СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

БЕСПРЕДЕЛ ПРИ МОЛЧАЛИВОМ СОГЛАСИИ ОБЩЕСТВА


На прошлой неделе произошло несколько событий, заставивших равнодушное российское общество вспомнить о Чечне:

Свидетель преступления

Вернувшись в Москву, Анна Политковская рассказала, что в расположении 45-го десантного полка она видела ямы, куда после «зачисток» бросали чеченцев, которых потом выпускали за выкуп, собранный родственниками.
О коммерческой стороне чеченской войны, о том, что омоновцы, собровцы, федералы забирают чеченских мужчин и женщин, держат их в зинданах, требуя за их освобождение деньги или оружие, которое сами же им и продают, о том, что можно выкупить труп родственника, уже много сказано и написано. Как правило, информация о подобного рода «обычаях» исходит от жертв или их родственников. Анна Политковская наверное, первый журналист, которой удалось подтвердить услышанные ей свидетельства мирных жителей рассказами представителей федеральных сил. «Такое впечатление, что командиру очень неловко за все происходящее, и он рассказывает удивительные вещи, пишет она в одной из статей, посвященных последней поездке в Чечню, как-то прилетел в полк на проверку сам командующий группировкой генерал Баранов, увидел стоявших на поле задержанных чеченцев и приказал держать их в ямах, первоначально вырытых под бытовой мусор.»
До конца неясно, было ли задержание Политковской инициативой военных, вознамерившихся попугать чересчур смелую журналистку, или «спецоперацией» ФСБ. По словам журналистки, ее несколько часов подряд допрашивали молодые офицеры, представившиеся сотрудниками ФСБ. Они пугали Анну, разглядывая фотографии ее детей, обсуждая, как можно было бы с ними расправиться, после чего подполковник повел ее на «ложный» расстрел, подведя к реактивной установке «Град» в момент боевого залпа.
В бункере Политковская провела три дня, а к тому времени в Москве уже поднялся большой шум и освобождением задержанной занялись военная прокуратура Грозного и председатель правительства Чечни Станислав Ильясов. Александр Зданович, представитель ФСБ в Чечне, сделал несколько заявлений, назвав все рассказы Политковской о том, что она видела в Чечне, «полным бредом». Но журналистка не собирается сдаваться, она уверена, что те «офицеры, которые там находятся, нуждаются в глубокой психологической, психиатрической реабилитации, потому что они просто сумасшедшие люди. Они потеряли человеческий облик. Они видят боевиков даже в мышках, которые пробегают по бункеру. Поэтому совершенно очевидно, что надо ставить вопрос о том, чтобы они были вывезены оттуда и сменены на более психически полноценных людей» (интервью газете «Коммерсантъ»).
Представитель президента по правам человека в Чечне Владимир Каламанов посетил расположение 45-го десантного полка, чтобы проверить информацию о существовании там «настоящего концентрационного лагеря с коммерческим уклоном». Вернувшись, он сообщил, что ничего подобного на окраине селения Хотуни Веденского района не обнаружил.

Первый «показательный» процесс

Судебный процесс над полковником Юрием Будановым, обвиняемым в похищении и убийстве 18-летней чеченской девушки Эльзы Кунгаевой, начался на прошлой неделе в Ростове-на-Дону. Год назад российский военный увез ее из села Танги-Чу и задушил в ходе допроса. Он объясняет свое поведение тем, что девушка была снайпером боевиков и убила многих его солдат. По утверждению родителей чеченки, Буданов Эльзу изнасиловал, однако гистологическая экспертиза этого не подтвердила, и обвинение в изнасиловании было снято.

Перед зданием суда сторонники Ю.Буданова (на фото слева) проводят митинги протеста.
Процесс проходит в маленьком зале, который не может вместить всех желающих. Перед зданием суда сторонники подсудимого проводят митинги протеста, скандируя: «Свободу русскому офицеру!» В первый день суда поддержать своего бывшего подчиненного и друга приехал его бывший командир, ныне губернатор Ульяновской области Владимир Шаманов.
По заявлению главного военного прокурора РФ Михаила Кислицына, семеро военнослужащих уже получили сроки за преступления, совершенные в ходе «контртеррористической операции». Всего по фактам преступлений против мирных жителей заведено 58 уголовных дел. Не приходится говорить, что масштаб преступлений, совершенных военными за два года, на несколько порядков выше. Все это время в Чечне исчезают люди: в аппарате Владимира Каламанова зафиксировано 850 жалоб родственников, разыскивающих своих близких. Есть основания полагать, что они становятся жертвами системы «фильтрации». Их избивают, пытают, убивают, трупы закапывают или продают родственникам.

