СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Илларионов против "хулиганской" политики Касьянова

Долговой кризис рискует перерасти в политический


17 января в Москве случилась маленькая политическая буря. Советник президента Андрей Илларионов, снискавший репутацию беспрецедентно резкого и прямого экономиста, на этот раз превзошел себя. Объектом гнева Илларионова оказался премьер-министр Михаил Касьянов, вернее, его тактика в вопросе о долгах России Парижскому клубу. "Тот спектакль, который разыгрывается на наших глазах, мог бы показаться скверным анекдотом или дурным сном. По содержанию это больше чем преступление это ошибка. По форме это фарс, это цирк, это балаган", заявил Илларионов. Он сказал, что отказ платить по долгам "мало чем отличается от бытового хулиганства, такого, как битье стекол или отправление естественных нужд в подъездах".
Начало нового года ознаменовалось для правительства неприятностями: оказалось, что Парижский клуб не забыл о задолженности России. Несколько месяцев в "Белом доме" предпочитали делать вид, что особых проблем здесь нет и как-нибудь удастся договориться. Россия должна выплатить клубу в 2001 г. 3,5 млрд. долл., а в бюджете на эти нужды заложено лишь 640 миллионов. Но заявления представителей Минфина о том, что Москва вряд ли сможет выполнить обязательства в полном объеме, отчего-то не вызвали в стане кредиторов ожидавшегося энтузиазма. На горизонте забрезжила не слишком приятная, хотя с некоторых пор вполне узнаваемая перспектива очередного дефолта.
Резкие заявления представителей западноевропейских стран, скептическое отношение Джорджа Буша к продолжению финансовой помощи России, обвинения в "отмывании" российских денег на территории Германии все это показывает, на каком негативном фоне происвожходят маневры правительства Касьянова. Большие надежды возлагались на встречу Владимира Путина с Герхардом Шредером, но до сих пор общественность не узнала, были ли достигнуты в ходе двусторонних консультаций серьезные компромиссы. Отсутствие официальной информации порождает не самые лестные для Путина слухи например, о готовности российской стороны предоставить Германии широкие права по экономическому освоению Калининградской области в обмен на уступки по долговым спорам.
До 17 января оптимисты рассчитывали, что стороны договорятся "по-хорошему". Символом спокойствия был Михаил Касьянов, комментарии которого были рассчитаны в основном на российскую аудиторию: премьер объяснял, что досадное недоразумение с кредиторами возникло из-за серии мелких причин вроде январских морозов в Сибири. Многие полагали, что искусственное провоцирование "автодефолта" лишь сопровождающая реальный "торг" операция прикрытия. По одной из версий, правительство даже заложило в бюджет деньги на расплату с Парижским клубом, "разбросав" их по другим, менее приметным статьям, а теперь лишь пытается несколько уменьшить объем выплат. Голоса пессимистов были почти не слышны до тех пор, пока в их рядах не оказался Илларионов чиновник, как минимум, весьма информированный. Выступлением Илларионова Касьянову явно дают понять, что свою незаменимость ему еще предстоит доказывать.
Все это плохо сочетается с необходимостью иметь четкую и согласованную позицию на переговорах с Парижским клубом. Но в современной России выбор между тем, что главнее: сиюминутные интересы в борьбе номенклатурных групп или стратегические выгоды в экономике, уже многие годы делается в пользу политики. Отчасти такой подход рационален: Илларионов понимает, что в случае успеха на переговорах с кредиторами Касьянов будет почивать на лаврах очередной победы, даже не помышляя о радикальных реформах в экономике.
Собрав 19 января совещание по проблемам внешнего долга, Владимир Путин принял соломоново решение. Ведение переговоров поручено вице-премьеру Алексею Кудрину, которому в течение двух-трех недель предстоит увязать решение проблем внешнего долга и обеспечение текущих бюджетных расходов. На первый взгляд, задача не относится к числу решаемых даже теоретически. И неизвестно, что символизирует собой выбор Кудрина на столь незавидную роль: победу Касьянова, пытающегося переложить ответственность на Кудрина, которого время от времени прочат на его место, или же его неудачу, если считать, что имеющий репутацию великого "переговорщика" премьер оказался отстранен от консультаций с кредиторами.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4350, 25 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...