Шахматы:

 

«В ВАШИХ РУКАХ ШАХМАТНАЯ ИСТОРИЯ...»


Конечно, никто не может диктовать выдающимся шахматистам, особенно чемпионам мира, в каких турнирах им играть или не играть. Но вот в Монако только что начался турнир, организуемый ежегодно голландским миллионером Д.Остеромом, и среди его участников чемпион мира Владимир Крамник. Турнир этот скорее развлекательный, чем серьезный. Половину партий участники играют с укороченным контролем времени, а другую соревнуются в игре вслепую. Интересно, почему Крамник (или Ананд, тоже играющий в Монако) не играл в серьезном турнире в Линаресе, где так убедительно первенствовал Каспаров? Почему, кстати говоря, Крамник так возражает против того, чтобы Каспаров имел право сыграть с ним матч-реванш? Трудно допустить, что Крамник, так убедительно выигравший матч у Каспарова прошлой осенью, теперь боится встречи с ним в матче или хотя бы в одной турнирной партии.
Вероятно, чтобы не мучить себя всеми бесконечными «почему», я решил написать открытое письмо новому чемпиону мира. Оно было опубликовано на страницах интернетного «Клуба Каспарова». Предлагаю его (в сокращенном варианте) вниманию читателей.

ЛЕВ ХАРИТОН


Нью-Йорк



Глубокоуважаемый господин Крамник!
Пишу Вам, чемпиону мира по шахматам, в надежде, что чтение этого письма не отнимет у Вас слишком много времени и заставит задуматься над вопросами, которые волнуют не только меня, но и многих, кому небезразличны шахматы.
В течение 50 лет, а точнее с весны 1951 г., когда только научился делать ходы на шахматной доске, я всегда с особым волнением слежу за матчами на мировое первенство по шахматам. Иначе говоря, начал с матча БотвинникБронштейн! А в прошлом году каждую минуту ждал интернетных сообщений из Лондона о Вашем матче с Гарри Каспаровым.
Хочу от всей души поздравить Вас с победой в этом матче и завоеванием высшего шахматного звания. Победой поистине титанической, ибо одержанной над шахматистом, имя которого стало символом шахмат. Каспаров казался непобедимым, и вот Вы свергли его с шахматного трона. Даже с позиций сегодняшнего дня Ваша победа над ним кажется подвигом Геракла.
Странно, более того, обидно, что эта победа, по моему (и не только моему) мнению, не нашла соответствующей оценки в глазах наших современников. Более того, делается все, чтобы принизить значение Вашего достижения. От скольких сегодня можно слышать: какой там Крамник чемпион мира чемпион сегодня Ананд! Так говорят те, кто считается только с чемпионатом Илюмжинова. Говорят и о том, что Каспаров в матче был не Каспаров, что он, мол, был не в форме, что победа Ваша была случайной и пр. Надо совсем не понимать шахмат, смысла борьбы на высшем уровне, чтобы делать такие заявления. Или просто злонамеренно не хотеть смотреть в глаза шахматной правде.
Вы выиграли матч у шахматиста, побеждавшего практически во всех сильнейших турнирах и матчах в последние 20 лет. И, кстати говоря, продолжающего и сейчас, после проигрыша Вам матча, выигрывать турнир за турниром. И какие турниры!
Те, кто не признаёт Вашего достижения, даже утверждают, что этот матч не был матчем на первенство мира. Логика у них железобетонная: раз Вы не играли в отборочных соревнованиях, то уже не имели претендентских прав. Им недостаточно того, что у Вас был перед матчем второй рейтинг в мире, им недостаточно даже того, что в соперники Вас выбрал сам Каспаров. Можно напомнить им: объявив, что играет с Вами матч на мировое первенство, Каспаров сам поставил на кон свою шахматную корону.
Мне доводилось уже читать в прессе, что 14-й чемпион мира Халифман, а 15-й Ананд. А где же Ваше имя? Мы живем в такое время, когда вся предшествовавшая история мира ставится под сомнение. Каспаров, например, горячо поддерживает нелепую теорию Фоменко. Не буду вникать в дебри истории, но Ваш матч с Каспаровым это все-таки не времена Ивана Грозного с Малютой Скуратовым. Он случился у всех на глазах, и отрицать Ваше чемпионство попросту абсурдно.
