СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

ДУМА ОТКРЫЛА ФОРТОЧКУ ДЛЯ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ

Депутаты ждут обещанного президентом и правительством Земельного кодекса


На прошлой неделе Дума ковала персональные, то есть затрагивающие узкий круг лиц, законы с редким энтузиазмом. Конституционные судьи (кроме нелюбимой левыми Тамары Морщаковой) осчастливлены отменой возрастного ценза и продлением срока службы. К дню рождения Борису Ельцину (1 февраля первому президенту России исполняется 70 лет) был «добит» закон «О гарантиях президенту РФ, прекратившему осуществление своих полномочий». И, наконец, самый большой подарок от Думы получили губернаторы, которым радикально «скостили срок».

Почти бессмертные

Вот факты. В начале путинского премьерства, 16 октября 1999 г., вступила в силу поправка к закону «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов власти в субъектах РФ», ограничивавшая пребывание руководителя субъекта у власти двумя сроками подряд. Весной-летом 2000 г. Дума приняла «федеративный пакет» президента Путина. Входившие в пакет законы, направленные, как декларировалось, на укрепление вертикали власти, содержали важные моменты, ограничивавшие губернаторский произвол. Руководители исполнительной власти субъектов потеряли кресла в Совете Федерации, а вместе с ними неприкосновенность. Была введена процедура снятия недобросовестного губернатора по суду. Региональные начальники выли и рыдали, но были принуждены смириться перед напором президента.
Федеративная революция, казалось, победила и тут же началась ползучая контрреволюция. Первым, кто выторговал для себя особый статус, стал татарский президент Минтимер Шаймиев. Кремль не смог ни сманить железного Минтимера в Москву, ни принудить его склониться перед российским законом. По итогам переговоров Кремля с татарским лидером депутаты Михаил Бугера и Сергей Загидуллин внесли поправку, позволяющую Шаймиеву (а заодно и еще 17 региональным начальникам) законно избираться на третий срок. Их инициатива изяществом не блистала: предполагалось, что все губернаторско-президентские сроки, истекшие до 16 октября 1999 г. (до момента введения поправки о двух сроках в действие), объявляются небывшими. В конце прошлого года представители президентской администрации скорее катаньем, чем мытьем (чтобы добиться нужного результата, голосовать пришлось три раза), протащили поправку о третьем сроке в первом чтении, соблазнив сладким пряником группу депутатов из ОВР. Ко второму чтению, которое прошло 24 января, стало ясно, что именно пообещали овээровцам.
Вице-спикер от ОВР, главный думский лужковец Георгий Боос внес «поправку к поправке»: предлагалось начать отсчет двух сроков для всех губернаторов с 19 октября 1999-го. Поправка Бооса, о которой было известно уже давно, считалась отчаянной попыткой вырвать третий срок для Юрия Лужкова. Ее шансы еще накануне голосования расценивались всеми как минимальные. И вдруг, повинуясь дирижерской палочке замглавы администрации президента Владислава Суркова, за поправку, предоставляющую лишний срок большинству региональных лидеров (а кое-кому и два), голосуют пропрезидентские фракции «Единство», ЛДПР и группа «Народный депутат». Вместе с голосами ОВР, «Регионов России» и тройки заблудших аграриев этого хватило. Закон, продлевающий полномочия нынешнего начальства на срок от трех до восьми лет, был быстро-быстро принят в окончательном, третьем чтении. Кремль капитулировал перед региональными элитами.
Деятели из администрации, стремясь преуменьшить значение произошедшего, говорят с усмешкой, что губернаторское долгожительство их не волнует. Распоясавшегося местного царька, уверяют они, всегда можно убрать либо по суду, либо дождавшись очередных выборов. Поверить в это можно будет не раньше, чем Москва перестанет мириться с нравами калмыцкого ханства и продемонстрирует, что безнаказанно нарушать российские законы опасно не только слабым региональным лидерам вроде Александра Руцкого, но и суперменам типа Евгения Наздратенко.

Прорыв

Путин не справился с губернаторским произволом, зато сдвинул с мертвой точки земельные отношения. 25 января Дума приняла (пока в первом чтении) решение разморозить 17-ю главу Гражданского кодекса «Право собственности и другие вещные права на землю». Ранее попытки главных защитников частной собственности на землю фракции СПС ввести главу в действие дважды проваливались. В ходе предыдущего обсуждения 17-й главы по предложению Геннадия Кулика было решено не распространять право собственности на земли сельскохозяйственного назначения до принятия соответствующего законодательства. Аграрии все равно не угомонились и кричали страшными голосами, все более и более распаляясь. Председатель аграрного комитета Владимир Плотников попытался ввести коллег в заблуждение, сказав, что после размораживания 17-й главы простой человек не сможет продать свой сад и огород до тех пор, пока не будет принят Земельный кодекс. Коммунист Юрий Никифоренко заявил, что те, кто будет голосовать за закон, ненавидят крестьян.
За 17-ю главу проголосовало 229 человек: почти все «Единство» (двое против), 32 человека из ОВР (9 против), СПС, «Яблоко», ЛДПР, 9 депутатов из «Регионов России» (16 против), 34 члена группы «Народный депутат» (15 против) и 8 независимых. Коммунисты и левые аграрии из агропромышленной группы были против. Из аграриев-центристов, членов фракции ОВР, Михаил Лапшин был против, Геннадий Кулик в голосовании не участвовал, а бывший министр сельского хозяйства Виктор Семенов голосовал «за». В знак протеста левые аграрии во главе с полковником госбезопасности Николаем Харитоновым покинули зал заседаний, но дело было под конец дня, и всем было все равно.
Реакция аграриев на закон, который, казалось бы, не касается сельскохозяйственных земель, вполне разумна. Харитонов был совершенно прав, когда говорил, что «раскупоривание» 17-й главы станет той «форточкой», через которую рано или поздно в Россию проникнет частная собственность на пахотные земли и пастбища. Как скоро это случится непонятно. Дума ждет обещанного правительством и президентом Земельного кодекса. Содержание кодекса неизвестно. Кое-кто, как Геннадий Селезнев, уверяет, что продавать «землю-кормилицу» будет запрещено. Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев высказывался в том духе, что кодекс не будет регулировать вопросы купли-продажи земель сельскохозяйственного назначения, зато одновременно с ним правительство внесет отдельный закон об обороте сельхозземель весьма либерального духа. Ясно одно: без прямой поддержки Путина (и усилий его думского кнута Суркова) 17-ю главу никогда бы не откупорили.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4351, 1 февраля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...