Страшная находка

На прошлой неделе в нескольких сотнях метров от российской военной базы в Ханкале было обнаружено захоронение более 50 тел убитых чеченцев. Слухи о том, что такая «братская могила» существует, начали циркулировать по Чечне уже несколько недель назад. Родственники пропавших без вести, задержанных федералами, пытались проникнуть на территорию дачного поселка, в котором до войны жили местные партийные начальники. От некогда ухоженного и обжитого места сегодня остались лишь остовы домов, воронки от бомб, заросшие сорняками огороды. Вся территория поселка заминирована.
28 февраля в приемную правозащитного центра «Мемориал» в Грозном обратилась Любовь Дариева и рассказала, как ей удалось вывезти с территории дачного поселка труп ее мужа Адама Чимаева. Он был задержан на блокпосту между Шали и Герменчуком 3 декабря 2000 г. и увезен вместе с машиной «Волга». В тот же вечер в новостях российского телевидения было объявлено, что задержан соратник Масхадова. По словам его жены, Чимаев никогда не был близок к Масхадову, до войны работал сотрудником ГАИ в Октябрьском районе Грозного.
В начале февраля от сотрудника одной из комендатур родственники Чимаева узнали, что на одной из разрушенных дач находится его тело, которое им было предложено вывезти за три тысячи долларов. Договорившись с военными, они пришли в дачный поселок, где опознали тело Чимаева, а через два дня приехали его забирать. Тогда-то они обнаружили тела еще двух расстрелянных людей, которых не было в этом подвале, когда они приезжали в первый день.

Жертвы внесудебных казней

21 февраля были найдены и опознаны родственниками тела двух жителей села Радужное, задержанных российскими военнослужащими 12 декабря прошлого года. Брат одного из них, Магомед Магомадов, заместитель главы администрации села, пользуясь своими связями, смог проникнуть на территорию охраняемого дачного поселка. В последующие дни, по официальным сообщениям, найдено 48 тел. С подачи властей получила хождение версия о том, что «большая часть погибших боевики, убитые во время разборок». Прокурор Чеченской республики В.Чернов сообщил, что, скорее всего, дачный поселок «использовался боевиками как своеобразное кладбище».
Представители «Мемориала», на днях вернувшиеся из Чечни и видевшие вывезенные трупы, утверждают, что «большинство людей, чьи тела были обнаружены в дачном поселке у Ханкалы, стали жертвами внесудебных казней». По словам судмедэкспертов, многие были убиты меньше года назад, в некоторых случаях можно говорить о том, что убийство произошло совсем недавно месяц-два назад.
Рассказывает председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов: «28 февраля мы были в Грозном и видели 23 тела, выставленных для опознания на площадке МЧС, и два тела в помещении РУВД Октябрьского района Грозного. Среди убитых есть три женщины, у двух мужчин отрезано левое ухо».
Сотрудники «Мемориала» засняли на видеопленку обнаруженные в дачном поселке тела, выставленные в МЧС. Фотографии, сделанные с видеопленки, можно увидеть на сайте «Мемориала» www.memo.ru. На пресс-конференции, состоявшейся 5 марта в Москве, врач Александр Соколов, сотрудник «Мемориала», привел первые результаты исследования видеопленки: «Невозможно установить по снимкам конкретные причины смерти погибших, однако на сохранившихся останках имеются следы огнестрельных ранений и колото-резаных ран. Можно предположить, что по крайней мере в большинстве случаев смерть пострадавших носила насильственный характер».

Будут ли раскрыты военные преступления?

К сожалению, отсутствие условий для проведения серьезного расследования не оставляет больших надежд, что когда-нибудь это преступление будет раскрыто. По словам Олега Орлова и исполнительного директора правозащитного центра «Мемориала» Татьяны Касаткиной, судмедэксперты Грозного не имеют в своем распоряжении ничего, кроме резиновых перчаток и скальпеля, не хватает самых необходимых вещей начиная с мешков для трупов и кончая аппаратурой, необходимой для фото- и видеосъемок тел и тех мест, где они были обнаружены. Если в ближайшее время ситуация не изменится, то будет потеряно время, и виновных никогда не найдут.
Главный вопрос, на который пока нет ответа: хотят ли российские власти найти виновных в этом преступлении?
«Сообщения официальных лиц об обнаруженных в дачном поселке телах крайне противоречивы и путаны. Нельзя исключить, что подобная неточность и невнятность вполне преднамеренны, говорится в материалах «Мемориала», посвященных страшной находке у Ханкалы. Создается впечатление, что главной задачей прокурора Чечни в связи с проводимым расследованием является попытка "вывести из-под удара" представителей федеральных сил».
Захоронение в дачном поселке «Здоровье» не первое найденное в Чечне. За время контртеррористической операции было обнаружено несколько таких «братских могил». По отчетам МВД, за год после окончания военной операции в республике было задержано около 20 тыс. человек, а в следственные изоляторы доставлены около двух тысяч, которым было предъявлено обвинение, остальные были отпущены. Но известны случаи, когда тела тех людей, которые, по данным МВД, считались отпущенными на свободу, находили со следами пыток в могилах и ямах.
В Чечне не объявлено чрезвычайное положение, поэтому военные и внутренние войска не имеют права задерживать гражданских лиц. Но они это делали, делают и будут делать. С молчаливого согласия российских либеральных политиков, депутатов, правительства, интеллигенции, обывателей всех, кто уже устал от сообщений об обстрелах блокпостов, задержаниях «боевиков», спецоперациях ФСБ, якобы взявшей под свой контроль ситуацию в мятежной республике. На митинг, организованный в Москве правозащитными организациями в годовщину сталинской депортации чеченцев, пришло не более сотни человек.
«В районе военной базы в Ханкале постоянно пропадают люди. Теперь мы знаем, где их надо искать. Я не знаю, сколько будет найдено таких захоронений, говорит сотрудник «Мемориала» Александр Черкасов. Это делают наши соотечественники, которые вернутся с чеченской войны в Россию».

ЗОЯ СВЕТОВА


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4356, 8 марта 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...