Теперь Вы вошли в когорту тех, кем по праву гордится шахматный мир, стали наследником тех, кто сделал шахматы высоким искусством. Конечно, на Вас сегодня легла огромная и почетная ответственность продолжить славные традиции тех, кто был на шахматном Олимпе до Вас. И не только за шахматной доской, но и вне ее. Каждое Ваше слово, каждый поступок должны быть выверены и взвешены. Любая неопределенность, колебание будут восприниматься миром как слабость.
Должен заметить, что некоторые Ваши интервью после матча с Каспаровым наводят на мысль, что Вы сами еще не полностью поняли, какая ответственность легла на Ваши плечи. К примеру, стоит ли говорить о том, что сегодня в шахматном мире или, как Вы утверждаете, в борьбе за шахматную корону царит анархия, что нужно все привести в систему, определиться в смысле организации отборочных соревнований за первенство мира и т.д. Ваши слова, полагаю, льют воду на мельницу тех, кто говорит, что Вы не настоящий чемпион или, в лучшем случае, чемпион эпохи разброда. Скажите на милость, ну кто бы, кроме Вас, сегодня мог победить Каспарова? Ананд, который, наверное, сам забыл, когда последний раз выиграл у Каспарова партию? Или Широв, регулярно проигрывающий Каспарову, никогда не выигравший у него ни одной партии? Или, может быть, кто-то из молодых?
Нет, никого сегодня не видно на горизонте, кто бы хоть как-то мог приблизиться к Каспарову. Стоит ли в данной ситуации говорить, как сказали Вы, что Каспаров должен пройти отборочное соревнование претендентов и что теперь надо заниматься разработкой правил будущего цикла претендентских соревнований? Упаси Вас Бог согласиться играть «объединительный» матч с Анандом. Такой матч при том, как сегодня играет Каспаров, и при том, что Вы победили Каспарова, ничего не даст, будет просто смехотворен.
Не следует думать, что я стою за анархию. Пусть Илюмжинов или кто-либо другой организует соревнования, в которых будут играть лучшие шахматисты мира. Но это ни в коем случае не будут чемпионаты мира. На первенство мира не могут претендовать реально так много людей. Можно обратиться к истории и увидеть, что всегда была какая-то совсем маленькая группа шахматистов, которая превосходила всех остальных. Сегодня, бесспорно, Вы и Каспаров превосходите всех. Так же, как в 20-е годы всех опережали Капабланка и Алехин. В начале XX века весьма долго такой перевес был у Ласкера. Карпов и Каспаров долго намного превосходили всех. Несомненно, определенный период никто не мог стать рядом с Ботвинником.
Бесспорно, что Ваша победа над Каспаровым в матче, а также Ваши результаты против него в течение многих лет показывают, что Вы его достойнейший соперник. Единственный соперник!
Поэтому меня крайне удивляет то, что Вы категорически отказываетесь даже обсуждать вопрос о матч-реванше. Удивляет и Ваше отношение к институту матч-реванша. Ласкер не считал зазорным играть матч-реванш со Стейницем. Эйве не ставил препятствий Алехину. Вы критикуете Ботвинника, говоря, что он реваншами хотел продлить свое шахматное правление. Я уже давно заметил, что негативное отношение к Ботвиннику, проявлявшееся при его жизни и продолжающееся и поныне, когда его давно нет, стало привычным штампом. Мы уже оставили XX век, и пришло время на многое взглянуть другими глазами. Странно, что Вы, человек нового времени, присоединяетесь к голосам критиков, держащихся за догмы. Могу заметить: Ботвинник выигрывал реванши и доказал, что они отнюдь не бесполезное предприятие. Кроме того, матч-реванши Ботвинника обогатили шахматы, сегодня их можно рассматривать как интереснейшую страницу шахматной истории.
Уверен, что матч-реванш с Каспаровым историческая необходимость. Не нужно и говорить, что он будет интересным событием шахматной жизни. Вам звонят шахматисты и просят Вас не играть с Каспаровым, говоря, что это разрушит шахматную жизнь, разъединит шахматный мир и т.д. Если Вы послушаетесь их советов, то вообще не будет никаких матчей на мировое первенство будут илюмжиновские шоу, а Вы просто останетесь не у дел.
