МНЕНИЯ, ОЦЕНКИ, ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

 

Никита Лобанов-Ростовский

Взгляд с Запада

В России пока еще нет граждан, а есть только жители

Беседа с Никитой Лобановым-Ростовским


Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский известен прежде всего как коллекционер русского театрального искусства.
Он родился в 1935 г. в Софии, окончил Оксфордский университет в Англии и Колумбийский в Нью-Йорке. Занимался геологией и банковским делом. Он автор книги "Русские художники и театр" (1969), а также ряда книг по торгово-финансовой проблематике.
Его коллекция (в которой есть театральные эскизы Л.Бакста, М.Ларионова, Н.Гончаровой, Л.Поповой и других всего более 150 русских художников) экспонировалась в разных городах мира, в том числе в Москве и Петербурге.

Регулярно бывая в России на протяжении 20 лет, вы имели возможность наблюдать происходящие в ней перемены одновременно "снаружи" и "изнутри". Как вы их воспринимали в течение этих десятилетий?

Доперестроечная Россия для меня была несколько шаржированным идеалом "общественного договора" между властью и обществом, где у граждан отнимают значительную часть их прав и свобод, а государство их за это кормит, поит, защищает и промывает им мозги.
Конечно, трудно, живя и работая в условиях демократии, эмоционально и интеллектуально воспринимать этот почти месопотамский или древнеегипетский "общественный договор". Но, видимо, государство выполняло эти свои минимальные обязательства, а народ, десятая часть которого была уничтожена, по обыкновению роптал, но слушался.
По-моему, первые трещины в этом монолите тоталитарного договора появились при Брежневе. Дальше началась чехарда, "гонки на похоронных лафетах", генсеки по блату (выживший из ума Черненко) и совершенно невероятная политическая фантасмагория 80-х годов.
Надо думать, всемогущие ЦК КПСС и КГБ проглядели перемены, зревшие в обществе с 60-х годов. Они сводились к следующему: народ перестал уважать власть и бояться ее. Баланс взаимоотношений был непоправимо нарушен. При демократии в таких случаях просто меняют администрацию, и равновесие восстанавливается. В СССР это было невозможно.
Руководство страны становилось предметом анекдотов и злой сатиры, народ смеялся над властью. Этот процесс набирал силу.
Горбачеву выпала роль внедрить перемены под видом "гласности" и "перестройки". Но он был и оставался марксистом советской выучки и поэтому не мог способствовать созданию крестьянского предпринимательства в стране. При отсутствии юридической базы и достаточной экономической инфраструктуры процесс денационализации земли остается отдаленной перспективой.
Как вы относитесь к роли Ельцина в нашей истории?

У Ельцина были удивительные возможности войти в историю спасителем страны, но он не сумел или не захотел ими воспользоваться. Коррумпированное и продажное руководство страны тратило миллиарды заемных долларов на подкуп и создание общественного мнения, чтобы сохранить удобного им Ельцина у кормила власти.
Во времена Ельцина Россия, казалось бы, призванная излечить мир от заблуждений марксизма и продемонстрировать мощь свободной экономики, подтвердила правоту одного из самых пугающих постулатов Маркса: ради сверхприбыли капиталист готов пойти на любые преступления. История приватизации в России тому прямое свидетельство.
Есть расхожее мнение, что Россия последние десять лет повторяла американский путь с Клондайком и "диким Западом". Думаю, что это не совсем так. Американские бароны-грабители, растрачивая, скажем, треть каждого самородка или бочки нефти на дворцы в дурном вкусе, шампанское и дам, остальное тут же вкладывали в развитие инфраструктур железных дорог, добывающей промышленности, скотоводства и так далее. Этим они обустраивали целинные земли "дикого Запада", подстегивая процесс и оставляя промышленный капитал дома. Они думали о будущем своей страны. Послеперестроечные олигархи совместно с правителями грабили высокотехнологичное и богатое государство, оставшееся без хозяина, и тут же переводили наворованное за рубеж. В Америке это называется "asset stripping" и иногда кончается тюрьмой. Там гиен не любят.
В чем заключались ошибки?

