АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

ПОЛЬША: БОРЬБА ЗА ЦЕНТР

«Гражданская платформа» меняет польский политический пейзаж


До недавнего времени польский партийно-политический пейзаж выглядел как будто внятно. Справа располагалось ИДС («Избирательное действие Солидарность»), считающее себя наследником славных традиций августа 1980-го. Центр занимали либералы во главе с «Унией свободы» (УС). А слева находился «Союз левых демократических сил» (СДЛС), ведущий свою историю от Польской объединенной рабочей партии (компартии, правившей страной долгие годы), очень оперативно, еще в начале развала «социалистического лагеря», преобразовавшейся в социал-демократию, а затем в левый блок широкого спектра.
Выигравшее последние парламентские выборы ИДС правили три года в смычке с УС, хотя коалиция эта многим казалась странной и недолговечной. И вот полгода назад коалиция треснула, из правительства, возглавляемого Ежи Бузеком, ушли видные деятели УС во главе с тогдашними вице-премьером, министром финансов Лешеком Бальцеровичем и министром иностранных дел Брониславом Геремеком. В обществе заговорили о «правительстве меньшинства»: с уходом либералов стал очевиден перевес в Сейме голосов левой оппозиции во главе с лидером СЛДС Лешеком Миллером.
Еще большим ударом для правых оказались результаты прошедших минувшей осенью президентских выборов, на которых их надежда, лидер ИДС Мариан Кшаклевский собрал всего лишь около 17% голосов. Лидеры входящих в движение партийных группировок (консерваторов, христианских демократов, христианских националистов), давно им недовольные, потребовали не только ухода Кшаклевского с поста председателя, но и превращения самого движения из строго централизованной политической силы в федерацию самостоятельных политических объединений. На съезде ИДС, состоявшемся незадолго до Нового года, Кшаклевский уступил (оставшись при этом председателем профсоюза «Солидарность»). Кстати, часть профсоюзных активистов выступала за выход их организации из ИДС, считая, что политики используют ее в своих целях как легендарную и одновременно популистскую основу движения. Председателем движения стал премьер-министр Бузек.
Разгоревшаяся внутри ИДС полемика о том, в каком направлении должен развиваться блок правых сил, подогревалась и обострением социальных проблем страны, связанных прежде всего с ростом безработицы, достигшей в январе 16% (2,7 млн. человек), и явным успехом левых. По последним опросам, если бы парламентские выборы состоялись сейчас, СЛДС набрал бы 50% голосов, ИДС 16, УС 10. Между тем левые уже несколько месяцев, если вести отсчет от победы Квасьневского на выборах, напоминают и правящему ИДС, и обществу, что правые должны уйти, не дожидаясь парламентских выборов, так как народ уже сделал свой выбор, проголосовав за Квасьневского, которого СЛДС поддержал более чем активно, хотя президент шел на второй срок как беспартийный. Левые считают Квасьневского безусловно своим, имея в виду и его политическое прошлое и довольно прохладное отношение к ряду законопроектов, выдвинутых правым блоком.
Парламентские выборы должны состояться осенью, но если левые заблокируют бюджет, обсуждение которого должно пройти в Сейме в начале февраля, то президент, согласно конституции, вынужден будет распустить парламент и назначить досрочные выборы. Решатся ли левые на такой шаг? Во всяком случае, очевидный рост рейтинга СЛДС вместе с нарастанием безработицы делает их требование уступить власть все более настойчивым.
В этой ситуации особое место в раскладе политических сил приобрела фигура Анджея Олеховского, выступившего на президентских выборах в роли независимого кандидата и собравшего 22% голосов. Аналитики гадали, что сделает Олеховский с этим общественным капиталом: создаст ли собственную партию или примкнет к какой-то из уже существующих? Сам Олеховский делал разнообразные заявления, велись многочисленные переговоры и консультации.
И наконец грянул гром. 11 января Анджей Олеховский, маршал (председатель) Сейма Мацей Плажиньский и его заместитель Дональд Туск объявили о создании нового общественного движения «Гражданской платформы» (ГП), которая должна занять место в центре политического спектра и пойдет с собственным списком на парламентские выборы. Сенсационность события заключалась и в том, что одновременно Плажинский объявил о своем выходе из ИДС, а Туск из УС, где он был вице-председателем. И сразу же началось перебегание части «солидарников» и либералов на рельсы новой «платформы». Зазвучали голоса, что, мол, ни ИДС, ни УС не отвечают уже большей части общественных настроений и ожиданий, а «Гражданская платформа» способна объединить общество. Впрочем, звучит и немало критики по адресу «трех теноров», как прозвали инициаторов «платформы» в газете «Жечпосполита». Некоторые аналитики подчеркивают, что голоса, собранные Олеховским на президентских выборах, это не обязательно голоса, которые ГП получит на выборах парламентских. Ибо в последнем случае действуют другие законы и аргументы.
Особо сильный удар от образования нового движения получила «Уния свободы». Вместе с Д.Туском партию покинули многие видные политики и региональные активисты, в том числе президент (мэр) Варшавы Павел Пискорский и президент Щецина, председатель Западнопоморского отделения партии Марек Коцмель. С резким протестом против разрушения УС и ее вытеснения из политического центра выступил Бронислав Геремек, недавно возглавивший партию после ухода Лешека Бальцеровича с поста лидера. Он обвинил Туска в предательстве, припомнив, что всего два месяца назад, на партийном съезде, тот претендовал на место председателя партии и лишь теперь, не будучи избранным, дал волю амбициям. УС оказалась в кризисной ситуации: за последние недели партию покинули сотни рядовых членов, которые предпочли вслед со своими региональными лидерами примкнуть к «платформе». Геремек вынужден был признать серьезность потерь, если иметь в виду, что в партии до того состояло 23 тыс. человек.
Между тем «Гражданская платформа» ГП огласила свою программу: налоговая реформа, предусматривающая линейный налог при одновременном освобождении от него людей с наиболее низкими доходами; изменения в Трудовом кодексе; ликвидация предписаний, затрудняющих деятельность среднего и мелкого бизнеса; ликвидация партийных избирательных списков на парламентских выборах; ограничение депутатского иммунитета; прямые выборы войтов (глав сельских органов самоуправления), бурмистров и президентов городов. Очевидно желание инициаторов показать, что они действуют во имя широких общественных интересов и потому особо настаивают на ограничении роли партий в системе как государственного так и местного управления. В Польше в последнее время в ходу термин «партийнячество», означающий постановку на ключевые посты через партии, имеющие большинство в Сейме или органах самоуправления, своих людей, далеко не всегда компетентных и порядочных.
Изменение партийного-политического пейзажа в стране, так круто поменявшей свое устройство, представляется этапом на нелегком пути общественного самопознания. Польша ищет, поляки ищут... Значит, страна живет, развивается. Это, кстати, подтверждают и экономические данные: за последние семь лет национальный доход вырос на 45%, а производительность труда только за минувший год на 14%.

СЕМЕН БУКЧИН


Варшава


©   "Русская мысль", Париж,
N 4352, 8 февраля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...