МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Израиль в конце года и десятилетия

Промежуточные итоги


    Жизнь в Израиле середины 80-х теперь может показаться чуть ли не идиллической: на "территориях" царило почти полное спокойствие, ООП потерпела сокрушительное поражение в Ливане, "Хамас" был еще молод и почти безобиден, ливанская кампания закончилась установлением "пояса безопасности", так что израильскую границу прикрывали преимущественно не израильские солдаты, а бойцы христианской Армии Юга Ливана.
Израильский солдат бросает гранату в бойцов Иинтифады близ Хеврона.
Израильский солдат бросает гранату в бойцов Иинтифады близ Хеврона.

    Израильские политики, и левые, и правые, понимали, что бесконечно долго сохранять контроль над "территориями", население которых должно было в обозримом будущем превысить население Израиля, не удастся и лучше искать выход заранее. Но и простого способа разрешить существующие острейшие противоречия никто не видел. Так в 1989 г. возникли мирные инициативы коалиционного кабинета Ицхака Шамира, явно ориентированные на многолетний процесс приучения палестинцев к мирному сосуществованию с Израилем: предполагалось постепенно развивать местное арабское самоуправление, снять ряд административных ограничений и т.д.
    Но уже началась первая "интифада", и довольно мирное арабское население "территорий", много лет отвергавшее попытки ООП развернуть партизанские действия, стало на глазах становиться все воинственней.
    Развитие "интифады" подвигло левых политиков ускорить процесс, который принципиально был рассчитан на очень длительный срок, на выращивание новой арабской политической элиты, не связанной с организациями, уже вовлеченными в военное противостояние с Израилем. Ускорение автоматически означало смену парадигмы кабинет Ицхака Рабина согласился счесть ООП партнером по "мирному процессу". Более того, в 1993 г. в Осло он договорился о конкретных сроках, в которые должны быть разрешены все спорные вопросы и создано полноценное государство Палестина.
    С самого начала концепция Осло (удостоившаяся Нобелевской премии мира) выглядела чрезмерно оптимистической. Во-первых, противоречия были действительно очень серьезны. Практически все арабы были уверены, что Израиль вообще не имеет права на существование и какую бы то ни было территорию, в то время как евреи не допускали и мысли о возврате даже к границам 1967 г., хорошо помня, как жилось в этих насквозь простреливаемых границах. Израиль не мог допустить возвращения в страну миллионов беженцев, выросших в асоциальной среде беженских лагерей и воспитанных в ненависти к Израилю: это автоматически означало бы новую тотальную войну. И, наконец, для обеих сторон принципиальное религиозное значение имел (и имеет) вопрос суверенитета над Иерусалимом и его святыми местами.
    Во-вторых, ООП имела дурную репутацию и лишь подкрепляла ее, выдвигая необходимым условием "мирного процесса" освобождение из тюрем всех "политзаключенных" вплоть до явных террористов. В дальнейшем ООП, преобразовавшись в администрацию Палестинской автономии, систематически нарушала все договоренности, а арабские организации, продолжавшие вооруженную борьбу с Израилем (включая террор), ограничивала только тем, чтобы они не создавали конкуренции власти Арафата.
    Израильские правые критиковали так организованный "мирный процесс" как капитулянтство, но, придя к власти (кабинет Нетаньяху), сами же его и продолжили, хотя немного медленнее. Остановить "процесс" было уже невозможно: израильтяне устали от практически перманентной войны, а США продолжали оказывать давление на Израиль. Правые всё повторяли, что нельзя идти на уступки в ответ на насилие, и так и поступали: каждый теракт "Хамаса" вызывал санкции против автономии, и Арафат в конце концов вынужден был слегка прижать "Хамас". Кроме того, они не считали себя скованными сроками, установленными в Осло, и готовы были ждать, пока Арафат или его преемники не окажутся более договороспособными.
    Трудно сказать, эффективной ли оказалась бы эта политика, но кабинет Нетаньяху в 1999 г. пал, а сменивший его кабинет Барака снова резко ускорил "мирный процесс". Барак вывел войска из Ливана, готов был отдать Сирии Голанские высоты (и не отдал только из-за полной неготовности Сирии к осмысленным переговорам), в отношениях с палестинцами выбрал путь быстрого отхода к максимальным уступкам, вплоть до раздела Иерусалима. Если бы не пришлось прервать переговоры из-за начала "интифады аль-Акса", Барак, наверное, уже подписал бы мир на условиях типа нынешнего "плана Клинтона", в целом одобренного кабинетом 28 декабря. Э.Барак выражал и выражает готовность примерно половины израильского общества отдать палестинцам все что угодно в надежде, что полное удовлетворение территориальных требований заставит Арафата перейти к действительно мирному сосуществованию с Израилем.
В этом микроавтобусе вблизи поселения Офра были убиты 39-летний раввин Биньямин Кахане и его жена Талия
В этом микроавтобусе вблизи поселения Офра были убиты 39-летний раввин Биньямин Кахане и его жена Талия.

