СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Путин вспомнил об экономике...

...и поручил правительству увеличить темпы промышленного роста


3 января Владимир Путин провел в Кремле совещание по вопросам экономической политики. На беседу с президентом были приглашены Михаил Касьянов, Александр Волошин, Алексей Кудрин, Виктор Геращенко, Андрей Илларионов. Глава государства поручил правительству разработать программу, которая позволила бы увеличить темпы экономического роста в 2001 г. по сравнению с нынешним официальным прогнозом (4% от ВВП). В тот же день Путин встретился с министром путей сообщения Николаем Аксененко, обсудив с ним планы реформирования железнодорожной отрасли.
Стремление президента в первый рабочий день нового года продемонстрировать свое особое внимание к экономике отнюдь не случайно. Путина не раз упрекали в том, что 2000-й оказался годом упущенных возможностей: за многочисленными войнами с оппонентами исполнительная власть не смогла уделить экономическим реформам серьезного внимания, поэтому хотя бы в 2001-м следует перейти от слов к делу. Другим показателем неблагополучия российской экономики остается ее зависимость от конъюнктуры на мировых рынках энергоносителей: дамоклов меч возможного падения цен на нефть порождает постоянные споры о том, сможет ли кабинет министров исполнить бюджет-2001 в полном объеме.
Однако, насколько можно судить, 3 января речь шла не столько о серьезных реформах, сколько об увеличении темпов экономического роста. Эта цель рациональна, и спорить с ней не приходится, но довольно странно, если об эффективности работы правительства президент будет судить только по этому показателю. Бесспорно, создать условия для увеличения объемов производства одна из ключевых задач правительства (наряду с исполнением бюджета, своевременными выплатами зарплат и пенсий, снижением инфляции, созданием благоприятного инвестиционного климата). Но сосредотачивать все усилия только на достижении промышленного роста вряд ли обоснованно.
Уместно напомнить об опыте 1997-1998 гг., когда, решая вполне благородную задачу погашения долгов по зарплатам и пенсиям, кабинет министров предпринял серию экстраординарных шагов например, направил на текущие бюджетные нужды доходы от приватизации. Августовский кризис показал, что исполнительная власть забыла о своей главной задаче: модернизировать экономику, приспособить ее к меняющимся внешним условиям, обеспечить конкурентоспособность отечественной продукции. Понятно, что этого не добиться без структурной перестройки экономики, снижения ее зависимости от нефтедолларовой "иглы", сокращения удельного веса поступлений от экспорта сырья в национальном доходе страны. В долгосрочной перспективе это значительно важнее, нежели способность "нарисовать" красивые, но подчас лишенные стратегического смысла цифры экономического роста.
Другим ключевым направлением экономической политики обещает стать реформа естественных монополий. Но цели, которыми будет руководствоваться правительство в отношении естественных монополий, пока еще не заявлены. Перед кабинетом министров могут быть поставлены как сугубо экономические (повышение эффективности реформируемых отраслей), так и чисто политические задачи укрепление госконтроля над монополиями. Не исключен и компромиссный сценарий, при котором реформы будут поручены самим монополистам и приведут к усилению позиций их нынешних менеджеров. Перечисленные цели плохо совместимы между собой, а окончательного выбора в пользу какой-либо из них Кремль еще не сделал.

КОНСТАНТИН СИМОНОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4348, 11 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...