МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

ИЗРАИЛЬ:
"Переговоры о переговорах"

за две недели до выборов


21 января в египетском приграничном городке Таба начался "переговорный марафон", рассчитанный на 10 дней. Как почти всегда случается в последнее время, накануне переговоров палестинские экстремисты совершили особенно впечатляющий теракт (на сей раз 16-летнего еврейского юношу заманили посредством интернет-знакомства в Рамаллу и там убили), израильские власти пригрозили отложить переговоры, но не отложили. Не исключено, что радикальные палестинские группировки попытаются сорвать новым терактом уже идущие переговоры, но практически несомненно, что им это не удастся: переговоры слишком нужны сейчас Эхуду Бараку.
Нет, на этих переговорах нельзя подписать мир. Если даже Барак отдаст Храмовую гору и согласится на любые границы, арабских беженцев он в Израиль точно не вернет, а Ясир Арафат без этого точно не подпишет сейчас мир: оба лидера могут попытаться пойти против большинства своих сограждан, но не против полного общественного консенсуса.
Билл Клинтон, с именем которого связана нынешняя интенсификация "мирного процесса", перед своим уходом 20 января вынужден был признать, что его усилия успехом не увенчались. Но ссылки на необходимое посредничество Клинтона были для Израиля и Палестинской автономии лишь тактической уловкой, что они и продемонстрировали, начав новый раунд прямых переговоров (сперва на уровне делегаций, но с прицелом на высший уровень) вообще безо всякого посредничества на следующий день после инаугурации Джорджа Буша.
Клинтон действительно добивался мира, а на нынешних переговорах в Табе обе стороны будут добиваться другого. Что они убедительно демонстрируют вне стола переговоров.
11 января Израиль сообщил, что изменил официальный статус своих отношений с Палестиной с "формального мирного положения" на "вооруженный конфликт". Это упрощает правила применения огнестрельного оружия и освобождает государство от юридической ответственности за нанесенный ущерб. 16 января армия разрешила еврейским поселенцам в районе Хеврона вооруженное патрулирование местности (несмотря на то, что в тот день в Хевроне поселенцы забросали камнями автомобиль международных наблюдателей ООН).
С другой стороны фронта, в Автономии, как раз в последнее время начали расстреливать арабов, повинных в работе на израильские спецслужбы. 20 января на Храмовой горе начаты строительные работы (что запрещено законом), в ходе которых была снесена часть каменной кладки времен Второго Храма. И, разумеется, власти Автономии по меньшей мере не мешают боевой и пропагандистской активности руководства "интифады", категорически отвергающего саму идею мирных переговоров до полного ухода евреев за "зеленую линию".
Прямо 21 января полным провалом завершились очередные консультации сторон по мерам безопасности. И в тот же день Израиль заявил, что намерен остановить деятельность международной комиссии по расследованию причин насилия на Ближнем Востоке, так как делегация комиссии не согласует своих действий с израильскими властями.
При этом обе стороны серьезно зависят от исхода переговоров в Табе. Как мы уже писали, цель Автономии добиться от Израиля как можно более крупных публичных уступок, чтобы на последующих переговорах они стали отправной точкой. Отсутствие успехов плюс весьма вероятная победы Шарона на израильских выборах 6 февраля могут быться чреваты для Арафата потерей власти. А для Барака успех на переговорах просто последний шанс выиграть выборы. И он даже пошел ради этого на риск внутрипартийного кризиса: уже несколько министров заявили, что вести сейчас переговоры просто аморально.
Важно при этом понимать, что "успехом" не обязательно должен стать мир. Любой мирный договор подлежит ратификации в парламенте, а нынешний состав Кнессета никакой подписанный Бараком договор не ратифицирует. Можно попытаться обойти Кнессет революционным ходом провести референдум. Но достаточных для палестинцев уступок не одобрят и граждане. Так что и Барак на самом деле стремится подписать именно протокол о намерениях и разногласиях, который выглядел бы прилично в израильском обществе и создавал базу для дальнейших переговоров. Причем переговоры на такой базе правый кабинет, если он и сменит бараковский, вести все равно не сможет, так что в Табе сейчас идут "переговоры о переговорах", о тех переговорах, которые будет вести следующий левый кабинет, когда бы он ни появился.
Такие цели переговаривающихся сторон, хоть и с большим трудом, но совместимы, так что через десять или больше дней, главное чтобы не позже 5 февраля, в Табе может быть подписан некий миролюбивый документ. Что будет дальше? Если выборы все же выиграет Барак (а израильские выборы плохо предсказуемы по социологическим опросам), он продолжит нынешнюю политику лавирования, только не в такой спешке.
Что будет в случае победы Ариэля Шарона, описано в программной статье, опубликованной 18 января в газете "Гаарец" и дополнено последовавшими комментариями соратников Шарона. "Ликуд", при всей своей неприязни к идее создания арабского государства в пределах Земли Обетованной, признает основные положения "мирного процесса". Но исходить правое правительство будет только из реально подписанных соглашений из соглашения в Уай-Плантейшн, подписанного еще Нетаньяху, и соглашения о мерах безопасности, подписанного Бараком в Шарм-аш-Шейхе. Все прочие уступки, сделанные Бараком, правые признавать не будут, так как это не договоры, вступившие в силу. Такая же участь постигнет и договор в Табе.

АЛЕКСАНДР ВЕРХОВСКИЙ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4350, 25 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...