МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Сербия: Победа демократов


    23 декабря в Сербии прошли парламентские выборы, которые принесли "Сербской демократической оппозиции" (СДО) абсолютное большинство в Скупщине: 178 из 250 мандатов. Сербская социалистическая партия Милошевича, раньше располагавшая абсолютным большинством, отныне будет иметь лишь около 40 депутатов. Правда, она может рассчитывать на поддержку ультранационалистов Воислава Шешеля и еще одной крайне националистической группировки, Сербской партии единства, впервые преодолевшей 5-процентный барьер. Вероятно, к "национал-патриотам" отхлынула часть тех, кто еще недавно голосовал за социалистов (т.е. коммунистов).
    Президент Югославии Воислав Коштуница в ночь на 24 декабря заявил в телевизионном выступлении: "В ближайшие дни у нас будет правительство, имеющее возможность создать демократические учреждения и социально ориентированную рыночную экономику". А будущий премьер-министр Зоран Джинджич, возглавляющий Демократическую партию, самую крупную в СДО, прибавил: "Это правительство будет вести борьбу ради народа, а не ради себя самого. После 12 лет изоляции мы должны найти средства, чтобы обеспечить нормальную жизнь, подготовить нашу экономику к участию в международной конкуренции, установить гласное управление страной, бороться с коррупцией и интегрироваться в Европу".
Премьер-министр Сербии Зоран Джинджич (слева) и президент Югославии Воислав Коштуница.
Премьер-министр Сербии Зоран Джинджич (слева) и президент Югославии Воислав Коштуница.

    По конституции, исполнительную власть в Сербии возглавляет президент республики - этот пост по-прежнему занимает сторонник Милошевича Милан Милутинович. Однако в руках премьер-министра сосредоточена реальная власть.
    Среди членов нового кабинета - правозащитник Градомир Налич, получивший пост министра внутренних дел. Объясняя в интервью парижской газете "Либерасьон", почему он принял этот пост и каковы его замыслы, Налич, в частности, сказал: "Это другой способ продолжать борьбу за закон и право, которую я вел с 1991 г. в оппозиции. Меня достаточно часто избивали, чтобы я вполне конкретно понимал, что такое права человека перед лицом полиции. В кабинете Коштуницы я занимался делами перемещенных лиц - косовских сербов и албанцев. (...) Многие близкие мне люди предостерегали меня от этой опасной работы. Но разве менее опасно было бороться за права человека при Милошевиче, когда против меня были все силы МВД? Теперь я надеюсь, что значительная их часть, все нормальные и честные полицейские, будут со мной. (...) Гражданину следует знать, что он может и, главное, должен подавать жалобу, если его оскорбили или избили полицейские, и что санкции будут приняты. Это одинаково касается сербов, албанцев и любых других граждан Сербии. То, как в стране обращаются с меньшинствами, - показатель демократии. Пора кончать с ненавистью и презрением".
    На жгучий вопрос, что будет с тайной полицией и возглавляющим ее Раде Марковичем (которого обвиняют в причастности к убийствам ряда оппозиционеров), Налич заявил, что, как только приступит к исполнению своих обязаннстей, снимет Марковича и откроет следствие по его делу и по делам его предшественников. При этом, подчеркнул он, всякого будут судить за его личную конкретную вину - речь не идет о массовом преследовании всех, кто служил при Милошевиче. Секретные же службы "должны заниматься охраной государства, а не шпионить за гражданами и терроризировать их". Одна из срочных задач, которые он ставит своему министерству, - не дать "людям старого режима" уничтожить доказательства их злодеяний, военных преступлений, коррупции, связей с мафией.
    Перед новым сербским правительством стоят нелегкие задачи. Ему предстоит определить и незамедлительно проводить в жизнь такую экономическую и социальную политику, чтобы население могло ощутить реальное повышение жизненного уровня. Ему предстоит очистить государственный аппарат от заполняющих его сторонников Милошевича, но в то же время суметь отсеять плевелы от зерна, не превращая очищение в "великую чистку".
    Самым трудным вопросом, конечно, остается Косово, ибо тут правительство обладает наименьшей поддержкой как сербов, так и, тем более, албанцев. Албанское население Косова бойкотировало выборы в сербскую Скупщину. На юге Сербии продолжаются албанские террористические акты. Численность действующей здесь "Армии освобождения Прешева, Медвеи и Буяноваца" достигает, по данным Белграда, 1600 человек. Это не так много, но они базируются в нейтральной полосе шириной 5 и длиной 95 километров, куда запрещен доступ югославской армии и полиции, а КФОР (международные силы поддержания мира в Косове) относится к ним по меньшей мере пассивно. Новый премьер-министр в интервью "Шпигелю" накануне Нового года дал КФОРу 20 дней на урегулирование кризиса. Сербы рассчитывают скорее на репрессии, чем на попытки справиться с терроризмом путем предоставления Косову широкой автономии. Да и косовские албанцы, даже умеренные, сегодня, похоже, не удовлетворятся этой широкой автономией. Косовский вопрос висит в воздухе, и от того, удастся ли сербскому правительству и парламенту найти пути его решения, может зависеть вся судьба демократии в Сербии.
    Премьер-министр Сербии Зоран Джинджич и президент Югославии Воислав Коштуница, по мнению международных и югославских наблюдателей, несмотря на их союз в рядах СДО (коалиции весьма широкой и раньше или позже обреченной на раскол), уже оказываются соперниками. 56-летний Коштуница, по его собственным словам, "патриот, но сначала демократ", обладает меньшей реальной властью, зато, по последним опросам, пользуется поддержкой 90% населения. 47-летний Джинджич, философ по образованию, бизнесмен, прагматик, держит рычаги власти. Они уже расходятся по ряду вопросов: например, Джинджич поддерживает стремление Черногории отделиться от федерации (то есть ликвидировать ее... вместе с постом президента).
    В Черногории же в конце года произошел раскол правящей коалиции. 28 декабря правительство внесло предложение провести на территории Сербии и Черногории референдум о превращении федерации в конфедерацию - "союз двух независимых государств". Народная партия (сторонники нынешней федерации) в знак протеста вышла из коалиции. Правительству остается рассчитывать на поддержку Черногорского либерального союза - малой партии сторонников независимости.

«РМ»


Париж


©   "Русская мысль", Париж,
N 4347, 4 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...