ИЗ РЕДАКЦИОННОЙ ПОЧТЫ

 

...это вселяет надежду. Даже уверенность


Поздравляю с Рождеством Христовым и прошедшим Новым Годом! Ну и, конечно, с новым веком. Желаю здоровья, счастья и удачи во всех начинаниях. И твердости она будет сейчас всем вам в «РМ» очень нужна.
Было ужасно приятно и трогательно получить первый номер «Русской мысли» по электронной почте на день раньше его появления в интернете. Отличные материалы, и, что удивительно, как-то не ощущается уменьшение объема газеты вроде все рубрики на месте. И литературный отдел выше всяких похвал статьи о «Доме в Пасси» и о Платонове.
Кстати, с «Домом в Пасси» у меня связано воспоминание 30-летней давности. Я тогда поступил в аспирантуру и о, удача! оказалось, что в моей аспирантской книжке не указан факультет. Аспирант ТашГУ, и все. С этой книжкой и с подложным «отношением» (обдурить сов. власть, решающую, что нам читать, а что нет, это было святое) я в качестве филолога отправился в Москву, в «спецхран» Исторической библиотеки, и целый месяц ходил туда, как на работу.
Это был месяц счастья: я прочел все 70 номеров «Современных записок». Там был и «Дом в Пасси». Вообще-то Зайцев мне не кажется крупным писателем, но эта повесть затянула меня. Может быть, «под настроение».
Процитирую сам себя. У меня есть очерк «В Новом Свете, у русских» («Грани», *182, 1996), где я рассказываю, среди прочего, о нью-йоркском Синоде Русской Зарубежной Православной Церкви. В его подвальном этаже была (и есть) обширная кухня, утром и вечером заменяющая трапезную. Там «можно услышать истории трогательные и душераздирающие. В написанной около середины тридцатых годов повести "Дом в Пасси", лучшем, быть может, своем произведении, писатель-эмигрант Борис Зайцев сумел так рассказать про будни населенного русскими беженцами пансиона, что бедная парижская меблирашка переросла под его пером в подлинный Ноев ковчег спасающихся от большевистского Потопа, со всем присущим ковчегу разнообразием пассажиров. Его персонажи до того убедительны, что начинает казаться, будто знал их всегда. Прожив месяц в одной из гостевых комнат Синода и общаясь с его обитателями и завсегдатаями, мы с женой чувствовали себя настолько среди типажей "Дома в Пасси" (даром, что повесть вышла 60 лет назад), что раз я обратился к старенькому архимандриту Геласию: "Благословите, отец Мельхиседек!" именно так звали "ветхого денми" зайцевского священника».
Вот как хорошо я помнил свое впечатление от «Дома в Пасси»! Правда, проверить было негде разве что снова идти в библиотеку. Да вот беда: хотя теперь не надо прибегать к хитростям, но зато и времени ни на что не хватает. Боже, сколько мы имели досуга в «эпоху застоя»! Правда, «Дом в Пасси» наконец-то (4-5 месяцев назад) переиздали в России, однако теперь уже и боязно его перечитывать разрушить то давнее чувство. Так что поверю тому, что пишет А.Ваховская (кстати, не помню этого имени на страницах «РМ» раньше), увидевшая в повести что-то свое. Написанное с любовью не может быть ошибочным.
Спасибо и за статью Йовановича. Платонов стоит в русской литературе совершенно отдельно. Это единственный автор, которому невозможно подражать, его трудно даже пародировать, и причина тут проста: не удается поставить себя на его место, просто его до конца понять. Поэтому любая попытка объяснить его вызывает уважение. Покойный Петя Паламарчук любил чей-то стишок: «Звериный оскал миллионов рисует художник Филонов». «Художника Филонова» вполне можно заменить на «писателя Платонова». Платонова вообще следут иллюстрировать Филоновым.
Собственно, все материалы номера хороши. И это вселяет надежду. Даже уверенность. Хотя все равно ужасно грустно, что больше нельзя в четверг купить свежий номер «РМ» в киоске у метро «Смоленская». Но я не сомневаюсь, что это временно.

АЛЕКСАНДР ГОРЯНИН


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4352, 8 февраля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...