МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

ТУРЦИЯ:
Новые неприятности


Новый век начинается для турков явно хуже, чем заканчивался старый. Финал ХХ столетия, казалось, сулил Анкаре обнадеживающий новый старт. В ноябре 1999-го на стамбульской встрече ОБСЕ были вроде бы окончательно утрясены все детали, связанные с "проектом века" сооружением стратегического нефтепровода Баку-Джейхан для переброски "черного золота" из Каспийского моря в Средиземное. Грандиозную интернациональную стройку торжественно благословил сам Билл Клинтон. А через месяц, в декабре, неприступный ЕС наконец-то согласился считать Турцию кандидатом в члены этого клуба. Оба события сулили безоблачное и финансово благополучное будущее, и турки были очень довольны.
Не то сейчас. Январь 2001-го вряд ли будет помянут добром в турецких учебниках по истории международных отношений. Сперва огорчили французы. 18 января депутаты Национального собрания приняли необычный законодательный акт, состоящий всего из одного предложения: "Франция публично признает геноцид армян в 1915 году".
Сугубая лаконичность закона ни на йоту не уменьшила уровень турецкого гнева: Анкара просто взорвалась. МИД Турции немедленно выпустил заявление, предупреждающее, что этот шаг "нанесет серьезный и долговременный ущерб франко-турецким отношениям". Премьер-министр Бюлент Эджевит сообщил прессе, что Анкара отозвала своего посла в Париже "для консультаций".
Как можно было предполагать, реакция Еревана была прямо противоположной. Представитель армянского МИДа приветствовал решение французских парламентариев. По его словам, новый закон "утверждает историческую истину" и поможет армянам и туркам "преодолеть тяжелое наследие прошлого".
Нельзя сказать, что принятие этого закона было большой неожиданностью. Начать с того, что французы не первые. Подобный акт едва не был принят в прошлом году Палатой представителей Конгресса США и был-таки принят парламентом Италии и Европарламентом. Да и французское Национальное собрание уже одобряло практически идентичный текст еще в мае 1998 года. Затем законопроект был отложен на 30 месяцев, пока два месяца назад его не принял в первом чтении Сенат. И все же турки, похоже, надеялись, что в конечном итоге французы не дадут хода "закону о геноциде". Французское правительство, как могло, пыталось откреститься от этого законопроекта: все же Турция член НАТО и, что более важно, один из ведущих экономических партнеров Франции. Однако депутаты решили по-своему...
Аргументы парламентариев просты. По их словам, закон носит чисто символический характер и не влечет за собой ни судебного преследования людей, которые не признают факта геноцида, ни каких-либо компенсаций со стороны Турции жертвам трагических событий 1915 года или их потомкам. Речь идет, как заявил Патрик Деведжян, депутат от правоцентристского "Объединения в поддержку республики", лишь об исправлении "исторической несправедливости". Закон ни в коем случае не направлен против сегодняшней республиканской Турции и не препятствует ее будущему членству в ЕС.
Из Анкары дело видится иначе. Там считают, что армянская диаспора во Франции многочисленна и влиятельна, а французские законодатели руководствуются прежде всего сиюминутными политическими интересами. По мнению комментатора турецкой газеты "Хюрриет" Мумтаза Сойсала, парламентарии поддержали закон, так как некоторые из них будут добиваться переизбрания на мартовских муниципальных выборах: французское законодательство позволяет депутатам занимать несколько выборных постов. Другие публицисты, как, например, Гундуз Актан из "Теркиш дейли ньюс", убеждены, что Франция, поднимая проблему "армянского геноцида", просто пытается заблокировать вступление Турции в Европейский союз. Члены Национального собрания это отрицают. В то же время один из них, депутат-социалист Жан-Франсуа Блази, прямо заявил, что, прежде чем присоединиться к ЕС, Анкара должна разобраться с собственным прошлым: "Каждая нация, каждый народ, приверженные демократическим ценностям или утверждающие, что они им привержены, не должны отворачиваться от темных периодов своего недавнего прошлого, и ХХ век в этом смысле знает массу примеров".
Вторая беда пришла откуда не ждали из уже по сути бушевского Вашингтона. И здесь, как на поверку оказалось, не обошлось без армян. Назначение бывшего сенатора Спенсера Абрахама министром энергетики США вызвало серьезные опасения в Анкаре и Баку. В обеих столицах это было воспринято как верный сигнал изменения политики США в регионе, которое может негативно сказаться на интересах и Турции, и Азербайджана. В свою бытность сенатором от Мичигана Абрахам чрезвычайно активно защищал армянские интересы на Капитолийском холме. Он стоял во главе кампании, направленной против попыток клинтоновской администрации добиться отмены экономических санкций против Азербайджана, а также был одним из руководителей движения за признание геноцида армян. Неудивительно поэтому, что лоббистские группы американцев армянского происхождения всегда считали Абрахама "другом армян".
Назначением Абрахама турецкие огорчения, однако, не закончились. На прошлой неделе мировая пресса сообщила, что два влиятельных вашингтонских "мозговых треста" Институт Като и Фонд Карнеги посоветовали новоизбранному президенту Джорджу Бушу отказаться от реализации проекта Баку-Джейхан, так как переброска нефти по этому маршруту коммерчески невыгодна. Еще в апреле прошлого года, выступая на слушаниях в комитете по международным делам Сената США, признанный эксперт Фонда Карнеги по постсоветским странам Марта Брилл Олкотт усомнилась в стратегической важности каспийского региона для Соединенных Штатов. Она утверждала, что данный регион "имеет лишь ограниченное значение для интересов безопасности США". По ее словам, со временем Закавказье может превратиться скорее в стратегическое бремя, чем в стратегическое приобретение для Америки.
Сходного мнения придерживается научный сотрудник Института Като Стенли Коубер. Высокие расходы на транспортировку каспийской нефти в средиземноморский порт Джейхан (от 3 до 4 долл. за баррель) и снижение мировых цен на нефть превратят возможную прибыль в весьма незначительную величину, говорит он. По мнению Коубера, "вместо того, чтобы продвигать интересы США в регионе, нефтепровод, наоборот, подрывает их", становясь камнем преткновения в российско-американских отношениях и, кроме того, вызывая недовольство Ирана, а значит, лишая Соединенные Штаты возможности установить контакты с теми иранскими кругами, которые заинтересованы в прогрессивных переменах.
Круг критиков энергетической политики клинтоновской администрации расширяется. Институт Бейкера техасского университета Райс тоже пришел к заключению, что американские интересы в странах Каспия весьма скромны. Сотрудник Института Бейкера Джо Барнс утверждает, что, "несмотря на все разговоры о новом "шелковом пути", физическая удаленность этих государств от крупных рынков и важнейших морских путей делает их превращение в новых "тигров" Азии весьма проблематичным".
Недавнее заявление специального посланника Госдепартамента в постсоветских государствах Стивена Сестановича вряд ли уменьшило обеспокоенность Анкары. С одной стороны, Сестанович настаивал на том, что в Вашингтоне нет никаких разногласий относительно политики в зоне Каспия. Однако сразу после этого он сказал, что администрация Буша, конечно же, сформирует свой собственный взгляд на стратегию США в регионе.

ИГОРЬ ТОРБАКОВ


Стамбул


©   "Русская мысль", Париж,
N 4350, 25 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...