ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Лазарь Городницкий

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КНИГИ

«Громокипящий кубок» Игоря Северянина


Античный мир создал образ Гебы богини юности. Дочь Зевса и Геры часто прислуживала богам на Олимпе во время пиров, она обносила их кубками с нектаром, напитком вечной юности и бессмертия.
Федор Тютчев использовал этот мотив в своем знаменитом стихотворении «Весенняя гроза». Восхищаясь первым весенним громом, предтечей буйного пробуждения природы, Тютчев заканчивает стихотворение четверостишием:
Ты скажешь: ветреная Геба,
Кормя Зевесова орла,
Громокипящий кубок с неба,
Смеясь, на землю пролила.
«Громокипящим кубком» назвал свой первый стихотворный сборник Игорь Северянин, поместив в качестве эпиграфа к нему указанное четверостишие Тютчева.
Так уже с названия книги автор декларирует свою особую роль в обновлении русской поэзии.
Первое издание «Громокипящего кубка» появилось на прилавках книжных магазинов в марте 1913 года. Сборник открывала вступительная статья Федора Сологуба, заявившего, что рожден новый поэт и он взволнован этим событием.
Роль Сологуба как популяризатора Северянина не исчерпывалась одной вступительной статьей. Как писал в дальнейшем Северянин, Сологуб первым представил его «петербургскому литературному миру на специальном вечере в своем салоне», а весной 1913 года Сологуб, Л.Чеботаревская и Северянин совершили турне по России с литературными концертами. Существует предположение, что выбор названия первого сборника Северянина, а также отбор стихотворений для книги не обошлись без участия Сологуба. Мне кажется, что Сологуб был и инициатором публикации «Громокипящего кубка» в московском издательстве «Гриф», где сам он много печатался.
С «Громокипящим кубком» входит в жизнь новый псевдоним поэта: Игорь Северянин без дефиса, как оправдание слов Сологуба о рождении нового поэта.
Первый тираж сборника в количестве 1200 экземпляров быстро разошелся. Издательство «Гриф» среагировало на читательский бум и выпустило второй тираж книги уже в количестве 1500 экземпляров.
Появление «Громокипящего кубка» вызвало небывалую волну откликов. Почти все ведущие поэты доброжелательно отозвались о книге. Гумилев в «Аполлоне» писал: «Книга, действительно в высшей степени характерное, прямо культурное событие»; несколько позднее этому вторил Брюсов: ««Громокипящий кубок» книга истинной поэзии».
Книга становилась настольной. Позднее Пастернак отразит это в стихах:
И той же ночью с часа за второй,
Вооружась «Громокипящим кубком»,
Последний сон проспорил брат с сестрой.
Спрос читателей на «Громокипящий кубок» не уменьшался. Издательство «Гриф» к началу 1914 года подготовило уже третий тираж книги 1000 экземпляров. Но сборник третьего издания существенно отличался от первых двух: в нем отсутствовала вступительная статья Сологуба.
Исчезновение из «Громокипящего кубка» вступительной статьи Сологуба связано с резким ухудшением отношений двух поэтов. В начале 1914 года Северянин совместно с В.Маяковским, Д.Бурлюком, Л.Крученых, Б.Лившицем и В.Хлебниковым подписал совместную декларацию «Идите к черту», опубликованную в альманахе «Рыкающий Парнас» (Пб., 1914, январь). В декларации утверждалось, что «Ф.Сологуб схватил шапку И.Северянина, чтобы прикрыть свой облысевший талантик», с намеком, что Сологуб использовал Северянина в коммерческих целях.
Это был прямой плевок в лицо, граничащий с подлостью. Чего теперь стоила дарственная надпись на экземпляре «Громокипящего кубка», принадлежавшего Сологубу: «Дорогому Фед. Куз. Сологубу любящий автор. 1913. Осень»? До предательства оставалось несколько месяцев.
В дальнейшем Северянин написал четыре очерка о Сологубе и сонет «Сологуб», но этой темы не касался: возможно, было стыдно.
Читательский бум вокруг книги продолжался. В течение следующих двух лет состоялось еще четыре издания «Громокипящего кубка» общим тиражом свыше четырех тысяч экземпляров.
В 1915 году издатель В.Пашуканис предложил Северянину издать его собрание сочинений в шести томах, в том числе первым томом «Громокипящий кубок». Для оформления обложки был приглашен художник Д.Митрохин. Сборник открывался портретом Северянина. Трехтысячный тираж предусматривал дополнительные пятьсот экземпляров на особой бумаге и в переплете из парчи в качестве подарочных и для состоятельных покупателей.
Но не эти полиграфические особенности удивили читателей восьмого издания «Громокипящего кубка». В глаза бросалась дарственная надпись, выполненная типографским шрифтом: «Эта книга, как и все мое Творчество, посвящается мною Марии Волнянской, моей тринадцатой и, как Тринадцатая, последней».
Дарственная надпись свидетельствовала об изменениях в личной жизни поэта. В феврале 1915 года он познакомился в Харькове с Марией Волнянской, ставшей его спутницей на многие годы.
«Громокипящий кубок» по-прежнему пользовался большим успехом. И В.Пашуканис осуществил еще два издания сборника (в 1916 и 1918 гг.) общим тиражом десять тысяч экземпляров.
На этом кончается необыкновенная дореволюционная история «Громокипящего кубка».
И начинается трагическая послереволюционная.
В 1935 году в Эстонии Северянин, испытывая материальные трудности, решил написать рукопись-копию «Громокипящего кубка» и продать ее меценату. Рукопись не купили, и она теперь хранится в Литературном музее города Тарту. Порвав с женой, Фелиссой Круут, он лишился своей библиотеки, в том числе и «Громокипящего кубка». В 1940 году он писал Софии Карузо: «Кстати: нет ли в Брюсселе «Менестреля», «Миррэлии», «Соловья» и «Громок<Щипящего> кубка» в магазинах или у букинистов. Ф<Щелисса> М<Щихайловна> все мои книги конфисковала и вот уже пятый год я все собираю снова».
В декабре 1941 года он умер, так и не сумев приобрести свой первый сборник стихов.
Продлил жизнь «Громокипящего кубка» русский издатель в Америке В.Камкин. В 1966 году он выпустил репринт с издания В.Пашуканиса.
Первый сборник Северянина издан также в составе пятитомника санкт-петербургского издательства «Logos» в 1995 году.
Стихи из «Громокипящего кубка» выборочно много раз издавались в составе разных сборников, но отдельного издания больше не было.
В 1990 году московское издательство «Книга» выпустило в свет сборник стихов Северянина под названием «Кубок», тем самым исказив смысл, заложенный поэтом в название (не «кубок», а «гром» символическая основа названия).
Кстати, об этой книге С. Блох и В.Ройтман сообщают анекдотичный случай, свидетельствующий о популярности поэта: «...северянинский "Кубок", вышедший в издательстве "Книга" с иллюстрациями Юрия Люкшина и получивший Золотую медаль на Международной книжной выставке 1989 г. в Лейпциге, "разошелся", то есть был украден, на пути от типографии к книжному прилавку».
В наше время почти невозможно предсказать будущее книги стихов, перешагнувшей восьмидесятилетний возраст. Но у меня хватает смелости надеяться, что любителей поэзии еще ждет встреча с новым изданием «Громокипящего кубка», где будут не только стихи, но и развернутый комментарий, дополняющий их неизвестными страницами из жизни поэта.

Ганновер

©   "Русская мысль", Париж,
N 4351, 1 февраля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...