РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО

 

ЗАПЛАТИМ ЛИ МЫ НАЛОГ ЦЕРКВИ?

И стоит ли это делать?


21 марта митрополит Кирилл (Гундяев), человек, чье положение в Церкви не позволяет произносить необдуманных слов, выступил с предложением ввести «церковный налог» по примеру многих стран, в том числе и европейских.
На следующий день в обширном интервью радиостанции «Эхо Москвы» он разъяснил суть своего предложения. Митр. Кирилл не имеет в виду увеличения налогов, но выделение некоторой небольшой части подоходного налога в особый налог на социальные программы, который налогоплательщик смог бы по своему усмотрению доверить тому или иному религиозному объединению на благотворительную деятельность, ну а если его ни одна конфессия не устраивает, то государству.
Понимая, что чиновникам в принципе не должна понравиться идея поделиться частью распределяемых средств, митр. Кирилл предложил своего рода обмен: «Если государство часть средств, которые заложены в подоходный налог, будет передавать религиозным организациям, то у государства будет морально-юридическое право проверять всю эту бухгалтерию». Не секрет, что непрозрачность и «неформальность» церковной бухгалтерии давно раздражают власти. (Впрочем, митр. Кирилл счел нужным оговориться: «Иногда раздаются критические голоса, что церковные средства якобы недостаточно прозрачны. Должен сказать, что эти голоса просто тоже от неведения».)
Чиновники отнюдь не обрадовались. Уже 22 марта первый замминистра финансов Алексей Улюкаев назвал идею митрополита «абсолютной нелепостью» и в один голос с министром по налогам и сборам Геннадием Букаевым в качестве несокрушимого аргумента напомнил об отделении Церкви от государства.
На самом деле аргумент этот не так уж несокрушим. Конечно, государство не может делать Церковь своим агентом, но оно может с ней сотрудничать. Сотрудничество государства с общественными организациями в социальных вопросах вполне нормально, а здесь любая религиозная организация выступает в качестве общественной. Вопрос в том, оправдана ли именно такая форма сотрудничества.
В ней вряд ли заинтересованы все религиозные объединения: те из них, чье финансовое положение устойчиво, не променяют непредсказуемых доходов от такого налога на дополнительный контроль государства. Да и не факт, что общие поступления от введения налога сильно возрастут: многие верующие, которые сейчас сами приносят свои пожертвования, могут ограничиться налогом, который окажется меньше прежних пожертвований.
Вот Русская Православная Церковь действительно не может жить на пожертвования: расходы растут, а пожертвования стремительно сокращаются. Да и околоцерковный бизнес уже далеко не в том состоянии, как несколько лет назад. По оценке известного аналитика Сергея Чапнина (статья «Церковь на грани банкротства» на сайте «Вести.Ру»), после явного отказа Кремля в реституции церковного имущества терять РПЦ нечего и вполне можно предлагать «церковный налог». В этом смысле показательно, что инициативу митр. Кирилла немедленно одобрил председатель исполкома Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России Зиновий Коган: без поддержки Гусинского дела у Конгресса идут не очень хорошо.
Тут уместно привести немного арифметики. Чтобы покрыть нынешний дефицит общецерковного бюджета, оцениваемый Чапниным в 16 млрд. руб., нужно выделить религиозным организациям примерно 10% подоходного налога, да и то в предположении, что все то ли 60, то ли 80% «исторически православных» доверят свои деньги именно РПЦ. На такую долю государство, разумеется, не пойдет, да и митр. Кирилл, на 10%, наверное, не рассчитывает. С другой стороны, тот же Чапнин склонен считать, что «церковный налог» направят РПЦ не 80% граждан, а скорее 2%, т.е. постоянные прихожане, и делает вывод: «Налоговые сборы не решат и десятой части финансовых проблем Московской Патриархии».
