МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Российские политики присматриваются к Бушу

Оптимизм сменяется тревогами


Победа Джорджа Буша на президентских выборах была воспринята в России на удивление благожелательно. Как и в случае с Путиным, каждый связывал с Бушем свои надежды. Либералы говорили в кулуарах о целесообразности ужесточить давление на Россию как способе форсировать радикальные реформы. "Единство" пыталось заявить о себе как о "консервативной" партии и в качестве ближайших аналогов воспринимало республиканцев и... компартию Китая. Левые и "национал-патриоты" активно эксплуатировали слух, что "молодые реформаторы" "повязаны" именно с демократической партией, в то время как республиканцы давно в них разочаровались. Исполнительная власть своего мнения не объявляла, но признаки симпатий к республиканцам тоже были видны. Самый заметный из них отказ Путина сделать "подарок" Клинтону в виде помилования Эдмунда Поупа: указ о помиловании был подписан уже после того, как голосование в Америке завершилось.
Определенные мотивы "болеть" за Буша у Путина имелись. С приходом республиканцев следует ожидать ужесточения внешней политики США и, вполне вероятно, увеличения военных расходов, а значит, российские власти получают возможность время от времени запускать модель мобилизации против внешнего врага чеченские сепаратисты на эту роль годятся все меньше, отчего бы не попытаться объединить нацию на антиамериканской волне, как это уже делал Примаков во время войны в Югославии.
Буш был симпатичен российской элите еще и оттого, что пропагандистская составляющая во внешней политике РФ по-прежнему более значима, нежели отстаивание так и не сформулированных национальных интересов. Москва то подтверждает курс на стратегическое партнерство с США и совместную борьбу с исламским экстремизмом, то приступает к поиску на планете очагов потенциального сопротивления американскому господству иногда успешно (КНДР, Куба), иногда не очень (КНР, Индия, Западная Европа). Многие из дипломатических инициатив Москвы по-прежнему выглядят как рекламные акции в рамках "торга" с Вашингтоном.
Оптимальная тактика в подобной ситуации сочетание резких выпадов против Вашингтона, вызывающих интерес у российской аудитории, с неафишируемой готовностью к компромиссам по важнейшим вопросам.
Однако дело Бородина и другие сопровождавшие инаугурацию Буша события (скандал с Парижским клубом, резкие заявления нового президента США по отношению к РФ) побудили многих российских политиков пересмотреть прежнюю оптимистичную картину. Оказалось, что все не так уж радужно. Некоторые даже "в знак протеста" проигнорировали торжественный прием в американском посольстве, посвященный инаугурации. Глеб Павловский тут же расценил происходящее как "зондажную операцию, которая должна ослабить позитивную динамику Путина на международной арене на время, пока американская администрация будет планировать новую политику в отношении России". Вне зависимости от того, было ли случайным совпадение по времени ареста Бородина, вступления Буша в должность и конфликта с Парижским клубом, многие в Москве восприняли происшедшее как вызов российскому президенту, попытку испытать его на прочность.
Ключевые факторы, которые будут определять характер взаимодействия России и США, пока не прояснены. Многое будет зависеть от того, из чего будет исходить Москва в отношениях с Вашингтоном из соображений экономической выгоды, желания всерьез состязаться с США во внешнеполитической и военной сферах или надежды на извлечение сугубо пропагандистских дивидендов?

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4350, 25 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...