СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

"Чрезвычайность" - драма нынешнего демократического движения в целом

Субъективные заметки со съезда правозащитников


В минувшие выходные в столичной гостинице "Космос" проходил Всероссийский чрезвычайный съезд правозащитников.
Среди участников и гостей съезда было много узнаваемых лиц, бывших и нынешних депутатов Государственной Думы (Юлий Рыбаков, Владимир Лысенко, Сергей Ковалев, Григорий Явлинский, Вячеслав Игрунов, Константин Боровой, Леонид Шейнис, Марина Салье), юристов (Генри Резник, Юрий Шмидт), экологов (Алексей Яблоков, Александр Никитин, Григорий Пасько, Эрнст Черный).
Основной доклад на съезде сделал известный правозащитник, член думской фракции СПС Сергей Адамович Ковалев. Это было одно из самых острых и ярких его выступлений. Более того, казалось, что Ковалев идет ва-банк. В тезисах его доклада, розданных перед открытием съезда, еще по-эзоповски говорилось об угрозе "пиночетовщины". Но с трибуны Ковалев говорил уже о необходимости создать оппозицию "путинизму".
Он задал участникам съезда вопрос: какова природа нынешних угроз и опасностей? А ответ предложил искать в президентских выборах, когда большинство народа проголосовало за "никому до того не ведомого подполковника КГБ". В результате управление страной осуществляется по канонам спецслужб: под покровом тайны, с обязательной операцией по "дезинформации противника", то есть граждан России, и операцией прикрытия. Такая тактика, по словам, Сергея Ковалева, "вполне приемлема для резидента, но не для президента".
Забегая вперед, следует отметить, что на следующий день Григорий Явлинский, выступавший на съезде в качестве гостя, если не слово в слово, то близко по смыслу повторил этот тезис Сергея Ковалева: "Наша политика похожа на спецоперацию и подразделяется на два этапа: вербовка и активное мероприятие".
И все-таки почему чрезвычайный? По словам Сергея Ковалева (об этом говорили и другие выступавшие), сегодня в России налицо реальная угроза демократическим основам конституционного строя, правам и свободам человека. Среди таких угроз: фактическое сворачивание судебной реформы, давление на свободную прессу, милитаризация государства и общества, игнорирование прав граждан на здоровую окружающую среду. Как очень серьезная угроза рассматривается намерение президентской команды сформировать номенклатурное Конституционное собрание, полномочное изменять конституцию. Наконец, едва ли не главное продолжающаяся война в Чечне и связанные с ней наиболее грубые и массовые нарушения прав человека.
Названного уже достаточно для того, чтобы любая политическая или общественная организация, претендующая называться демократической, собралась на чрезвычайный съезд.
Но чрезвычайность, осмелюсь предположить, в другом: в отсутствии на политическом поле России партии, которая последовательно и твердо отстаивала бы демократические ценности, закрепленные в конституции. Таковой силой перестали быть "Союз правых сил" и "Демвыбор России" альма-матер Сергея Ковалева. Поэтому его эмоциональный доклад это не только приговор режиму, но и полный расчет со своими думскими колегами: "Политические партии... явно не проявляют желания и готовности учитывать при выработке собственных позиций мнения и пожелания своих партнеров из неполитического сектора гражданского общества".
Надо полагать, это прямо адресовано и Анатолию Чубайсу, который не так давно заявил, что время правозащитников прошло, а защита прав человека дело адвокатов (совет, отметим в скобках, который по справедливости может оценить разве что Павел Бородин).
Острие критики было направлено Ковалевым главным образом против законопроекта "О Конституционном собрании" своего коллеги по фракции СПС Бориса Надеждина. В одном из документов съезда прямо говорится: "Проект Надеждина ставит под вопрос дальнейшее существование России как правового государства, подрывает самые основы демократии... Противодействие законопроекту, внесенному Надеждиным при поддержке коммуно-демократического бомонда, должно стать первоочередной задачей".
Безусловно, в этой "чрезвычайности" драма нынешнего демократического движения в целом. Может быть, самым уместным финалом этого отчета о съезде были бы слова самого Сергея Ковалева, сказанные им несколько лет назад по иному поводу: "Нас осталось мало. Нас много меньше, чем десять лет назад. Нас меньше, чем год назад. Нас, увы, меньше, чем месяц назад".
И это так. Сумасшедшая идея собрать многоголосый и разноголосый съезд ради нескольких (пусть весьма ярких) докладов делает честь его организаторам. Но она заведомо обречена на провал, поскольку остается вещью в себе. Ведущие телеканалы в воскресных аналитических программах вообще не сообщили о съезде. Даже Евгений Киселев упомянул о нем лишь для того, чтобы процитировать "социально близкого" Явлинского. Комментарии ежедневных газет в понедельник были по обыкновению или злорадными, или снисходительно-высокомерными, в зависимости от ориентации.
Впрочем, был и откровенно радостный момент на съезде. Это когда пришла информация, что изгнанный из судейского сообщества Сергей Пашин восстановлен в звании судьи.
Может, в этом и есть надежда?..

АЛЕКСАНДР ВОДОЛАЗОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4350, 25 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...