СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Стабильна ли путинская "стабилизация"?

Команда Владимира Путина неустанно повторяет, что правление второго российского президента это эпоха стабилизации нового порядка жизни


В этом ее отличие от эпохи первого президента, только начавшего создавать этот порядок на руинах им же обрушенного старого. Тут же, кстати, делаются и кадровые выводы: "В рамках ельцинского переворота группа старых демократов была действительно фактором стабильности. Но переворот исчерпан победой новым государственным строем". Цитата, как можно догадаться, из Глеба Павловского.
Путин - это удивительное сочетание риторики обновления и убедительной демонстрации преемственности и консерватизма.
Путин - это удивительное сочетание риторики обновления и убедительной демонстрации преемственности и консерватизма.

В реальности мы, правда, не видим такой уж резкой перемены. Пожалуй, и в политике, и в кадровом подборе "поздние ельцинские" времена отличаются от "ранних ельцинских" больше, чем от "ранних путинских". Особенность первого года путинского президентства удивительное сочетание риторики обновления и убедительной демонстрации преемственности и консерватизма.
Большинство граждан, столь недовольных президентом Борисом Ельциным и столь доверяющих Владимиру Путину, на самом деле вовсе не стремятся к каким бы то ни было серьезным переменам. Желания стали скромнее: чтобы все было не хуже, а кое-что лучше. И 2000 год в этом смысле оказался на редкость успешным: никаких новых напастей крупнее катастрофы "Курска" не случилось, НТВ так и не закрылось, зато регулярнее стали выплачивать зарплаты, а доходы населения в целом повысились. Отсюда немыслимая стабильность путинского рейтинга. Более того, по декабрьскому опросу ВЦИОМ, большинство наших граждан все еще надеются, что Путин наведет порядок (74%), улучшит отношения с Западом (70%), выведет страну из экономического кризиса (68%) и даже решит чеченскую проблему (58%).
Кажется, Кремль уже привык к неисчерпаемости ресурса народной поддержки (полезной не только на выборах, но и в ходе публичных баталий, когда можно прямо припугнуть кое-кого "народным бунтом"). Но ведь общеизвестно, что любовь народная вечной не бывает. Тем более в нашей ситуации, когда стабильность общества является все еще целью, а не состоянием. Как долго все вышеперечисленные проценты останутся столь высокими?
Можно предположить, что не слишком долго. Если обратиться к тому же опросу ВЦИОМ и посмотреть не в раздел "надежд", а в раздел "беспокойств", то увидим следующее. Граждане все меньше беспокоятся из-за прошлого Путина работы в КГБ (17%) и даже связи с "семьей" (41% в декабре против 51% в январе прошлого года). Пока не беспокоятся особо насчет порчи отношений с мировым сообществом (35%) или установления диктатуры (36%). Зато всерьез обеспокоены тем, что Путин так и не предложил экономической и политической программы (68 против 58%) и не смог решить проблему Чечни (82 против 49%). И декабрь не исключение: в октябре цифры в среднем были даже менее благоприятны.
Неравномерность опасений понятна. "Порядок" понятие плохо измеримое и ощущаемое скорее интуитивно, тут пока все верят сообщениям СМИ о "наведении" этого самого порядка. На внешнеполитической арене Россия при Путине ведет себя не хуже, чем при Примакове, да и повода для крупного скандала пока не было.
А вот улучшение своего материального положения россияне, похоже, оценивают то ли как недостаточное, то ли как нестабильное. И они совершенно правы в обоих смыслах. Но если "недостаточность" от общей бедности, то нестабильность от пассивной экономической политики кабинета Касьянова, проевшего (в том числе, кстати, и раздавшего гражданам) две трети дополнительных доходов 2000 г. и теперь "внезапно" оказавшегося чуть ли не на грани нового дефолта. Объективно финансовое положение страны пока не слишком плохо, но если на фоне некоторого общего снижения в мировой экономике и снижения цен на нефть продолжать в том же духе, кризис не за горами.
Ситуация в Чечне вообще уже вышла за пределы того, что можно считать рациональным поведением. Всякому понятно, что вести войну таким образом можно бесконечно. Лишь 33% граждан считают действия армии успешными (против 71% в январе прошлого года), и эта цифра быстро снижается. (При этом, заметим, люди почти ничего не знают о том, что на самом деле творится в Чечне.) Все большее число людей видит, что верховная власть, как и в прошлую войну, махнула на Чечню рукой и просто тянет время. Да, большинству наших граждан не очень-то жаль гибнущих чеченцев, но ведь гибнут по-прежнему и солдаты.
Невозможно предсказать, как быстро будет расти уровень беспокойства и снижаться уровень доверия. Можно только сказать, что одними пропагандистскими маневрами уже сложившуюся тенденцию не переломить. Требуются реальные перемены в политике. Но возможны ли они в существующей политической конструкции?
емья", контролирующая до сих пор администрацию, правительство и государственную пропаганду, никаких перемен не хочет. Единственное, в чем безусловно сильны эти люди, это в планировании и реализации интриг, направленных на перераспределение власти. Вот на этом направлении и успехи налицо. Сейчас, когда группа "гебистов" (условно говоря) все активнее привлекается во властные структуры, "семья" обеспокоена только сохранением своих позиций (по другой версии обеспечением достойного отступления) и тем более ничем другим заниматься не будет. Да и другим не даст: Греф с Кудриным могут планировать что угодно у Касьянова свои задачи.
ебисты" на перемены, конечно, способны. И, наверное, эти перемены вполне могут быть поданы пропагандой так, чтобы понравиться большинству. Хотя бы задним числом, ради все той же стабильности, как понравился "старый новый" гимн, который после принятия одобряет 73% граждан, хотя до принятия одобрявших было только 46%. Но результаты "гебистских реформ", можно не сомневаться, окажутся столь плачевны, что поддержка продержится недолго.
У президента Путина довольно неприятный выбор. Можно спокойно жить, как и в прошлом году, помаленьку укрепляя собственные позиции в Кремле и утрачивая их в народе. Такая политика неотвратимо приведет к ситуации, когда властные структуры будут консолидированы, а вот граждане снова утратят доверие к власти, и придется выбирать уже между провалом на выборах и установлением диктатуры. Можно разогнать "семью", довериться родным "гебистам" и прийти к той же ситуации еще вернее и быстрее. А можно еще попытаться опереться на так называемое "либеральное крыло" и выбраться из ловушки, но такая возможность явно пока не рассматривается.
Итак, существующий расклад сил в "верхах" и в "низах" чреват не "революционной ситуацией", конечно, но обрывом периода путинской стабилизации. Уже сейчас можно сказать, что стабилизация не удалась. И, судя по динамике настроений граждан и политических маневров вокруг президента, уже в этом или следующем году Владимир Путин встанет перед необходимостью принципиально поменять политику. Либо добровольно чтобы повернуть к реальной либерализации или к настоящей диктатуре, либо принудительно чтобы начать маневрировать и латать разваливающийся механизм власти, как это происходило в последние годы президентства Ельцина.
Глядя на Путина, легче всего поверить в реализацию варианта нового застоя и труднее всего в последовательную либерализацию. Но человек во власти меняется быстро, так что будущее по-прежнему можно считать открытым. Единственное, чего в нем не видно, это такого же легкого и благополучного для власти года, каким был 2000-й.

АЛЕКСАНДР ВЕРХОВСКИЙ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4349, 18 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...