КНИГИ И ЛЮДИ

 

АНГЛИЙСКИЙ «ДОМ» ИОСИФА БРОДСКОГО

Joseph Brodsky. Collected Poems in English
Ed. by Ann Kjellberg. New York: Farrar, Straus and Giroux, 2000. 540 р.


Одной из любимых идей Бродского была зависимость поэта от языка, который играет роль движущей силы, определяющей вектор и дальность пройденного поэтом пути. С этим можно согласиться и не только применительно к поэзии: вероятно, каждый сознательно относящийся к речи человек с раннего детства оказывается в зависимости от языка. Родного языка. Наделенный даром слова человек впоследствии сторицей возвращает родной речи свой долг. Ситуация существенно осложняется, когда речь заходит о языке чужом: неспроста по-русски освоение чужих наречий нередко описывается глаголом «овладеть», в первую очередь ассоциирующимся с военным или физиологическим контекстами и предполагающим борьбу и преодоление сопротивления. Наверное, всякий, прошедший опыт эмиграции, согласится с тем, что борьба эта процесс пожизненный и что даже относительно «освоенная» территория иностранного языка всегда таит в себе подвохи, ловушки, а то и минные поля. Человек, стремящийся не только «овладеть» такой территорией, но и построить на ней нечто новое, должен преодолеть многократно более мощное сопротивление. Так, в ХХ веке лишь три иноязычных автора сумели оставить заметный след в литературе на английском языке Джозеф Конрад, Владимир Набоков и Иосиф Бродский.
У Бродского путь к английскому осложнялся еще и тем, что, в отличие от упомянутых предшественников, первый, самый трудный его отрезок он проделал без наставников. Известно, что Бродский был человеком неробкого десятка, и эта неравная борьба его не пугала тому свидетельством сохранившийся сделанный экспромтом за год или два до отъезда из России перевод стихотворения Владимира Уфлянда на английский. Перевод, не очень уклюжий и не безупречный грамматически, более всего свидетельствует о бесстрашии переводчика. В написанном много позже по-английски очерке «Памяти Стивена Спендера» Бродский с юмором вспоминает свое первое, сразу после эмиграции, посещение Лондона осенью 1972 года: «Хотя к тому времени я немало перевел с английского (прежде всего елизаветинцев, но еще и современных американских поэтов и пару пьес), разговорные мои навыки были минимальны. Вместо "землетрясения" я говорил "трепетание почвы"...»
Прожив два года в Америке, в шуточном по форме, но весьма точном по содержанию стихотворном письме к Виктору Голышеву, Бродский как бы «открещивается» от набоковского опыта («Please, / не говорите мне о нем, / литературном василиске. / Он сочиняет по-английски. / Про писки и про ход конем»), но в этих строках нетрудно расслышать размышления о судьбе писателя в среде чужого языка.
Первая книга стихов Бродского в переводе на английский, подготовленная с его ведома и согласия, вышла в Англии в 1973 году. Это был по сей день остающийся классическим сборник «Selected Poems», переводы для которого, консультируясь с автором, еще жившим в России, выполнил Джордж Л.Клайн, а доброжелательное предисловие написал У.Х.Оден. Переводы Клайна безоговорочно нравились всем сомнения они вызывали лишь у требовательного автора. Поэтому, приехав в Америку, Бродский очень скоро стал принимать самое активное участие в переводах своих стихотворных текстов на английский, стремясь максимально приблизить их к русскому подлиннику, в частности всюду, где это было хоть как-то возможно, сохранить размер и рифмовку. В кратком предисловии к книге «A Part of Speech» (1980) первому авторизованному сборнику своих стихов на английском языке, по составу существенно отличающемуся от русского аналога («Часть речи», 1977), Бродский писал: «Я хочу поблагодарить каждого из моих переводчиков за долгие часы работы, потраченные на переводы моих стихов на английский. Я взял на себя смелость переработать некоторые из них, чтобы сделать их ближе к подлиннику, хотя, возможно, и в ущерб плавности. Я вдвойне благодарен переводчикам за их снисхождение».
Примерно в это же время Бродский начал писать и оригинальные стихотворения по-английски, не имеющие русских эквивалентов. Ориентируясь на опыт Фроста, Одена и других современных классиков, которые, вопреки модернистским направлениям, во многом хранили верность традиционной просодии, своими автопереводами и оригинальными поэтическими текстами Бродский не раз вызывал весьма критические отклики в среде «высоколобых» ценителей поэзии, считавших, что его английские стихи архаичны и искусственны. Нам, для которых английский навсегда останется иностранным языком, трудно оценить справедливость или пристрастность подобных аргументов. Однако я убежден, что всем, кого интересует русское поэтическое наследие Бродского, его английские автопереводы и оригинальные стихи принесут немало открытий: переводя себя, Бродский по праву автора нередко вносил изменения, на которые бы не решился никакой другой переводчик, дописывал тексты, давал им отсутствующие в оригиналах заголовки и посвящения. Некоторые английские стихи последних лет представляют собой целое направление, тематически и интонационно не имеющее прямой аналогии в русском поэтическом творчестве Бродского.
В томе, о котором идет речь («Собрание стихов на английском языке»), впервые объединены три авторских сборника («A Part of Speech», 1980; «To Urania», 1989; «So Forth», 1996), в состав которых вошли стихи, целиком переведенные или отредактированные Бродским, и его оригинальные английские стихотворные тексты. (Другие существующие английские переводы, в том числе упоминавшаяся книга «Selected Poems» в расширенной и исправленной редакции, составят следующий том, который в настоящее время готовится к изданию.) Составитель и редактор «Собрания стихов» Анна Чельберг провела огромную работу по выявлению английских стихов и переводов, по разным причинам не вошедшим в эти три сборника, им отведен особый раздел. Многих наверняка порадуют ироничные тексты, собранные в разделе «Shorts» (приблизительно: «коротышки»), по крайней мере один из которых уже вошел в нью-йоркский обиход:

To a Fellow Poet

Sir, you are tough, and I am tough.
But who will write whose epitaph?

  (Собрату-поэту: «Сэр, вы круты, и я неплох. Но кто кому напишет некролог?»)

Особый интерес представляют пять стихотворений (два Цветаевой, по одному Мандельштама, Збигнева Герберта и Виславы Шимборской), которые Бродский перевел на английский язык.
Том сопровождается краткой библиографией и литературно-историческими примечаниями, рассчитанными в первую очередь, конечно, на американского читателя, но содержащими немало полезных сведений и для русской аудитории, а также, что весьма немаловажно, русским вкладышем указателем стихотворений, вошедших в данное издание.
И хотя, повторяю, нам трудно сколько-нибудь объективно судить о достоинствах и недостатках английских стихов Иосифа Бродского, отзывы в американской печати свидетельствуют, что построенное им, во многом необычное для местных жителей, но весьма впечатляющее здание стало неотъемлемой частью сегодняшнего архитектурного ландшафта англоязычной поэзии.

АЛЕКСАНДР СУМЕРКИН


Нью-Йорк


©   "Русская мысль", Париж,
N 4351, 1 февраля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...