МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Израиль: "Есть вещи поважнее, чем мир"


8 января, на 103-й день "интифады", представители Палестинской автономии после долгих переговоров и колебаний отвергли "план Клинтона". Как и предполагало большинство наблюдателей, до 20 января, до ухода Клинтона, договориться не удастся. Новому же американскому президенту долго еще будет не до ближневосточного урегулирования.
Ясир Арафат отказался от предложенных ему решений (см. "РМ" *4347), которые оставляли Израилю подземную часть Храмовой горы, где находятся остатки Иерусалимского храма и, по преданию, Ковчег Завета, и отвергали право возврата палестинских беженцев и их потомков на территорию Израиля. Весь арабский мир, как это только что было заявлено на встрече глав государств и правительств Лиги арабских стран в Каире, не может поступиться ни Храмовой горой в целом, ни правом беженцев 1948-1949 гг. вернуться внутрь "зеленой линии". Арафату и его не слишком религиозному окружению не так уж важны подземелья Храмовой горы, а возврат миллионов беженцев грозит будущей Палестине тяжелейшим кризисом, но пойти против традиционных арабских требований Арафат не в силах.
Американцы исходили из довольно разумного соображения: чтобы прийти к миру, сторонам нужно пойти на уступки, симметричные не в смысле прагматических расчетов, а в смысле ущемления принципов, основополагающих для национальной идеи. Мир требует больших жертв, и надо просто обеспечить равенство в этих жертвах. Но выяснилось, что обе стороны именно "отвлеченными материями" и не готовы пожертвовать ради мира. А раз так, война будет продолжаться.
Продолжаться будут и переговоры. Арафат понимает, что без переговоров не будет у него никакого государства. Для Барака же их успешный ход единственный козырь на предстоящих выборах. Поэтому обе стороны до последнего делали и, надо полагать, будут и дальше делать более или менее оптимистические заявления, называть категорические возражения "поправками", строить планы новых встреч и т.д. и т.п.
На фоне псевдопереговоров усиливается военное противостояние. Оно выражается не в перестрелках, составляющих лишь фон. Ударная тактика израильтян отстрел командиров противника, прямо причастных к организации и проведению нападений. Убийство подрывников или командиров вооруженных партизан есть акт войны, а не "превышение необходимой обороны" в полицейской операции, так что не возникает коллизий с международным правом и почти не возникает негативного резонанса на Западе. К тому же от таких убийств крайне сложно защититься, и лидерам "интифады", посылающим на смерть подростков, есть наконец чего бояться самим.
Симметричного ответа у палестинцев нет: не хватает сил. Палестинские организации действуют преимущественно по старинке: забрасывают камнями и обстреливают машины, взрывают автобусы, нападают на армейские блок-посты или отдельных солдат. За время "интифады" они убили 22 гражданских лица и 21 солдата, около пятисот израильтян ранены. Правда, при взрывах в городах гибнет гораздо меньше людей, чем пять лет назад: то ли взрывники стали хуже, то ли палестинцы нарочно так делают, чтобы уменьшить негативный для себя медиа-эффект.
Главное же, что израильское общество не удалось запугать. На днях принято решение о более массовом направлении резервистов на "территории": служащие там солдаты устали и все чаще нарушают строгие правила использования огнестрельного оружия. Но и сами эти правила теперь смягчены: в самых опасных местах солдаты могут открывать огонь на поражение по вооруженным палестинцам без обычных предупреждений окрика, выстрела в воздух, выстрела по ногам. В некоторых местах разрешено стрелять и по тем, кто кидает камни в машины.
Можно стрелять и по палестинским полицейским. Армия де-факто признала, что силовые структуры палестинцев тоже военный противник. С армией согласны спецслужбы: 7 января они сообщили, что последний взрыв в Тель-Авиве (см. "РМ" *4347) совершил боевик арафатовского "Фатха", а не "Хамаса". Руководство "Фатха", конечно, опровергло свою причастность к взрыву внутри "зеленой линии" (официальная доктрина "Фатх" признание границы по "зеленой линии" и ведение военных действий только вне ее), но не исключило, что кто-то в "Фатхе" мог действовать по своему усмотрению. Со 2 января продолжается блокада Палестинской автономии, отменены даже VIP-пропуска чиновников администрации, дававшие им право проезда по всей территории Израиля.
Арафат, наверное, не против обострения ситуации, по опыту зная, что эскалация насилия, чередуемая с переговорами, лучший способ добиться уступок от Барака. Конечно, Барак вполне может проиграть выборы 6 февраля. Но результаты, достигнутые даже на неудачных переговорах, как то и было на всем протяжении "мирного процесса", используются на следующих. Да, с Шароном переговоры будет вести труднее, но отнюдь не невозможно, что показал опыт его пребывания в кабинете Нетаньяху и переговоров в этот период. А президент Буш может оказаться даже более выгодным для арабов, чем Клинтон: как и Буш-старший, он тесно связан с нефтяным бизнесом, так что нефтяные шейхи ему ближе, да и вообще еврейское лобби при республиканцах традиционно слабее, чем при демократах.
Барак же должен сейчас произвести хорошее впечатление на как можно более широкий спектр электората. Вот он и чередует миролюбивую дипломатию с демонстрацией военной жесткости. Дипломатически это не слишком выигрышно: палестинцы тоже понимают, что идет предвыборная игра. Иное дело внутренняя политика. Переговоры о Храмовой горе произвели дурное впечатление даже на часть израильских левых. В трехсоттысячном митинге протеста 8 января в Иерусалиме (митингующие образовали живое кольцо вокруг Старого города) участвовали не только правые, но и традиционно левые организации, в частности представители Всемирного (и Российского) еврейского конгресса (участвовали и христиане). Популярность Барака низка как никогда: 21 против 52% у Шарона, несмотря на то, что Барак с 29 декабря твердит, что под полный арабский суверенитет гору не отдаст. Похоже, ему уже не слишком верят.
У главы правительства есть еще шансы улучшить свои электоральные перспективы, хотя почти все партии, включая влиятельную ШАС, уже выступили в поддержку Шарона. Для этого сейчас надо демонстрировать как можно большую жесткость, чтобы привлечь колеблющихся; а левым от Барака все равно некуда деваться. Конечно, успешно разыграть такую комбинацию под двойным давлением Запада и палестинских террористов очень сложно. Но еще сложнее конструктивно воспользоваться победой: у нового левого кабинета внутри страны оказалась бы та же могущественная парламентская оппозиция, а в окружающем арабском мире та же репутация людей, поддающихся шантажу насилием.

АЛЕКСАНДР ВЕРХОВСКИЙ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4348, 11 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...