МИР ИСКУССТВА

 

«ЛЕДИ МАКБЕТ МЦЕНСКОГО УЕЗДА» под управлением Ростроповича

Дижон, музыкальный центр «Аудитория»


Финальная сцена спектакля.
В Дижоне было только два представления оперы Шостаковича. Новый спектакль родился в 2000 г. в Мадриде благодаря сотрудничеству пяти театров, затем был показан в Мюнхене. В следующем сезоне его увидят в Буэнос-Айресе, Сантьяго и Рио-де-Жанейро.
Для французской премьеры Дижон был выбран неслучайно. В 1998 г. здесь открылся крупнейший в Европе музыкальный центр. По акустике его зал на 1611 мест один из лучших в мире: здесь можно слышать каждый инструмент оркестра и каждое слово певца, даже если он поет шепотом, стоя спиной к залу.
Опера в 4 актах и 9 картинах идет три часа с 30-минутным антрактом. Оркестр находится на сцене, а дирижер стоит как на капитанском мостике. Это позволяет видеть всю выразительность Ростроповича и подчеркивает его роль как главного вдохновителя спектакля.
На экран постоянно проецируются цветные заставки, часто с компьютерной графикой, а также кино- и телекадры, либо снятые заранее, либо транслируемые со сцены (крупные планы героев). Это создает необходимую атмосферу и придает особую глубину, масштаб и динамику всем картинам. Как кинокадры, они проходят без разрыва, и весь спектакль смотрится на одном дыхании, захватывая кинематографическим реализмом и символизмом, а также деталями игры артистов и развития мизансцен. Интерьеры дома Измайловых возникают путем плавного выдвижения из кулис отдельных предметов мебели. Аскетизм сценографии полностью отдает сцену музыке и пению.
Ростропович не только вдохнул русскую душу в спектакль, но и дал подлинно авторскую интерпретацию партитуры Шостаковича, что подтвердила и вдова композитора, присутствовавшая на французской премьере. В исполнении симфонического оркестра Баварского радио звучала вся палитра партитуры: от теплых, нежных полутонов до огненных, страстных красок, от задушевно-лирических мелодий до солдатских куплетов и разухабистых плясовых, от острого бурлеска и опереточной пародийности до мучительного трагизма.
Вокальное богатство болгарского хора им. Святослава Обретенова особенно ярко проявилось в картинах свадьбы и каторги. Редкой глубины и достоверности достигла Светлана Савина в роли Катерины. Олег Видеман, тенор из Алма-Аты (Сергей), продемонстрировал не только сильный голос и вокальное мастерство, но и незаурядное актерское дарование. Живые, убедительные образы создали Андрей Антонов, Александр Кравец, Федор Кузнецов, Ирина Новикова, Фарит Xусейнов, Людмила Касьяненко, Люцина Казаченко, Джанкарло Болдрини. Режиссер спектакля аргентинец Серхио Ренан.
Сценическое решение и оформление спектакля настолько созвучны музыке, что, пожалуй, можно утверждать: среди множества постановок этой оперы в России и на Западе новому спектаклю нет равных. Мстислав Ростропович воздвиг музыкальный памятник своему учителю.
После премьеры в Дижоне Ростропович встретился с членами Международной ассоциации музыкальных критиков и рассказал о своей давней любви к опере «Леди Макбет Мценского уезда». Текст его выступления публикуется в нашей записи.

ВИКТОР ИГНАТОВ


Дижон Париж


©   "Русская мысль", Париж,
N 4358, 22 марта 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...