Так уж устроена человеческая память. Запоминается то, что было недавно, а события, даже чуть отдаленные во времени, покрываются пеленой забвения. Разумеется, никто не забудет Вашу победу в матче над Каспаровым. Она стала такой же частью шахматной истории, как, скажем, победа Таля над Ботвинником или Фишера над Спасским. Но вот начался новый год, и Каспаров выиграл два турнира. И уже раздаются голоса: а не случайно ли он проиграл матч Крамнику, а не сильнее ли он Крамника? Конечно, Вы можете отнестись ко всем этим вопросам с улыбкой. Но задумайтесь: что же будет дальше? Представим, что Каспаров и дальше будет выигрывать турниры, а Вы либо будете занимать вторые-третьи места, либо не будете играть вообще, как это было в Линаресе. Понятно, что мир будет воспринимать как чемпиона только Каспарова.
Неужели Вас сможет устроить подобная ситуация? Ситуация, при которой Каспарову будут ежегодно вручаться «Оскары», а его рейтинг будет намного превосходить Ваш? Мне кажется, Ваше честолюбие не сможет стерпеть этого. Да и чисто творчески Вы захотите подтвердить правомочность Вашей победы в Лондоне. Думаю, еще несколько таких побед Каспарова, как в Вейк-ан-Зее и Линаресе, и даже те, кто советует Вам не думать о матч-реванше сейчас, заговорят о том, что реванш играть все-таки надо.
Да, играть реванш с Каспаровым все-таки надо! Возможно, не сейчас, а, скажем, в октябре, чтобы между двумя матчами было расстояние в один год. Чтобы и Вы, и Каспаров могли прекрасно подготовиться и показать игру еще более высокого класса, чем в Лондоне. И дело не только в результате: своей игрой Вы поднимаете планку, показываете возможности человека в шахматах; на Ваших партиях учатся тысячи и тысячи людей. Может быть, это и есть самое главное побуждение к тому, чтобы такие матчи игрались!
Кстати, о результате. Как закончится такой матч? Честно скажу, я верю в Ваш успех. И дело не в том, как сказали Вы, что Вы его не боитесь, а другие боятся. Если бы это было так, то все было бы очень просто. Нет, Вы ставите перед Каспаровым такие проблемы, которые другим поставить пока что не по плечу. Это касается и трактовки дебютных проблем, и сложных миттельшпильных позиций. Не может Каспаров справиться и с Вашей глубоко эшелонированной обороной, с Вашим умением переходить от защиты к контрнаступлению. Кажется мне, он не улавливает ту грань, когда Ваша игра смещается, делая сдвижку от обороны к наступлению. Возможно, в Лондоне это-то и было для него камнем преткновения.
Не сомневаюсь, что игра в матч-реванше будет для Каспарова гораздо более мотивированной: бороться за звание всегда легче, чем отстаивать его. Но и для Вас этот матч будет вызовом, а не простой защитой высшего титула. Думаю, Ваше отличие от всех шахматистов, играющих против Каспарова, состоит в том, что каждый поединок с ним Вас воодушевляет, поднимает до максимума чувство ответственности, не позволяет ни на секунду расслабиться.
Нет у меня сомнений и в том, что сегодня на такой матч найдутся спонсоры. Если же Вы будете уклоняться от матч-реванша, а Каспаров продолжит свои победы в супертурнирах, то со временем интерес спонсоров снизится. Вспомните, как несколько лет назад, когда Карпов был еще в форме и шли разговоры об объединительном матче между ним и Каспаровым, в спонсорах не было недостатка. Но стоило Карпову пару раз неудачно выступить, и о матче перестали говорить.
Вот какими мыслями мне хотелось поделиться с Вами. В Ваших руках не побоюсь высокопарно выразиться шахматная история. И хотелось бы, чтобы Вы были на высоте. На той же высоте, как когда Вы играете в шахматы.
Желаю Вам всего доброго и новых творческих достижений.

ЛЕВ ХАРИТОН


шахматный обозреватель газеты «Русская мысль» (Париж)


©   "Русская мысль", Париж,
N 4358, 22 марта 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...