РОССИЯ СЕГОДНЯ

 

Никто не может однозначно ответить на вопрос, почему так много пьют в России.

С алкоголизмом борются с двух сторон: милиция и врачи

Успеха пока не добился никто


Алкоголизм болезнь неизлечимая, говорит Александр Николаевич Кабанов, врач-нарколог с 20-летним стажем. Три раза в неделю он ведет прием в районном наркологическом диспансере. Очередь к нему 15-30 человек. Жены приводят мужей, дочери отцов, матери сыновей.
Контингент всякий, в основном, работяги, рассказывает Кабанов. Пациент хочет чуда, избавления от болезни, которое ему обещают различные шарлатаны, вещающие на экранах телевизоров и дающие объявления в газете. Мы же ничего не обещаем, пытаемся вместе с больным найти выход. Многие, кто кодируется у меня на год, прибегают через восемь месяцев и кодируются повторно, и так несколько раз.
Кабанов, долгие годы, занимающийся проблемой алкоголизма, не может однозначно ответить на вопрос, почему так много пьют в России.
Юрий Тевелев, начальник отдела по руководству спецподразделениями ГУВД Московской области, с ностальгией вспоминает о тех временах, когда существовали учреждения, куда можно было изолировать пьяниц. Милиции тогда было гораздо спокойнее работать.
Мы считаем, что уже давно следует перевести систему вытрезвителей в ведение министерства здравоохранения, а милиция должна осуществлять лишь функции охраны порядка на улицах и доставлять пьяных врачам-наркологам, которые будут предоставлять им квалифицированную медицинскую помощь.
Сегодня в вытрезвителях работают только фельдшера, которые оказывают лишь первую медицинскую помощь. Штраф за пребывание в вытрезвителе равняется минимальной зарплате, сегодня это около 80 рублей, но в вытрезвители чаще всего попадают люди малообеспеченные, они не всегда в состоянии заплатить и эту сумму. Из-за низкой оплаты труда милиционеры повсеместно увольняются из органов, а те, кто остается, пытается увеличить свою маленькую зарплату за счет поборов (капитан милиции получает около 4 тыс. рублей, столько же, сколько получает в Москве дворник). Желая "откосить от армии", в милицию идут юноши призывного возраста.
Правозащитники считают, что сотрудники милиции, работающие в системе спецподразделений (медицинских вытрезвителей) стремятся помещать в эти учреждения людей необоснованно из-за того, что существует "отдельный план по задержанию граждан, находящихся в состоянии алкогольного опьянения". В докладе Московской Хельсинской группы приводятся примеры таких незаконных задержаний. Как правило, люди, которые могут откупиться от милиционеров, если их состояние позволяет им договориться о цене, не попадают в вытрезвители.
Уполномоченный по правам человека в Саратовской области Александр Ландо два года назад добился того, что в области было принято решение о закрытии вытрезвителей и о создании специальной медицинской службы для оказания помощи людям, находящимся в тяжелой степени опьянения. Обратившись в Верховный суд, он пробовал распространить этот запрет на все вытрезвители в Российской Федерации. Но встретил жесткое сопротивление сотрудников внутренних дел, которые до сих пор не могут ему этого простить.
С увеличением роста наркомании в России количество алкоголиков не уменьшилось. Статистика утверждает, что по потреблению алкоголя Россия вышла на первое место в мире: 25 литров в год на человека, включая женщин, стариков и младенцев.
Единственное, что внушает надежду, напоследок говорит нарколог Александр Кабанов, мои новые пациенты, представители среднего класса, как только замечают, что у них появляется зависимость от алкоголя, прибегают ко мне, просят им помочь, потому что не хотят потерять работу. Те, же, кому нечего терять, продолжают спиваться.

З.С.


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4349, 18 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...