МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Украина: Кучмисты переходят в наступление


Приведенные было в некоторое замешательство "кассетным скандалом" (см. "РМ" NN.4345, 4348) видные кучмисты во главе с украинским президентом, похоже, потихоньку приходят в себя и приступают к ответным действиям против оппозиции. 10 января генеральный прокурор Украины Михаил Потебенько выступил в Верховном совете с сообщением о расследовании исчезновения журналиста Георгия Гонгадзе и о так называемых "пленках Мельниченко-Мороза", а в этот понедельник Генпрокуратура официально предъявила обвинение в совершении уголовных преступлений вице-премьеру Юлии Тимошенко. У нее взята подписка о невыезде.
Потебенько доложил парламентариям о завершении судебно-медицинской экспертизы имеющегося у следствия обезглавленного трупа и результатах анализа ДНК. Вывод, как и ожидалось, следующий: вероятность того, что найденное в Киевской области тело принадлежит Гонгадзе, составляет 99,6%. Однако, констатировав этот печальный факт, генпрокурор тут же заявил, что, оказывается, на основании показаний каких-то двух свидетелей, якобы видевших журналиста во Львове уже после его исчезновения, "можно сделать вывод о том, что Гонгадзе жив"!
Ясно, что Генпрокуратура пускается во все тяжкие, чтобы затянуть время. Зачем? Местные комментаторы указывают, что прокуратура может преследовать ряд взаимосвязанных целей. Во-первых, неопознанный труп можно похоронить когда угодно, где угодно и, главное, "втихую", не информируя об этом публику. Таким образом можно избежать ненужных (и опасных) для власти митингов, демонстраций протеста и т.п. Во-вторых, правящей верхушке желательно, чтобы Гонгадзе считался "официально живым" хотя бы до конца января, когда в Совете Европы пройдут слушания по "украинским делам". Наконец, генпрокуратура оставляет за собой право продолжать "искать" журналиста до скончания века, чтобы попытаться спустить дело на тормозах.
Что же касается скандальных кассет, то, как заявил Потебенько, украинская экспертиза оказалась не в состоянии определить, кому принадлежат записанные голоса, в связи с плохим качеством записи и неоднократным "редактированием" пленки. Этот вывод, конечно, тоже не был неожиданным. О качестве же доказательств прокуратуры можно судить по одному примеру. "Как утверждают сотрудники охраны президента, Мельниченко никогда ничего не оставлял в кабинете президента", с самым серьезным видом изрек генпрокурор.
Посетивший в эти дни Киев генеральный секретарь международной организации "Репортеры без границ" Робер Менар без обиняков заявил, что "Михаил Потебенько не выполнил свою работу прокурора. Он выполнил работу адвоката людей, стоящих у власти".
Что же касается украинского парламента, то он так и не смог принять ни одного из семи проектов постановления, в котором содержалась оценка действий Генпрокуратуры по расследованию "дела Гонгадзе". Молча проглотили депутаты и то, что Л.Кучма не подписал в очередной раз принятого закона о временных следственных и специальных комиссиях и демонстративно игнорировал рекомендации Верховного совета об увольнении попавших под подозрение "силовиков". "Оппозиция оказалась бессильной ответить ударом на удар. Антипрезидентское большинство [в парламенте] так и не состоялось", отмечает киевский аналитик Сергей Рахманин.
Кучмисты же продолжают теснить оппонентов. Предъявление вице-премьеру по ТЭК обвинений в контрабанде, подлоге документов и уклонении от уплаты налогов в период 1996-1997 гг., когда Юлия Тимошенко возглавляла корпорацию "ЕЭС Украины", и объединение ее уголовного дела с делом бывшего премьера (и патрона ЕЭСУ) Павла Лазаренко мера, безусловно, не столько юридическая сколько политическая. Большинству местных и зарубежных комментаторов совершенно очевидно, что Тимошенко не ангел. Впрочем, она и сама в гигантском (на всю полосу!) интервью "Зеркалу недели" довольно откровенно нарисовала картину начального периода своей предпринимательской деятельности: "Мы безоговорочно воспринимали правила игры, навязанные нам чиновничеством... Играя по их правилам, у нас не было времени задумываться о правах. Бизнес был абсолютно слабым, незащищенным и подчиненным. Бизнес рос вместе со страной, и со временем пришло осознание всей мерзости навязанных правил".
се люди делают ошибки, говорит Тимошенко. (*) Но отличает их друг от друга то, что одна часть эти ошибки повторяет, а другая (*) стремится исправить". Похоже, что деятельность Тимошенко в правительстве Виктора Ющенко это чистое "исправление ошибок". Виртуозный знаток бартерных схем расчетов за энергоресурсы, она сейчас методично разрушает построенный на этих схемах теневой бизнес тех украинских "олигархов", кто вышвырнул ее с газового рынка после падения Лазаренко. Поступая таким образом, каковы бы ни были ее мотивы, бывшая "газовая принцесса" действует как образцовый "государственник". Как указывает киевский эксперт Игорь Маскалевич, "сбор платежей деньгами за год вырос впятеро, с 1,1 до более 5,2 млрд. гривен. Энергетика даже стала платить, пусть и недостаточно, налоги живыми деньгами. При этом вырос и общий сбор платежей. Электроэнергию и газ потихоньку стали привыкать считать не ресурсом, а товаром..."
Все это явно не по нутру влиятельным (и весьма состоятельным) особам из президентского окружения, чье финансовое благополучие день за днем подрывается действиями на удивление решительного "энергетического" вице-премьера. Но этого мало: приведение в относительный порядок украинского энергорынка укрепляет связку Тимошенко-Ющенко и в целом политическую позицию самого премьера. Как ни крути, а "к зиме подготовились несравненно лучше, чем в прошлом году", утверждает Маскалевич. А вот это уже, с точки зрения кучмистов, совсем никуда не годится: сегодня Ющенко главный потенциальный соперник Л. Кучмы. Именно в этом истинная причина репрессивных акций Генпрокуратуры, основанных на, мягко говоря, не очень свежих обвинениях.

ИГОРЬ ТОРБАКОВ


Киев


©   "Русская мысль", Париж,
N 4349, 18 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...