СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

В ПРЕДВКУШЕНИИ КАДРОВЫХ РЕВОЛЮЦИЙ

После реорганизации силового блока от Путина ждут новых перестановок


Недавние кадровые изменения в силовых ведомствах дали российским политикам повод предположить, что Путин затеял очередную масштабную реорганизацию. Поводов для подобных прогнозов предостаточно. На встрече с Герхардом Шредером президент РФ сказал о своем недовольстве работой экономического блока правительства, а в ходе посещения Минфина пообещал расширить полномочия этого ведомства. Идеологическое обоснование изменений уже подготовил Андрей Илларионов, критикующий действия правительства как неэффективные.
Но речь сейчас идет не столько о том, будут ли перестановки (наверняка будут), а скорее о том, в чем их смысл. Готов ли Путин попытаться придать обещанным реформам новый импульс (тем более что большая их часть: пенсионная, жилищно-коммунальная, судебная, энергетическая пока пробуксовывают) или же речь идет лишь об укреплении близких ему «кланов». Второй вопрос: насколько радикальными будут преобразования. Дело в том, что недавние изменения в силовом блоке при всей их сенсационности все же носили довольно условный характер (иронически комментируя их, Виктор Шендерович замечал, что органическим завершением замен Рушайло на Грызлова, С.Иванова на Рушайло, а Сергеева на С.Иванова было бы назначение Игоря Сергеева лидером «Единства»). Однако для более масштабных перестановок, не сводимых к сугубо номенклатурным «разборкам», глава государство должен долее четко расставить приоритеты в своей политике. Его ежегодное послание парламенту не дало внятного ответа на этот счет.

Экономический блок

Разговоры о реформе экономического блока идут не первый месяц. В декабре-январе многие наблюдатели истолковывали происходящие события как свидетельство укрепления позиций Михаила Касьянова, чьи отношения с «молодыми реформаторами» нельзя было охарактеризовать как слишком теплые. Сначала премьеру поручили подготовить проект реорганизации, а затем дали возможность заменить глав Федеральной энергетической комиссии и Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству на более лояльных Касьянову людей.
Но интрига не получила развития. Президент дал понять, что не намерен отказываться от ставки на «молодых реформаторов», и «холодная война» между ними и премьер-министром стала постепенно выдыхаться. Поэтому критика президентом экономической политики правительства прочитывается сейчас не как свидетельство ослабления Грефа или Кудрина, а как признак готовности расширить их полномочия. По наиболее популярным версиям, в правительстве будут выделены четыре крупных блока финансовый, макроэкономический, топливный (в него также войдут естественные монополии) и социальный. Три из них вроде бы обещаны «молодым реформаторам» Кудрину, Грефу и Христенко.
В это же время лоббисты развернули в прессе войну компроматов, призванную «подтолкнуть падающих» то есть дискредитировать тех членов кабинета, чье положение кажется не очень прочным. Ее жертвами уже стали вице-премьер Илья Клебанов, министры антимонопольной политики, путей сообщения, транспорта, природных ресурсов, а также руководители Таможенного комитета и Пенсионного фонда.

МИД

Еще одной жертвой «войны компроматов» оказался министр иностранных дел Игорь Иванов. Злоупотребления и зарубежные банковские счета ему никто не приписывает, но в целом ряде российских изданий появились сообщения о неминуемой замене главы внешнеполитического ведомства. Интересно, что авторами многих статей являются традиционно информированные журналисты «кремлевского пула» тем самым намекается, что вопрос об увольнении Иванова весьма активно обсуждается. В ответ сторонники нынешнего министра опубликовали серию статей в «Московских новостях» и «Независимой газете».

Игорь Иванов (на фото) вполне лоялен к Путину, но всё-таки представитель *другой команды*.
При этом, как и в случае с экономическим блоком, эксперты расходятся в вопросе о том, повлечет ли гипотетическая замена министра иностранных дел серьезное изменение внешней политики. Иванов имеет репутацию чиновника, который при прочих равных условиях скорее склоняется к «прозападной» линии. Но из предпринимаемых президентом шагов пока нельзя сделать вывода о его разочаровании ни «патриотической», ни «либеральной» линиями, которые в последний год вполне мирно уживались в его внешней политике.
Другое объяснение возможной замены сугубо аппаратное: сосредоточив Сергея Иванова на военной реформе, президент хотел бы продвинуть «своего» человека на пост министра (Игорь Иванов вполне лоялен, но все-таки представитель другой команды). Однако, перечисляя потенциальных преемников Игоря Иванова, чаще всего называют высокопоставленных чиновников, которые не входят в ближний круг Путина и вряд ли будут больше, чем Игорь Иванов, самостоятельны в своей работе.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4363, 26 апреля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...