МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

ИЗРАИЛЬ СДЕЛАЛ ВЫБОР ТЕПЕРЬ ВЫБИРАЕТ ШАРОН


Победа Ариэля Шарона на выборах премьер-министра никого не удивила: поразительным оказался, быть может лишь разрыв между ним и Эхудом Бараком почти в 25% голосов (по окончательным данным, 62,3:37,6%). Теперь пора обратить внимание на самые актуальные темы структуру политической базы нового премьера и перспективу создания "правительства национального единства".

Иерусалим, 8 февраля. Первый «при Шароне» террористический взрыв.

«Русские» и ортодоксы на выборах

Ариэль Шарон не так уж популярен среди правых. Равно как Эхуд Барак среди левых. Это стало одной и причин беспрецедентно низкой явки на выборы 62.2% против 78.7% в 1999 году. Особенно Бараку не повезло с избирателями-арабами, в подавляющем большинстве голосующими за левых: среди них проголосовали лишь чуть более 20%.
«Русские», то есть новые репатрианты из стран бывшего СССР, составляющие пятую часть электората, вопреки предвыборным прогнозам, пришли к урнам гораздо дисциплинированнее, чем прочие граждане примерно 70%. И за Шарона проголосовали чуть более дружно, но расклад среди «русских» лишь на несколько десятых долей процента отличался от общеизраильского счета 62.3 : 37.6.
Зато чуть ли не поголовно проголосовали за Шарона религиозные ортодоксы разных направлений (кроме небольшой группы ультра, отрицающих сам принцип светского государства). Отдельной статистики по религиозному признаку нет, но зато есть статистика территориальная: в светских Тел-Авиве и Хайфе Шарон получил соответственно 48 и 50 процентов, в более консервативных Беэр-Шеве и Иерусалиме 70 и 78, а в населенном почти сплошь ортодоксами Бней-Браке 91%.
Ортодоксы голосовали так, как решили их духовные лидеры. Ну а «русские», как и все остальные израильтяне, «прокатили» Барака, руководствуясь инстинктом самосохранения. Кстати, после последних избирательных кампаний можно забыть о каких-то специфически правых настроениях новых репатриантов. Да, в 1997-м большинство «русских» поддерживало Нетанияху, но не только из внешнеполитических соображений большую роль сыграли обещания экономических реформ. В 1999-м «русская улица» поддержала левого Барака, правда, руководствуясь преимущественно его программой по религиозным вопросам, а не планами уступок арабам. В 2001-м «русские» пренебрегли даже угрозой клерикализма и практически в той же мере, что и остальные израильские евреи, отвергли бараковский курс в отношениях с Арафатом.

Коалиция с «Аводой»

Ариэль Шарон на протяжении всей избирательной кампании обещал создать после победы «правительство национального единства». Правда, имеющийся в Израиле опыт такого рода не слишком вдохновляет, но Шарон не может игнорировать тот факт, что у «Ликуда» в парламенте 19 мандатов, а у «Аводы» 23. Союзники же у обеих партий весьма ненадежны. К тому же, создавать коалицию с ортодоксами не многим проще, чем с левыми.
Переговоры идут полным ходом. Причем участвует в них и Эхуд Барак, объявивший было после выборов, что он уходит из политики. Главная проблема согласование принципиальных позиций в отношениях с арабами только казалась неразрешимой. В действительности же требования «Аводы» оказались не в таком уж противоречии с планами Шарона, о которых мы уже писали. Более того, еще действующий кабинет Барака единогласно принял заявление, подтверждающее, что все договоренности Барака никак не связывают будущее правительство. Среди прочего, уже согласованы планы вести переговоры о возвращении Сирии Голанских высот, а с палестинцами идти по пути заключения долговременных промежуточных соглашений. И успех переговоров, можно считать, предрешен.
Зато переговоры спровоцировали тяжелейший кризис в самой «Аводе». Эхуд Барак, подавший в отставку с поста председателя партии, и Шимон Перес, заявивший, что не претендует на этот пост, явно стремятся в кабинет Шарона и при этом конкурируют друг с другом. Остальные лидеры готовы схватиться на предстоящих партийных «праймериз». Пока выдвинули свои кандидатуры спикер Кнессета Авраам Бург и министр связи Беньямин Бен-Элиэйзер, но к ним могут еще присоединиться министр внутренних дел Хаим Рамон, иностранных дел Шломо Бен-Ами, юстиции Йоси Бейлин. При этом двое последних категорически против коалиции с «Ликудом». Настолько, что Йоси Бейлин возобновил переговоры с Йоси Саридом, лидером крайне левого блока МЕРЕЦ, о создании на базе МЕРЕЦ и левого крыла «Аводы» единой левой партии на случай, если «Авода» войдет в кабинет Шарона. Обстановка в «Аводе» накалилась настолько, что уже два ее депутата заявили, что покидают это «волчье логово» и уходят из Кнессета. А теперь еще нависла реальная угроза раскола.
Тем же левым, кто пойдет в новый кабинет, придется там сотрудничать с крайне правыми и ортодоксами, активно поддерживавшими Шарона и безусловно имеющими право на участие во власти. И это будет непросто. Впрочем, тяжелее всего придется, естественно, премьер-минстру.
Во всяком случае, и левые и ортодоксы будут мешать проводить давно назревшие реформы в экономике (демонополизация, налоговые реформы, особенно в области высоких технологий, и т.д.) и лоббировать максимально популистский вариант бюджета 2001 года (не принятый до сих пор). Собственно, с таким парламентом «Ликуд» может рассчитывать на принятие бюджета только по одной причине: если до 31 марта решения не будет, автоматически последуют всеобщие перевыборы, что невыгодно как левым и ортодоксам, которые наверняка уступят часть мандатов «Ликуду», так и лично Шарону, вместо которого, не исключено, кандидатом «Ликуда» станет Бениамин Нетанияху. А ведь экономика не единственная почва для разногласий.

Шарон и Арафат

Пока в Израиле идет бурная торговля за портфели, руководители «интифады» для себя все уже решили сразу после выборов военные действия заметно активизировались. Скажем, 11 февраля одно поселение в Газе обстреливали уже из минометов. ФАТХ призвал Палестинскую Администрацию не вести никаких переговоров с Шароном.
Однако глава Администрации (и ФАТХа) Ясир Арафат, как и все арабские лидеры, кроме Саддама, не спешит объявить переговоры окончательно сорванными. 9 февраля, на следующий день после официального объявления итогов выборов, он говорил по телефону с Шароном: предлагал возобновить переговоры и просил о смягчении экономических санкций. Ответ Шарона был достаточно категоричен: переговоры будут возобновлены после окончания вооруженных нападений, а санкции ослаблены не будут, пока Израиль не убедиться, что Администрация в самом деле «борется с террором», то есть с собственными радикалами.
С другой стороны, согласие Шарона на компромисс с левыми станет для палестинцев недвусмысленным указанием на то, что он гораздо менее тверд, чем это принято считать. А поскольку вышеупомянутый принцип долгосрочных промежуточных соглашений палестинским обществом сейчас отвергает категорически, вывод будет один эскалация насилия.
Все понимают то, что началось на «территориях» 11-го, это только прелюдия. Европейское сообщество выражает беспокойство, США официально отказались от «плана Клинтона» и откладывают любые дальнейшие шаги до формирования израильского кабинета. Все ждут, что случится в ближайшее время, то есть, попросту говоря, новых атак ХАМАС и ФАТХ и ответных действий Шарона.

АЛЕКСАНДР ВЕРХОВСКИЙ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4353, 15 февраля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...