КНИЖНАЯ ПОЛКА

 

ПРОГУЛКИ ПО «КРЕЩАТИКУ»

Новый номер русского европейского журнала


Очередной номер журнала «Крещатик» событие пусть не эпохальное, зато говорящее о том, что рискованные проекты могут выживать и даже развиваться. Созданный два года назад в Германии русскими эмигрантами из Киева, журнал сделался центром притяжения для литераторов «четвертой волны», тоже не избежавшей собственной драмы. 90-е стали годами распада и разочарований, когда на месте одной страны находишь другую, где ты уже персона нон-грата, а земли обетованной не находишь нигде. А что в таком случае делает наш человек «с умом и талантом»? Правильно: садится и пишет, что ни хорошо, ни плохо, а данность.
Литература диаспоры, естественно, требует площадки, где тексты были бы представлены сравнительно полно. Кроме того, уничтожив явную зависимость печатных органов от власти, российская жизнь создала зависимость неявную, связанную прежде всего с финансированием; и, хотя «независимость» любого печатного органа недостижимая в реальности абстракция, на Западе давления меньше. Меньше и нездорового ажиотажа, который нередко наблюдается в наших толстых журналах. Фонд Сергея Параджанова, на чьи деньги издается «Крещатик», может обеспечить приличную полиграфию и авторские экземпляры, но не более.
Возможно, основатели издания даже не думали, что центральная улица «матери городов русских» протянется так далеко, включив и Нью-Йорк, и Прагу, и Тель-Авив. Стоит взять в руки любой номер журнала, и перед вами запестрят названия городов из разных стран, куда судьба забросила соотечественников, умеющих и находящих время писать.
Впрочем, ориентация лишь на эмигрантскую среду сослужила бы журналу дурную службу. Понятно, если этим занимаются не от хорошей жизни, но сейчас времена иные, когда искусственные ограничения по географическому принципу скорее во вред изданию. Редколлегия регулярно публикует российских авторов. В последнем номере опубликовано девять авторов из Петербурга. В No.2 за прошлый год был раздел «В гостях у «Крещатика» поэты Москвы» (в предыдущем точно так же «гостила» большая компания поэтов из Питера).
Так что с географией тут все в порядке. Уместней поговорить об эстетике (ради экономии места ограничимся разделом прозы). Автору этих строк уже приходилось писать в «РМ» о пассеистических настроениях, царивших на встрече с редакцией «Крещатика» в петербургском издательстве «Лицей» (см. «РМ» No.4316). К счастью, эмоции Марка Нестантинера (заместителя главного редактора) не всегда совпадают с тональностью помещенной в журнале прозы. Многие тексты вполне современны если говорить об их тематике. Если же говорить об эстетическом воплощении, то положение будет выглядеть несколько иначе.
Даже беглый взгляд обнаружит в «Крещатике» преобладание так называемой «нон-фикшн». Определенная степень беллетризации, разумеется, присутствует, и тем не менее сразу различаешь почти необработанный личный опыт, повествование в варианте «как-это-было-на-самом-деле». В особенности этим грешат авторы-эмигранты, то ли отдавая дань моде на невыдуманную литературу, то ли не умея справиться с захлестнувшим их потоком новых реалий и впечатлений. Перемена страны и окружения всегда шок, тут не до эстетических поисков, и чисто по-человечески это можно понять. Можно понять и то, что невыдуманность в наше релятивистское время расценивается некоторыми авторами как некий адекват подлинности, как достойный ответ чудищу «постмодерна».
Но от художественности никуда не денешься, «подлинность» действует лишь до определенной границы, где упирается в ограниченность эмпирического мира. И настоящего «гамбургского счета» такая проза не выдерживает, предлагая тривиальный образный ряд, сводя художественный эффект к минимуму. А зачем тогда огород городить? Есть честный жанр очерка и другие публицистические жанры, позволяющие сказать о том же, но более емко и коротко.
Вышесказанное, разумеется, не исчерпывающая истина. В последних номерах появилась необычная проза петербуржца Бориса Ванталова или живущего в Лондоне Александра Кустарева, который в романе «Похищение детей» пытается воссоздать некую условную реальность в духе Кафки да еще сопрячь это с динамичным, почти приключенческим сюжетом. «Крещатик» живой журнал, он, к счастью, развивается, и сказанное о нем сегодня завтра уже может наполовину утратить актуальность.
Содержание последних номеров доказывает, что журнал расширяет и круг своих авторов, и круг своих тем, не собираясь себя ограничивать и делать магистральным направлением судьбу эмигранта какой бы то ни было «волны». «Крещатик», думается, должен все же выводить к храму, а не к ОВИРу, ибо человек живет не только (и не столько) в границах государств, но и в мире, в космосе, и, коль скоро он взялся марать бумагу, в первую очередь надо выяснять отношения с этими вещами и с собственной душой. Тогда, быть может, и новая эстетика появится не искусственная, а вполне органичная, а прогулки по «Крещатику» станут еще интереснее.

ВЛАДИМИР ШПАКОВ


Санкт-Петербург


©   "Русская мысль", Париж,
N 4358, 22 марта 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...