МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

В январе 1991 г. литовский парламент был превращен в крепость с ограждениями из железобетонных плит.

Кто отдал приказ убивать остается тайной

К 10-й годовщине кровавых событий в Вильнюсе


13 января не только Литва, но и многие постсоветские страны отметили грустный юбилей: танковый штурм Вильнюсского телецентра, оцепленного живым кольцом безоружных литовцев. Результат той ночи (с 12 на 13 января) 14 погибших от пуль и насмерть раздавленных гусеницами и сотни искалеченных, раненых, психически травмированных.
Захват телецентра, ставшего рупором независимого литовского парламента, был частью планировавшейся в Москве операции по тотальному подавлению непослушной республики, вознамерившейся выйти из состава СССР. До захвата телебашни омоновцы методично вытеснили новую власть (заселив туда марионеточное "руководство") почти из всех основных стратегических объектов (остались лишь телебашня и парламент).
Уже к концу 1990 г., до вмешательства войск, промосковские "сторонники Союза" были постепенно изгнаны из всех своих официальных зданий и ютились чуть ли не в полуподвалах. К моменту событий вся фактическая власть в Литве была уже в руках "Саюдиса" и его представителей, и "центр", очевидно, просто не знал, что еще можно предпринять, кроме прямого насилия. Причем (могу судить по собственным воспоминаниям) Вильнюс к этому времени буквально кишел от корреспондентов самых видных западных СМИ, которые вели отсюда прямые репортажи на весь мир (что давало борцам за независимость особый шанс). Никогда позже Литва не удостаивалась такого внимания со стороны мирового сообщества (определенная ностальгия по этим "звездным минутам" встречается у многих литовцев и сегодня). Шутка ли: речь шла о начале развала гиганта, наводившего больше полувека ужас на Запад.
С другой стороны, как отмечают многочисленные обозреватели, интеллектуальная мощь "Саюдиса" была такова (у его истоков стояли лучшие представители литовской элиты), что "захват власти" выглядел совершенно законным даже с точки зрения советского законодательства. В полуподвалах вильнюсских кафе стратеги "Саюдиса" разработали гениальную тактику: использовать пропагандистское положение советской конституции о праве выхода республик из состава СССР. Литовцы действовали путем всенародных референдумов, официальных собраний, выборов... В глазах всего мира Москва, таким образом, вынуждена была явно и открыто, с помощью прямого насилия, нарушать ею же изданные когда-то законы. Это было просто во времена Сталина, но стало проблематичным во времена зарабатывавшего демократическую репутацию Горбачева.
Михаил Горбачев и до сих пор утверждает, что он ничего не знал о готовящейся в Вильнюсе операции, во что верится с трудом. Фактом, однако, остается, что расчет стратегов "Саюдиса" оказался безошибочным: когда операция началась, откуда-то (откуда опять же неизвестно) пошла обратная реакция: прекратить! Почему танки, проходившие мимо парламента, поехали дальше, к телебашне? Почему не повернули к парламенту? Почему не возвратились туда от телебашни после "победы" над безоружными людьми? В действиях вильнюсского военного гарнизона не было логики. Если уж давить так давить до конца. Единственное объяснение: кто-то "наверху" испугался...
Ближе к полуночи Штаб обороны получил известия, что из Северного городка (место дислокации советских войск внутри Вильнюса) стали выезжать танки и направляться в сторону "спального" района Шешкиняй. В 1.08 восемь танков уже были в Шешкиняе. В 1.32 перехвачена радиокоманда по-русски: "Приготовиться к стрельбе!". В 1.37 они в туннеле у парламента. Все думают, что танки будут штурмовать Верховный совет. Однако они объезжают парламент и направляются в сторону телебашни. У телебашни слышны патриотические песни безоружных защитников, а затем крики людей (весь мир вскоре увидел, как мечутся безоружные в лучах прожекторов между давящими их танками). А уже в 1.39 перехвачена команда: "Остановить стрельбу!". В 1.44 кто-то командует танкистам: "Двигайтесь по старому кругу". Штаб обороны решил, что речь идет о возврате к парламенту и отдал приказ защитникам здания подготовиться к отражению штурма (литовский парламент к этому времени был превращен в маленькую крепость с ограждениями из железобетонных плит, мешками с песком у окон, где засели литовские стрелки, с опускающимися рыболовными металлическими сетями внутри коридоров и ощетинившейся металлическими же прутьями крышей на случай десанта с воздуха). Диву даешься, откуда у людей было тогда столько изобретательности, решимости и героизма всерьез воспротивиться "непобедимой и легендарной" (и эта решимость, думается, не в последнюю очередь определила нерешительную тактику Москвы)?
В 1.57 в эфире слышен голос какого-то советского военачальника, который кричит, ссылаясь на еще большего начальника: "Прекратить стрельбу!". В 1.59: "Настоятельно прошу тебя прекратить стрельбу!" В те же 1.59 последние слова теледиктора Эгле Бучелите: "Мы еще живы". Через две минуты на экранах телевизоров (вряд ли кто-нибудь в Литве в ту ночь спал) мигание и полосы. В 2.13 телебашня взята полупьяными омоновцами. В 2.24 первые известия о погибших и раненых. В 2.40 обращение западных журналистов с просьбой дать пресс-конференцию. В 3.45 перехвачена радиокоманда танкам: "Ждите новых приказаний". В 5 утра в Каунас, где еще работает телевидение, отправлены люди с отснятым материалом с места событий. В 7 часов парламент и Штаб обороны решают, в какую минуту надо пустить в ход оружие при защите парламента, чтобы не было ни слишком рано ("провокация"), ни слишком поздно. От информаторов получены известия, что в Северном городке отдан приказ завести моторы. Однако ни в тот день (13 января), ни позже танки из Северного городка так и не выехали. Моторы поработали и были заглушены. Кто-то в Москве приостановил операцию.
13 января нынешнего года Валдас Адамкус наградил медалями около ста человек, связанных с теми событиями. Для нового поколения литовцев, которым сейчас по 18-20 лет, это уже история. Есть в Вильнюсе школы, которые находятся на улицах, носящих имена погибших молодых защитников телебашни. Литва в этот день перевязала свои флаги черной лентой. А мир вспомнил о последнем рывке агонизирующего дракона, который никогда не считался с человеческими жизнями и человеческой свободой.

ОЛЕГ ОСИПОВ


Вильнюс


©   "Русская мысль", Париж,
N 4349, 18 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...