РОССИЯ СЕГОДНЯ

 

Калужское УФСБ против Игоря Сутягина

9 января начинается суд над российским ученым, обвиняемым в шпионаже


От этого судебного процесса вряд ли стоит ожидать торжества правосудия. Начнем с того, что он будет закрытым, потому что подсудимый обвиняется в "шпионаже в пользу Соединенных Штатов Америки". На этот раз за решеткой старший научный сотрудник Института США и Канады Игорь Сутягин, арестованный в октябре 1999 года. В самом начале следствия молодого ученого пытались обвинить в проведении опроса среди российских экспертов по проблемам безопасности и в получении за эту работу денег от министерства обороны Канады. Обыск по "шпионскому" делу ФСБ провело в квартире американского эколога, с которым Сутягин встречался накануне своего ареста. Ни у него, ни у Сутягина следователям не удалось найти никаких секретных документов, которые могли бы лечь в основу обвинения российского ученого в шпионской деятельности. Тем более что, как заявил директор Института США и Канады Сергей Рогов, "институт не ведет работу с материалами, представляющими государственную тайну. Все наши исследования основываются только на открытых источниках".
По мнению адвокатов Сутягина, в деле нет состава преступления. Ученому инкриминируют, например, сотрудничество с западной консалтинговой фирмой, которая продолжает благополучно работать в Москве, и ее деятельность пока никто не объявил шпионской.
В письме, присланном родителям из тюрьмы, Игорь Сутягин пишет: "Если раньше я лишь предполагал, что это дело на сто процентов дутое и не основанное на сколько-нибудь достоверных доказательствах, то сейчас я все более и более убеждаюсь, что доказательств вообще чего бы то ни было у следствия нет вовсе. Я, может, и назвал бы его мыльным пузырем, но пузырь совершенен по своей форме и блестящ по внешности, рожденное же в недрах УФСБ дело хоть и не имеет материального наполнения, но, в отличие от пузыря, имеет довольно корявый внешний вид (в плане формы) и обезображено наляпанными там и сям плеснево-грязными пятнами признаков вопиющего непрофессионализма".
Первое заседания суда было назначено на 26 декабря прошлого года. На следующий день по калужскому телевидению был показан Игорь Сутягин, сидящий в клетке подсудимого в зале суда. Комментарий за кадром не оставлял сомнений: ученый признался в своей шпионской деятельности. Как рассказал адвокат Владимир Васильцов, до начала заседания в зал вошла женщина-капитан ФСБ с видеокамерой, объяснив, что она должна произвести оперативную съемку. Потом начался процесс, на котором было заявлено ходатайство защиты о переносе заседания, и Васильцов не успел выразить протест по поводу "фээсбэшной видеосъемки". В тот же день агентство ИТАР-ТАСС со ссылкой на ФСБ сообщило, что "Сутягин имел доступ к закрытым сведениям о структуре и оперативной деятельности стратегических ядерных сил, системах боевого управления и связи."
Подобную информацию, противоречащую всем понятиям о презумпции невиновности, следует рассматривать как артиллерийскую подготовку перед сражением, провальным с точки зрения истинного правосудия. Тем не менее сегодня никто не берется предсказать решение суда.

З.С.


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4348, 11 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...