Милой и Васей. Кроме того, мне удалось расплатиться с долгами, повисшими на мне после защиты кандидатской диссертации: расплата со стенографистками и другие мелочи подорвали мой бюджет, а дежурный банкет в ресторане доконал его окончательно. Остаток полученных за мотоцикл денег был прокучен с друзьями в ресторане "Метрополь".

Итак, еще один наш частый гость Б.М.Эрбштейн, постоянно появлявшийся в Москве из мест своих высылок. В него Тюля была влюблена глубоко и безнадежно, но я бы не сказал "тайно". Я часто слышал, как она, сидя за работой, вдруг задумчиво и негромко произносит: "Борис..." Я не то, чтобы понимал, но уж во всяком случае не осуждал Тюлино увлечение: Борис Михайлович действительно был блестящий человек, который мог нравиться сколь угодно глубоко и сильно. Думаю, что художником он был в самом широком смысле творческая энергия переполняла его. Случись ему стать не художником, а актером, режиссером или кем угодно еще он и там был бы хорош. Все, что он делал, исполнялось с высочайшим каким-то очень молодым темпераментом и артистизмом. В свое время он работал художником в театре Мейерхольда и, наверное, был принят туда не просто так. Позже он и поплатился за это сотрудничество годами высылок и лагерей, пыткой работы в почти самодеятельных периферийных театрах.

Долгие годы Тюля сотрудничала с Борисом Робертовичем Эрдманом в качестве его ассистента. Она помогала ему во множестве театральных работ во МХАТе (в частности, была автором костюмов мхатовского спектакля "Мария Стюарт", пережившего более сотни постановок), в Большом, в театрах других городов. Также в качестве художника по костюму она работала в Театре Киноактера вместе с Эрастом Павловичем Гариным нашумевший тогда спектакль "Двенадцать стульев" вышел при ее участии. В 50-х Елена Васильевна была штатным художником Драматического театра им. Станиславского и выпустила там несколько спектаклей.

Последнее время, когда Елена Васильевна уже была свободна от обязательной службы, она увлеклась изготовлением бус из специально сделанной массы. "Бусельное" производство постепенно расширилось и на какой-то период стало для Плющихи почти профильным Тюлечкины бусы украсили многих москвичек отчасти благодаря их достаточно условной стоимости, но главным образом из-за штучности и глубокой персонификации производства: каждый экземпляр задумывался и готовился с учетом личности заказчика цветовых предпочтений, общего колорита, стиля и проч. Популярность Тюлечкиных изделий у знакомых, друзей знакомых круг легко расширялся оказалась высокой, а спрос постоянным, так что бусы во всех фазах технологического процесса их изготовления заполонили квартиру, а все мы так или иначе оказались вовлечены в этот процесс. На мне, например, лежала обязанность поддерживать в состоянии постоянной готовности достаточное количество массы, из которой вылепливались заготовки для бусин, т.е. закупать обязательно рижский хлеб, клей БФ и олифу, многократно перемалывать все это на мясорубке, добиваясь особенной однородности массы. Собственно художественный процесс шел обычно глубокими вечерами если не сказать ночью, под неторопливое обсуждение злобы дня. Макет бус подвергался всеобщему обсуждению, и, бывало, чьи-то советы принимались Тюлей в дело. На разных многолюдных собраниях случалось заметить экземпляры сделанных ею бус, да и сегодня нет-нет, а встретишь где-нибудь в гостях даму, которая говорит: "Когда я узнала, что вы придете, я специально одела бусы, сделанные для меня Тюлечкой полюбуйтесь!" и я ими действительно любуюсь.

Лидия Васильевна Чага, дружившая с Еленой Васильевной на протяжении сорока лет, вспоминала о ней:

Удивительно, как точно по настроению вспомнились Чаге эти слова друга Елены Васильевны, как идут они к просторному и покойному душевному строю Тюлечки!

Уместно вспомнить слова известнейшего искусствоведа Николая Ивановича Харджиева, сказанные им к вечеру памяти Елены Васильевны в 1981 г.; вот они:

Целиком соглашаясь с характеристиками Н.И.Харджиева, в качестве подкрепления им приведу слова Корнея Ивановича Чуковского, книгу которого "Айболит" оформила Елена Васильевна. Среди его писем к Елене Васильевне есть, в частности, такое:

       "Дорогая Е.В.
        Вы так чудесно пишете письма, что дико, почему Вы не сочиняете романов, Лихов, Мойдодыров. Давайте напишем продолжение Айболита вдвоем!
        Хотя я был и не прав во всех моих нападках на Вас
(причиной "нападок" Корнея Ивановича в предыдущем письме были некоторые недоразумения со сроками представления Еленой Васильевной готовой работы. И.С.), я рад, что сделал их. Это дало мне возможность получить от Вас прелестный образец художественной прозы. (Рудакову* такого письма никогда не написать!)
        1-го апреля я именинник. Сделайте старцу презент: приготовьте айболитные рисунки. Кстати об изящном
(несомненный отклик на неизвестное нам письмо Елены Васильевны. И.С.): а знаете ли Вы, что преподобный Аввакум называл себя "изящный страдалец"!
               Ваш К.Ч."

Продолжение см.: "РМ" N 4328 за 27.07.2000.



Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4327, 20 июля 2000 г.



ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

Книжные обозрения, рецензии на книги

ежедневно читайте на сервере ПОЛЕ.ру


    ...   ... 
[ В Интернете вып. с 21.07.2000 ]