Двадцать лет я занимался банковским делом в США. Проще говоря, давал деньги в рост различным организациям и государствам, включая (с 1970-го) и СССР. Оценивая степени риска займа, становится очевидно, что экономика вообще не терпит отрицания предыдущего опыта. И в особенности типично русско-большевистского желания отринуть прошлое и начать все заново. То есть зачеркивать хотя бы минимальный положительный опыт начала хозяйственных реформ 1985-1990 годов.
Проведенная под влиянием Всемирного банка и Международного валютного фонда либерализация цен в январе 1992 г., будучи частью общего плана экономических реформ, оказалась отчаянной попыткой спасения погибающей страны. Отпуск цен, казалось, мог стать драматическим, но очень полезным уроком для всех граждан и самодеятельных экономистов. Однако эксперимент, мне кажется, не удался. И планомерной системы реформ до сих пор нет. Включая и наиважнейший фактор успеха реформ приватизацию земли.
Что, по-вашему, в стране происходит сейчас?

Китайский мудрец когда-то сказал, что и врагу нельзя пожелать жить в эпоху перемен. Я вспоминаю эту фразу каждый раз, когда думаю о России. Сколько исторических эпох, к несчастью, вместилось в ХХ столетии в этой огромной стране с 11 часовыми поясами!
Сейчас Россия с дикарским восторгом вцепилась в идею "паблик рилейшнз", видя в этом ответ на многие больные вопросы политического выбора и морали, придумывая каких-то новых идолов, как, например, "черный пиар" и всякую прочую ерунду.
Пора понять, что есть групповые финансовые интересы, а этих так называемых "политтехнологий" в реальности никогда не было и нет. Как-то забыли мы, что каждый (я подчеркиваю, каждый) русский человек хочет сильного, уверенного в себе лидера страны. Человека, не зависящего от подкупленных опросов общественного мнения, мифических политтехнологий и не боящегося употребить власть там, где это нужно.
Стабильность любой политической системы упирается в меру уважения обществом государственной власти (или даже страха перед ней). Если этот баланс, особенно в России, нарушен, жди большой беды. Основной вопрос политической философии: какое право имеет государство заставлять граждан повиноваться? в новой России не нашел ответа. А это не академический, а самый насущный вопрос существования любой страны. Умный англичанин Кольридж заметил, что ни один "общественный договор" не был подписан как таковой, но его идея есть фундамент цивилизованного государства. Я хотел бы надеяться, что президент Путин когда-нибудь перейдет к созданию в стране условий, основанных на гражданском сознании и социальном законодательстве. В России, по-моему, пока еще нет (или крайне недостаточно) граждан, а есть только жители, которые продолжают жить при отсутствии моральных прав, основанных на христианстве, без гражданского сознания. Страна, по-моему, все еще продолжает существовать на основе советских установок.
А в Великобритании?

В Великобритании, где я живу 20 с чем-то лет, правительства манипулируют общественным мнением, часто забывая о том, что в конце концов они сами оказываются в зависимости от этого общественного мнения. Пожалуй, только Маргарет Тэтчер избежала этой судьбы. Но она и была самым популярным и самым сильным премьер-министром со времен Черчилля. Тэтчер, собственно, и была "общественным мнением".
И что же дальше?

Мне кажется, что все, что будет происходить в ближайшие четверть века, будет необыкновенно интересно.
За свою жизнь я присутствовал сначала при отпевании империи Pax Britannica, над которой, как известно, никогда не заходило солнце. Затем при рождении Pax Americana, демократии, устроенной на древнеримский манер: определенных границ нет, но влияние чувствуется по всему миру. Далее на похоронах Pax Sovetica со злополучным "Восточным блоком", ядерным оружием и африканскими марксистами. И медленной трансформации гигантского Китая.
Сейчас рождается новый мир Pax Europаea с большими экономическими и интеллектуальными возможностями и многовековыми традициями демократии. Это происходит на фоне глобализации финансов и экономики. Мультинациональные компании смотрят на планету как на единый рынок потребителей, а также рабочей силы.
И огромной, усталой и очень богатой России просто необходимо стать интегральной частью этого нового мира. Будущее России в большой степени зависит от того, как она войдет в этот новый мир. А пока надо дать шанс просвещенному капитализму. Нынешние и бывшие перестроечные вундеркинды руководящие товарищи, у которых появилась огромная власть и некоторое знакомство с капитализмом, решили дать волю рыночному инстинкту себе подобных. И тем самым наплодили тучи мелких и крупных хищников. Они искренне надеялись, что капитализм возникнет как бы сам собою.
А рыночная экономика второй половины ХХ века процесс не стихийный. Это комплексный многофакторный механизм, который весьма эффективно работает, если существуют необходимые условия. Так что развалить коммунистическую систему было отнюдь недостаточно для построения свободного рынка и установления соответствующего законодательства, подобного тому, которое ныне существует в европейских странах и Северной Америке.

Вел беседу
МИХАИЛ МЕЙЛАХ




Страсбург Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4349, 18 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...