СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

В РОССИЮ ВЕРНУЛСЯ БЮДЖЕТНЫЙ ДЕФИЦИТ

Микрокризис ставит под сомнение эффективность действий исполнительной власти


11 марта министр финансов Алексей Кудрин обнародовал данные об исполнении федерального бюджета на 2001 год. В январе его дефицит составил 14,5 млрд. руб. (1,2% ВВП), в феврале 20,1 млрд. (3,4%). Это произошло несмотря на перевыполнение февральского задания по доходам на 6%. Более того, расходы были профинансированы лишь на 87,4%.
За последние несколько лет российские граждане начали постепенно забывать о таком понятии, как бюджетный дефицит. Если верить официальным пропагандистам, этого больше никогда не повторится. Это раньше, мол, Россия была слабенькой страной, власть закрывала глаза на бюджетный дефицит, долги пенсионерам и учителям, самоуправство региональных баронов, чеченский сепаратизм и «диктат» Запада во внешней политике. Теперь времена изменились, на дворе новая эпоха, державе возвращается былое могущество и т.д. Однако выясняется, что это не совсем так.
Само по себе сообщение о бюджетном дефиците поначалу не казалось сенсацией. Правительству пришлось пойти на внеплановые расходы, перечислив крупные платежи Парижскому клубу. Следующие значительные суммы предстоит выплачивать только в августе, поэтому пока вроде бы можно и не беспокоиться. Но, если присмотреться повнимательнее, все выглядит не столь благополучно. 33 из 44 млрд. руб. выплат Парижскому клубу были взяты из средств, оставшихся от бюджета-2000. Но дефицит составил не 11, а 20 млрд. руб. Правительству теперь приходится предпринимать срочные меры, дабы этот дефицит компенсировать.
В долгосрочной перспективе дефицит может инкриминироваться кабинету министров как свидетельство слабости его экономической политики. Но, вопреки ожиданиям части истеблишмента, Путин не торопится отправлять Касьянова в отставку. Поэтому ближайшим политическим последствием микрокризиса, вполне вероятно, станет укрепление позиций правительства. Именно исполнительной власти в обход парламента предстоит решать, какие из утвержденных расходов считать приоритетными, а какие отложить на потом. Это один из серьезнейших рычагов воздействия на лоббистские группы. Если верить данным Счетной палаты, даже в прошлом году, несмотря на вполне благополучное положение с бюджетом, правительство недофинансировало бюджетные расходы на 58 млрд. руб., направив эти средства на незапланированные цели. В феврале оборонные нужды были профинансированы на 77,2%, охрана окружающей среды на 60%, промышленность на 50%, сельское хозяйство на 43,4%, на региональные трансферты было выделено лишь 87% запланированных средств. При этом расходы на поддержание правопорядка, здравоохранение, культуру, науку, образование были профинансированы полностью или почти полностью. Помимо этого, кабинет министров хотел бы лишить законодательную власть влияния на процесс приватизации: 15 марта кабинет министров обсудил инициативы, ограничивающие возможности парламента в сфере продажи государственного имущества.
Но эти успехи носят сугубо конъюнктурный характер и имеют значение лишь с точки зрения борьбы различных групп в верхах. Ситуация же в экономической сфере вызывает все большую озабоченность. Инфляция превышает заложенные в бюджете темпы (в январе-феврале она уже составила около 5%, в то время как бюджет рассчитан исходя из 12-14% в год). Кабинет министров вынужден прибегать к выпуску казначейских облигаций, часть расходов профинансирована за счет продажи компании «Востсибуголь» и реализации государственных запасов драгоценных металлов и камней. Мировые цены на нефть постепенно падают. Тревожным знаком стала и дестабилизация на мировых фондовых рынках. Дело может кончиться сокращением спроса на продукцию российского экспорта.
Бюджетный дефицит ставит перед исполнительной властью и еще один неприятный вопрос. Основными «китами», на которых держалась политическая стабильность в начале президентства Путина, были беспрецедентная популярность первого лица страны и относительно благополучная ситуация с деньгами. Их можно было довольно спокойно раздавать если не всем желающим, то хотя бы большинству, не ввязываясь в серьезные конфликты. Кабинет Касьянова действует исходя из этих соображений. Такая политика не носила вынужденного характера и была связана с осторожностью президента и его нежеланием рисковать своим рейтингом. Его войны с оппонентами имели скорее политическое, нежели финансовое измерение вопрос о деньгах не ставили на передний план. Теперь, чтобы справиться с требующими своего куска бюджетного пирога лоббистами, Путину предстоит продемонстрировать известную политическую волю. К этому надо быть готовым и морально, и организационно, выработав четкие критерии возможного секвестра. В противном случае дело может кончиться раздачей остатков бюджета победителям лоббистских войн или «равноприближенным» к власти структурам, что имеет мало общего с внятной экономической стратегией.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4358, 22 марта 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...