КНИЖНАЯ ПОЛКА

 

ДОСТОЕВСКИЙ «ОТ-КУТЮР».


Специализация московского издательства «Захаров» литературные и окололитературные скандалы. И вот новая инициатива: издание романа под названием «Идиот».
В наше время никого уже не удивляет выход в свет дайджеста «Анны Карениной» или продолжения «Войны и мира» (написанного, понятно, не Львом Толстым). Привыкли мы и к людоедским перелицовкам классики Владимира Сорокина; но, оказывается, не все еще истоптано на этом поле, в чем можно убедиться, открыв книжку Федора Михайлова (разумеется, псевдоним). Да только стоит ли открывать?
Представим себе, допустим, сюртук столетия, попавший в лапы современному «отвязанному» кутюрье, который бросится делать разрезы в подходящих и неподходящих местах, наклеивать лейблы и прочие феньки...
С содержанием данного опуса происходит то же самое. Автор взялся не за что-нибудь за переписывание «Идиота», причем со строгим сохранением событийной канвы. Только вместо князя Мышкина у него действует слабоумный программист Саша Гагарин (дальний родственник космонавта), вместо Рогожина бандит Макар Барыгин, а в роли Настасьи Филипповны выступает фотомодель Надя Барашкова. Генерал Епанчин превращается в процветающего бизнесмена Панчина, а главный герой в полном соответствии с духом времени приезжает не из банальной Швейцарии, а из Штатов. Коллизии, однако, автор старается сохранить: и неистовая страсть Рогожина-Барыгина, и бросание денег в огонь (100 тысяч долларов) воспроизводятся скрупулезно, иногда чуть ли не буквально. Говорят герои тоже что-то похожее, разве что речь напичкана современными реалиями: компьютеры, мобильники, разборки etc. «Мы, Надя, может быть, не будем бедными, а будем очень богатыми, продолжил Саша робким голосом. Я в Америке факс получил из Питера, от какого-то Салазкина, который утверждает, что для меня переведены очень большие деньги». Или вот: «Макар Барыгин обреченно спросил: "Наденька! Ты и в самом деле за этого мудака выходишь?"»
По замыслу это, наверно, должно быть смешно. Как минимум увлекательно (классик-то писал сюжетные вещи!), но эффект при чтении обратный. Хотя, быть может, автор всерьез решил доказать нам: «Того, кто пытался великодушием победить коварство, ожидает безумие. Того, кто пытался выбрать между жалостью и страстью, ожидает смерть. Помните красота не спасет никого!» Этот пассаж, выписанный на задней обложке, подан, кажется, без тени юмора, а значит, тут налицо нечто вроде тяжбы с писателем. Хотя, кажется, только ленивый еще не оспорил тезиса Достоевского насчет «красоты».
Ясно, что поведенческие стереотипы изменились, мотивация многих поступков тоже, поэтому внедрение баксов-факсов, дабы осовременить классический сюжет, задача вполне формальная, ремесленная.
Даже следуя чужому сюжету, наш автор безнадежно его опрощает, оглупляет и выдает не пародию даже, а какую-то неумеренную пошлость»
По-моему, не стоит открывать эту книжку и не из-за обилия гнусностей (в этом отношении г-н Михайлов как раз соблюдает умеренность); и не потому, что отечественная классика это нечто неприкасаемое. Если выстроен талантливый и остроумный диалог с наследием прошлого почему бы и Достоевского не обыграть? А просто потому, что это скучно. Опус представлен как «новый русский роман», и стоило бы печалиться о судьбе русского романа, если бы автор действительно был романистом. Но, к счастью, ни романистом, ни новеллистом, ни вообще писателем этот анонимный имярек не является.

ВЛАДИМИР ШПАКОВ


Санкт-Петербург



©   "Русская мысль", Париж,
N 4360, 5 апреля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...