ПУТИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

 

ПО СЛЕДАМ НАШИХ ПУБЛИКАЦИЙ

Еще несколько слов о "Рождественском романсе"



Статья Олега Лекманова о "Рождественском романсе" Бродского ("РМ" No4345) это настоящий поклон покойному поэту: она напоминает нам юношеское стихотворение, которое не только показало Бродского большим лирическим поэтом, но и сделало его поэтом народным, то есть автором, чья этическая позиция, "верность себе", имеет значение для всех соотечественников. Об этом говорит и "легкая запоминаемость" этого произведения, и то, что всё последующее творчество поэта тем или иным образом имело в виду интонацию, найденный стабильный тон этих шестистиший. И невольно появляется желание дополнить основной тезис статьи Олега Лекманова о двойственности, призрачности и иллюзорности мира этого стихотворения.
Разбор строгой композиции этого лирического опуса лучше начать со средних двух строф, в которых нет древнего античного затухания, уменьшения стоп последней строки. Длины строк сохраняются, и их мотивы отражены из одной строфы в другую, но что это за отражение? Каждый из героев имеет свою тень, своего иноприродного двойника, как для одной столицы другая только след: круглолицый дворник (явно московский дворник-татарин тех лет) и явно питерская коммуналка, где слышен еврейский выговор; новобрачный поезд и путь от любви до невеселья; любовник и красотка (Петербург мужского рода, а Москва женского)... Соотношение печати и оттиска. Можно назвать это фотографическим перенесением (в-печат-лением) из одного мира, одного города в другой, если эти образы так четко вырисовываются из общей "текучей" атмосферы.
Отсюда прямой мост к печальному иностранцу-фотографу: ясно, что он мог быть замечен только в Москве, современной столице: Петербург сам иностранец. Слово печальный тут впервые появляется в начале строки, и на это нужно обратить сугубое внимание, учитывая значение эпитетов и их отсутствия для поэтики Бродского (писание без эпитетов, как известно, своеобразно связано с ученичеством у Рейна). Эпитет именно эпитет, а не терминологическое употребление прилагательного сентиментален и имеет неопределенный статус, как неопределенно и сомнамбулическое состояние мира в этом стихотворении. Так как это "романс", мы вполне можем взять некоторые приемы разбора из музыкального анализа. Тогда будет видно, что во всяком случае в первых трех строках, до "оттиска", эпитеты начала строки обозначают московскую тему (в ночной столице, печально, печальный дворник), а эпитеты конца строки петербургскую, не-московскую (эпитеты с не-, вспомним значение отрицания для "петербургского мифа" русской культуры, рифмующиеся с любимых, "свойство" петербургского адресата стихотворения). Это такое же вторжение Петербурга в московскую среду, что и иностранца с фотоаппаратом, запечатлевающим прошедшее, во второй строфе.
Обратим внимание на строку "Пчелиный хор сомнабул, пьяниц", где всё, кроме слова хор, фактически эпитеты. Именно невозможность хора, смерть хора стала основной проблемой зрелого Бродского-лирика. Прямая противоположность хоровому звучанию грубое обозначение цвета: на розу желтую похожий, напротив, в центре строфы.
Но как не сойтись только на прошлом? После перелома, после четвертой строки, речь идет уже о чувственных впечатлениях, которые нашли себе место еще посредине строфы: холодный вечер, сладкою халвою... Разнообразие движений, названных, обозначенных в этой пятой строфе, как бы хор движений, делает возможным приближение от общего к частному, от вечера к сценке Сочельника. Обычно высокую моральную требовательность к себе, "кальвинизм" позднего Бродского, понимают не вполне верно; она заключается именно в том, чтобы проделать не фальшиво, не в мечтах, а действительно гармонично, то есть охватив по возможности вещи всего мира, этот путь. Этот путь это выдержка равновесия, которое и дано в последней строке: темно-синяя волна настроя и понимания, "символического", и описание будущих благ, отталкиваясь от той же тоски необъяснимой.

АЛЕКСАНДР МАРКОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4349, 18 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...