СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

ТЕМПЕРАТУРА ГЛАСНОСТИ

Заметки старого боевого коня


    В пьесе Артура Миллера "Цена" один из братьев говорит другому: "Тебе не удастся повеситься на воротах моего дома вечным укором моей совести". Нечто подобное невольно испытываю я, глядя в прямом эфире на Евгения Алексеевича Киселева - руководителя канала НТВ.
    За последние несколько месяцев судьба Владимира Гусинского, холдинга "Медиа-Мост", телекомпании НТВ стала символической. Очевидное, не больно-то и скрываемое раздражение власти, отдавшей команду "фас", умноженное бесцеремонностью, непрофессионализмом и всегдашней неуклюжестью контрольно-репрессивных органов, время от времени вызывает взрыв отрицательных реакций на действия государственных органов. Но пренебрегать нюансами и видеть мир только в его черно-белом варианте - свойство искони и типично российское, поэтому и нападающие, и защитники не утруждают себя попытками разобраться в природе и деталях этой показательной истории.
    И я неоднократно, сознательно избегая углубляться в дебри, а чаще повинуясь инстинкту, как боевой конь при звуке военной трубы, бросался на баррикады свободы слова, поднимал голос, писал и подписывал, а значит, вышесказанное относится и ко мне. Но труба все зовет и зовет, у боевого коня возникает потребность разобраться в хитросплетениях побудительной мелодии. Невольно начинаешь задавать себе вопросы.
    Вопрос первый: являются ли наезды прокуратуры, РУБОПов, налоговиков на "Медиа-Мост" и отдельные его опоры посягательством на свободу слова?
    Ответ мне самому бескомпромиссно ясен: да, безусловно. Они отражают системное наступление на свободу слова, предпринятое президентской администрацией, озабоченной строительством властной вертикали, в том числе и в информационной сфере. Не буду углубляться: большая часть моих заметок под рубрикой "Температура гласности" и была посвящена отдельным эпизодам этого "государственного строительства".
    Вопрос второй: давали ли в принципе структуры "Медиа-Моста" повод для проверки их деятельности, т.е. всегда ли их деятельность была стопроцентно законной и финансово безупречной?
    Однозначного ответа на этот вопрос у меня нет. Даже отбросив навязшие на зубах соображения вроде того, что "ни одно из крупных состояний в период первоначального накопления..." или что "нет дыма без огня...", не могу полностью отринуть не вчера появившиеся сомнения. Я был председателем комиссии РФ по лицензированию, потом заместителем председателя аналогичной комиссии при Федеральной службе по теелвидению и радиовещанию, и я точно знаю, что лицензия на полное распоряжение 4?м телевизионным каналом была получена не законным путем (через комиссию, на основе конкурса), а революционным (через президентский указ).
    Я не знаю, была ли база данных, которую выкинули на информационный рынок под названием "База данных службы безопасности Медиа-Моста" (объемом в 20 тысяч машинописных страниц) собрана действительно этой службой или это очередная провокация спецслужб. Содержащиеся в этой базе мерзости, собранные путем подслушивания и наружного наблюдения за частной жизнью граждан, - продукт очевидного беззакония. Те, кто штурмовал офисы "Медиа-Моста", ответить на вопрос, кто же их собирал, не удосужились, но ведь и обвиненная в несанкционированном вмешательстве в жизнь десятков людей служба не озаботилась провести собственное расследование, а СМИ холдинга - сообщить общественности его результаты. А ведь служба, говорят, достаточно мощная, а СМИ - самые авторитетные и самые демократичные... Но - тишина. А вопрос, как забытый дорожный знак, все стоит.
    Вопрос третий: что там случилось у "Моста" с "Газпромом"? Так сказать, кто у кого дубинку украл? Насколько я понимаю, запустив несколько лет назад сразу два весьма затратоемких и амбициозных медиапроекта - "НТВ плюс" и ТНТ, холдинг, просчитался, дефолт ударил по проектам, и проекты получили пробоину в районе ватерлинии. Срочно понадобился финансовый пластырь для борьбы за плавучесть - и все это довольно объяснимо и извинительно. Тогда почему бы мне не сказать этого, сделав ситуацию по-человечески понятной? Никто не озаботился. Не потому ли, что не хотелось разменивать на подробности репутацию преследуемых? Раз в конечном счете это тоже наступление на свободу (а, как я уже говорил, так оно и есть) - это мы и объясним своим зрителям и слушателям. Зачем им ненужные детали?
    Вопрос четвертый. Я восхищаюсь Гусинским. Вынужденный под нажимом министра Лесина подписать газпромовский протокол, он ухитрился сохранить вещественные доказательства этого нажима и обнародовал их. Но я восхищаюсь его ловкостью и самообладанием, которые в этих его действиях явлены, а вовсе не приверженностью его к свободе слова, которая тут вовсе ни при чем. В конце концов борьба за собственность - это тоже борьба за свободу. Только свободы тут разные. Зачем в комментариях подменять понятия? Не знаю.
    Наконец вопрос пятый. Из комментариев грамотных юристов я уяснил, что статья закона об акционерных обществах, по которой сегодня районная инспекция предъявляет требование объявить НТВ банкротом, - статья идиотская, нелепая, по ней можно объявить банкротом любого, включая всю Российскую Федерацию. И я задаю вопрос: НТВ, любимый мой собеседник, где ж ты был раньше, цепной пес защиты моих гражданских прав? Что же ты не бил в набат, пробуждая во мне законную тревогу, пока жареный петух не клюнул этой статьей тебя лично? Ты за кого? За меня или только за себя?
    Я включаю телевизор, привычно установленный на кнопке четвертого канала и вижу (на мой вкус, чрезмерно часто) руководителя НТВ и главного его журналиста Евгения Алексеевича Киселева. Я смотрю его "Итоги", которые вечно сдвигают в ночь объявленную программу передач, слушаю его речь с паузами, исполненными библейской значительности и пророческой весомости, и у меня в памяти возникает "несвоевременная мысль" моего любимого Леца: "Люди, чтимые как божества, со временем действительно теряют человеческий облик". И я, и мне подобные со своим искренним желанием отбить очередную атаку власти на НТВ чувствуем себя бесполезными и ненужными: все наши предпринимаемые сегодня и возможные завтра усилия НТВ расценивает не иначе как усилия любителей в разборке профессионалов при решении властных проблем.
    Проблема НТВ - важная, значимая, символическая, но лишь часть общей проблемы, с которой сталкиваются сегодня сотни их коллег по всей России, разбивая об нее лбы, носы и сердца. И решая ее, надо быть с нами по возможности честными и не считать за дураков. Если на НТВ этого не поймут, они не только потерпят личное поражение в разборках с властью - они заметно понизят общий уровень гласности в стране, для которой это понижение грозит стать фатальным.
    И, если даже Евгений Киселев не может понять этого как человек, он обязан как профессионал вычислить: нельзя добиться сочувствия даже от своих преданных зрителей, если на сообщение "Киселев сломал ногу!" полстраны будет откликаться вопросом: "Кому?"
    Я люблю НТВ. И не хочу, чтобы мне было неловко эту компанию защищать... И смотреть.

АЛЕКСЕЙ СИМОНОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4347, 4 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...