Но в этом расчете есть две ошибки. Во-первых, граждане будут не приплачивать Церкви, а отдавать часть налога ей вместо государства. А если сравнить рейтинги доверия Церкви и любого государственного института, легко поверить, что многие малорелигиозные или даже вовсе безрелигиозные люди предпочтут перечислять свои налоги Церкви. Во-вторых, Московской Патриархии вовсе не обязательно покрывать весь дефицит епархий и приходов. К тому же все понимают, что финансовая отчетность на всех уровнях не отражает реального положения вещей и не все так уж безнадежно плохо. А официальный дефицит бюджета самой Патриархии на три порядка меньше общецерковного! На Патриархию даже и малой толики всенародного «подоходника» вполне хватит, и еще некоторым беднейшим епархиям достанется.
Так что с точки зрения части религиозных объединений «церковный налог» благо. Он может устраивать и часть верующих, готовых именно таким образом поддерживать свои объединения. Но приемлем ли он для государства, точнее для общества в целом?
В западных странах, на опыт которых ссылается митр. Кирилл, «церковный налог» превращенная форма десятины, ранее признававшейся государством как обычный налог и зачастую государством же взимавшийся и распределявшийся. У нас эта традиция, как известно, давно прервана, и теперь, чтобы ее восстановить, требуется четко разъяснить, что имеется в виду.
Понятно, что даже часть собираемого государством налога не может идти просто на поддержку религиозных объединений: это действительно было бы нарушением принципа отделения Церкви от государства. А если речь идет о социальных программах, то надо оговорить, о каких именно.
Государство в принципе могло бы отказаться в пользу религиозных объединений от части своих социальных обязательств. Для этого пришлось бы какую-то социальную систему разделить по источникам финансирования. Не говоря даже о сфере образования, представим такое разделение в здравоохранении. Объем финансирования от разделения источников не изменится, зато, если каждая подсистема (государственная, православная, баптистская и т.д.) заведет свои отдельные страховые полисы, это создаст огромные проблемы для пациентов, а если страховая система останется единой, то просто ничего не изменится, кроме вывесок. Такой подход не принесет ничего, кроме увеличения операционных расходов налогового министерства.
Государство могло бы доверить религиозным объединениям те сферы социальной работы, с которыми не справляется само: опеку бездомных, ресоциализацию бывших заключенных и т.п. Всё это, безусловно, дела очень нужные, и любое религиозное объединение нашло бы энтузиастов для такой работы, если бы на нее были деньги. Но речь-то идет не об увеличении налога, а о его перераспределении. Значит, выделяя деньги на одни сферы, государство вынуждено будет сократить другие, причем отнюдь не строительство ракет передел предполагается (и политически возможен) только в социальной сфере. Что в ней сокращать, т.е. у кого отобрать деньги, ни один религиозный лидер, естественно, не говорит. Тем более не выступит со встречными предложениями государство: реформа социальной сферы идет очень туго, и запутывать дело еще сильнее никто не захочет.
Итак, подведем итог. Русская Православная Церковь стремится поправить свое финансовое положение за счет модификации системы налогообложения, так что даже готова на более жесткий финансовый контроль (который все равно уже надвигается) и на определенные обязательства в сфере социальной работы. Государство не столь заинтересовано в благосостоянии РПЦ (чиновникам выгоднее делать Церкви те или иные подарки по случаю), светское общество тем более. Разумно использовать «церковный налог» не для упрочения религиозных объединений, а на социальную работу чрезвычайно сложно. Если это и возможно, то только в рамках общей реформы социальной сферы, которая пока почти не движется.
А если такая реформа все же будет предпринята и будет предполагать участие общественных организаций, то тогда уж любых, а не только религиозных. С другой стороны, сейчас трудно представить недискриминационный механизм отбора тех религиозных объединений, в пользу которых будет разрешено перечислять налог. Короче говоря, предложение митр. Кирилла почти наверняка неосуществимо, и, чтобы найти приемлемый для общества и не противоречащий конституции метод его осуществления, потребуется очень длительная дискуссия, к которой пока еще толком и не приступали.

А.В.


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4359, 29 марта 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...