РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

 

50 ЛЕТ БАХМЕТЕВСКОМУ АРХИВУ


В Нью-Йорке, в Батлеровской библиотеке Колумбийского университета, отмечен полувековой юбилей одного из самых известных русских литературных архивов мира Бахметевского.
Главные торжества состоятся осенью: архив собирает крупную и представительную конференцию, посвященную неизвестной россике в американских хранилищах. Но это в будущем, а к памятной дате 6 апреля была приурочена дружеская встреча бывших и нынешних сотрудников архива, вспоминавших былые дни. На шестой этаж Батлеровской библиотеки пришли те, кто в разные годы формировал русские фонды, описывал коллекции и занимался кропотливой библиотечной рутиной, незаметной для стороннего взгляда: Джейн Эштон, Элен Скэруффи, Марк фон Хаген, Элизабет Валкенир, Евгений Бешенковский, Роберт Скотт, Татьяна Чеботарева, а также дарители Милица Стоянович, Игорь Переплетчиков, Сергей Голлербах, Евгений Магеровский, Лариса Лавриненко, Юрий Тарнавский.
Бахметевский архив возник не на пустом месте и не был выдуман случайными чиновниками. Его создала драматическая логика истории трагедия Второй Мировой войны. В каком-то смысле заокеанское собрание должно было постепенно воссоздать главную жемчужину довоенной эмигрантской памяти Русский заграничный исторический архив в Праге (РЗИА). Тот самый, который создавался в течение 20 лет по крохам и который чехословацкая Академия наук в 1945 г. «подарила» советскому правительству. Хорошо известно, что с этим подарком сделали в Москве: его рассеяли по разным архивам, при этом большинство его материалов заперли на 45 лет (см. «РМ» *43??).
Пережившие войну эмигранты начали собирать коллективную память заново. В феврале 1947 г. бывший посол временного правительства в США Борис Бахметев, работавший на инженерном факультете Колумбийского университета, выступил с предложением создать русскую и восточноевропейскую коллекцию рукописных материалов. Предложение это энергично поддержали гарвардский историк Михаил Карпович и колумбийский Филипп Мозли. 6 апреля 1951 г. проректор и вице-президент университета Грейсон Керк своей подписью утвердил «Архив русской и восточноевропейской истории и культуры при Колумбийском университете в гор. Нью-Йорке».
Первым главой архива стал Филипп Артурович Мозли, первым куратором Лев Флорианович Магеровский, один из основателей легендарной Пражской коллекции. В комитет содействия архиву вошли Александра Толстая, Марк Алданов, Иван Бунин, Василий Маклаков, Борис Николаевский при председателе Михаиле Карповиче.
Появление нового хранилища исторических документов вдохновило многих эмигрантов на передачу за океан личных коллекций. Уже в первые месяцы своего существования архив с гордостью сообщал о поступлениях: воспоминания просвещенного екатерининского сановника и франкмасона И.В.Лопухина, собрание писем революционера П.Л.Лаврова, записная книжка Веры Засулич с секретными шифрами для тайной переписки, рукописи из столыпинского окружения, записки земских деятелей, архив думца Г.А.Алексинского, переписка М.Горького с Л.Андреевым, бумаги генералов Деникина и Богаевского, богатые книжные подборки и т.д.
Солидное финансирование позволило Бахметевскому архиву выступить с необычным предложением: эмигрантов, переживших роковые годы, приглашали за солидное вознаграждение написать свои мемуары. В послевоенной Европе такое предложение было чуть ли не подарком судьбы.
За полвека коллекция выросла многократно, и теперь Бахметевский (как он называется с 1975 г.) архив обладает уникальными по богатству фондами. Первую группу фондов составляют архивы деятелей культуры: Бунина, Ремизова, Цветаевой, Ходасевича, известных танцовщиков, актеров, журналистов. Вторая группа бумаги русских беженских организаций из Франции и дореволюционной России, третья многочисленные записки о революции и гражданской войне, четвертая восточноевропейские материалы: польские, сербские, чешские, украинские.
Отдельно от Бахметевского архива (но в том же здании) располагается отдел изучения устной истории, где сосредоточены магнитофонные катушки с записями тысяч свидетелей своего времени, причем далеко не всегда знаменитых. Солдаты, домохозяйки, шоферы все, кому есть что сказать об эпохе, приглашены к исследовательскому микрофону. В последние годы устная история как научный проект привлекает все больше ученых и студентов. И когда свидетелем времени оказывается носитель русского опыта, коллеги из Бахметевского архива чувствуют, как растут и их акции.

Иван ТОЛСТОЙ


Нью-Йорк



©   "Русская мысль", Париж,
N 4363, 26 апреля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...