    Нельзя сказать, что эта надежда совсем ни на чем не основана: палестинцы тоже предпочитают мирную жизнь, да и Арафату хочется успеть побыть главой настоящего государства, а не какой-то автономии. Однако новая "интифада", начатая Арафатом, чтобы "дожать" Барака (а "дружное" начало не оставляло сомнений в хорошей подготовке), показала не всем, конечно, что мир типа "плана Клинтона" нереален.
    Представим, что Бараку удалось не только сторговаться с Арафатом, но и путем чрезвычайных (и трудно вообразимых) политических усилий ратифицировать такой договор. По нему Израиль практически везде отступает к границам 1967 г., так что в узких местах страна становится уже 20 километров. Большая часть еврейских поселений на "территориях" эвакуируется (делать это придется насильно и хорошо, если без перестрелок), остальные аннексируются вместе с дорогами "на материк", но уж эти фрагменты территории будут просто везде простреливаться насквозь. В Иерусалиме палестинцам отходят все или почти все мусульманские кварталы и Храмовая гора, так что граница будет проходить прямо между домами, особенно в центральных районах. При этом в Палестину, хоть все-таки не в Израиль, вернутся около 3,7 млн. жителей беженских лагерей (Ливан, Сирия и другие арабские страны, уже более 30 лет отказывающие беженцам в натурализации, их просто изгонят). Что будет дальше?
    Подобная ситуация уже была в новейшей израильской истории между 1949 и 1967 гг., когда близ границы обстрелы и бои были повседневной нормой. Только тогда непосредственно в пограничной зоне жили относительно немногие, в том числе и в Иерусалиме, а теперь в этом положении окажутся десятки тысяч людей. А главное, тогда соседом Израиля было довольно стабильное и очень консервативное Хашимитское королевство Иордания, а теперь им станет до крайности нестабильное и агрессивное государство Палестина.
    Поведение даже умеренных палестинских политиков в последние годы, во время "мирного процесса", не внушает ни малейшего оптимизма. Да, произнесен с большим трудом официальный отказ от политики уничтожения Израиля, но этот отказ не усвоен ни влиятельной вооруженной оппозицией, ни так называемой "улицей". Арафат же не может (или не хочет) всерьез осудить экстремистов. Активная часть палестинцев настроена крайне воинственно, и нет никаких оснований полагать, что эта воинственность уменьшится после подписания мира, который уже сейчас заведомо отвергает все руководство "интифады". А когда вернется хотя бы часть беженцев...
    Западные политики верят в великую силу денег, но денег им не хватит на то, чтобы умиротворить палестинцев в ближайшие годы; на самом деле деньги для этого вообще не главное. Надо думать, с течением времени не лет, а десятилетий при благоприятном ходе событий жить рядом с границей стало бы безопасно. Но неизбежная вялотекущая пограничная война перейдет в фазу крупномасштабных боевых действий гораздо быстрее.
    Проблема в том, что этого не хочет понимать не только торопящийся стать миротворцем Клинтон, но и большая часть населения Израиля, надеющаяся отсидеться "в тылу". Именно эта часть граждан, а не идейные сторонники лозунга "лишь бы не было войны", и составляет основную опору израильских левых.
    Да, сейчас центристские партии отвернулись от Барака, он явно отстает по рейтингам от Ариэля Шарона, но преимущество последнего не гарантировано, а противники "плана Клинтона" не образуют устойчивого большинства в обществе. Значит, у Э.Барака есть еще шанс и сохранить власть, и привести Израиль к такому миру, что после него воистину "камня на камне не останется": либо вскорости начнется новая крупномасштабная война, либо евреи окончательно махнут рукой на свое государство и снова рассеются по миру.

АЛЕКСАНДР ВЕРХОВСКИЙ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4347, 4 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...