СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

«ВСЕ МЫ ДЕТИ ГЛАСНОСТИ»

Встреча петербургских журналистов с директором русской службы радио «Свобода» Марио Корти и главой московского бюро «Свободы» Савиком Шустером



Савик Шустер


Марио Корти

Состояние бессильной ярости, в котором все мы сейчас находимся, не слишком подходит к светлому празднику Пасхи, но что делать такое «яичко» преподнесли нам власти. В воскресенье был митинг в защиту НТВ, и я рада, что мой сын, которого я взяла с собой, услышал по крайней мере один дельный лозунг: «Пока КГБ у власти отечество в опасности!» В Петербурге не осталось ни одной даже призрачно свободной газеты, нет реальной возможности быть вместе с теми, кто сейчас в осаде: ощущение удушья непередаваемое.

Вот и закончилась очередная оттепель. Замечательно сказал Шендерович, что надежда только на сегодняшних тинейджеров, которые, может быть, успели за это время что-нибудь понять и лет через 15 снова начнут движение вперед, остановленное сегодня. Сегодня же что делать, куда бросаться? Как не вовремя лишились мы здесь «Русской мысли» кажется, снова наступает время голосов с Запада, а кое-кто расслабился и подумал, что они уже не нужны.
Эту встречу, проведенную 12 апреля Институтом развития прессы, не назовешь веселой. Тему разговора никто даже не объявлял ясно было, что речь в Зеленой гостиной Дома журналистов не может пойти ни о чем другом, кроме свободы слова, над которой со всей очевидностью нависла угроза. Марио Корти может быть, потому что он живет в Праге, был более оптимистичен, говорил, что с власти взятки гладки, она ведет себя как власть, но в обществе есть здоровые силы, в том числе журналистские, способные функционировать как ограничитель власти, что именно общество в свое время поддержало «Свободу» в деле Бабицкого.
Савик Шустер быть может, потому что он живет в Москве, продемонстрировал на этот счет полное отсутствие иллюзий, говоря о расколе в обществе и среди журналистов и относя начало этого раскола как раз к страстям, разгоревшимся вокруг Бабицкого, когда одни считали его предателем, другие честным журналистом. Теперь этот раскол заканчивается, с замены руководства НТВ начинается новая эпоха.
Такой пессимизм черпается не только изнутри, но и из разговоров с людьми, поверившими было, что свобода слова наступила всерьез и надолго: «все мы дети гласности», а без свободы слова нет и свободы собственности некому будет ее обеспечить. Савик Шустер из тех, кто стоял у истоков гласности: до 1991 г. его не пускали в СССР, потому что он освещал афганскую войну не с той стороны (в частности на страницах «РМ», где он делал свои первые шаги в журналистике), а приехав, он, по его словам, столкнулся с поколением людей, поверивших в новую жизнь, в то, что профессия журналистов существует и у нее есть будущее. Наверное, поэтому в его устах звучит особенно весомо: «То, что мы сейчас наблюдаем, это опасность смерти журналистики. Дело не только в НТВ закончилась эпоха, люди оказались расколоты, появились коллеги, которые делают за деньги то, чего не делали никогда, появились те, кто готов совсем уйти из профессии. Я считаю, что судьба демократии на сто процентов зависит от судьбы журналистики. Власти ведут себя так, как они себя ведут, именно потому что считают, что мы такие, это самое страшное. Мне многие говорят, что теперь опять настает время радио "Свобода", и это очень грустно». Савик Шустер предположил, что и «Свободе» предстоит испытать разнообразное давление будут отбирать лицензии, покупать и запугивать корреспондентов.
Естественно, на встрече речь зашла и о недавних митингах в Москве в поддержку НТВ. Да, в обществе есть здоровые силы, но сейчас происходит хирургическая операция изымания их из жизни. Впервые с 1991 г. на демонстрациях, под дождем, появились люди с детьми, и это был не столько протест, сколько проявление тревоги. Другое дело, как это освещалось государственными телеканалами, которые не постеснялись обозвать 20-тысячную толпу несколькими пьяницами, пришедшими за бутербродами.
Но это снова к вопросу о жизни и смерти профессии журналиста. Вопрос этот был поставлен Савиком Шустером с достаточной резкостью к коллегам, но от этого, по-моему, в Зеленой гостиной петербургского Дома журналистов стало легче дышать. Мне вспоминается плакат времен гражданской войны красноармеец, тыкающий пальцем прямо перед собой: «Ты записался добровольцем?» Нет, на встрече не было никакого пафоса, тем более революционного, никакого нажима, только трезвая констатация фактов, но казалось: где-то там, над головами людей, представлявших «Свободу», реяла незримая надпись: «Ты написал правду?» и палец указывал на каждого. Из способных видеть, конечно.

Татьяна Вольтская


Санкт-Петербург


Фото Людмилы Волковой.


©   "Русская мысль", Париж,
N 4362, 19 апреля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...