СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

НА РУИНАХ ИМПЕРИИ ГУСИНСКОГО

Свободные СМИ могут стать такими же «цивилизованными» и скучными, как сама власть


Не прошло и месяца со дня смены руководства телекомпании НТВ, а российское общество постепенно забывает об этом событии, страсти утихают, как и в случае с принятием государственного гимна. Администрация Путина вновь смогла запугать большую часть участников конфликта, но не торопится претворять в жизнь все обозначившиеся «страхи».
В информационной политике Кремля прослеживаются две противоречащие друг другу линии. Первая дальнейшая зачистка медиа-пространства: закрытие журнала «Итоги» и газеты «Сегодня», временное отключение интернет-сайтов «Медиа-Моста», переход крупного пакета акций «Эха Москвы» под контроль «Газпрома». Вторая демонстрация готовности к компромиссам. Новые руководители НТВ декларируют приверженность принципам либерализма и пытаются наладить диалог с ушедшими сотрудниками. Тем же, кто отказывается переходить в команду КохаЙордана, пока не препятствуют выходить в эфир ТНТ и ТВ-6.

Менеджеры

Перехват рычагов управления каналом произошел довольно быстро. Они находятся сейчас в руках шести человек. Это Альфред Кох, Борис Йордан, Владимир Кулистиков, Татьяна Миткова, Александр Олейников и Леонид Парфенов.
Более других заметен Кох, сосредоточившийся на идеологическом обеспечении действий нового НТВ. В многочисленных интервью он утверждает, что будет следовать либеральным ценностям, обещая в случае неудачи уйти с НТВ. В беседе с Валерией Новодворской, одним из наиболее резких критиков Путина, он предложил ей вести программу на НТВ: «Меня рейтинг интересует, я уверен, что вы дадите очень хороший рейтинг передаче, а я денег заработаю. Демократия очень доходная вещь. А у вас будет трибуна, вы будете выступать каждую субботу». В своих выступлениях Кох подчеркнуто циничен но примерно такой же стиль присущ и оказавшимся по другую сторону баррикад, например, Сергею Доренко. Йордан и Кулистиков менее заметны и в основном сетуют на финансовые проблемы, с которыми пришлось столкнуться новому начальству.
Крупным пропагандистским успехом новой команды стал переход на ее сторону Татьяны Митковой, получившей пост главного редактора НТВ. В первые дни после захвата компании много говорили о предстоящем сокращении информационного вещания, однако сегодня оно (если не считать отсутствия в эфире идеологизированных программ Киселева или Черкизова) мало в чем уступает прежнему, хотя пока трудно сказать, сумеет ли Миткова остаться гарантом неангажированности канала. Своей главной задачей новый главный редактор называет восстановление сетки вещания это должно произойти 14 мая. Но этот срок промежуточный «полноценный» эфир начнется лишь осенью.
При благоприятном развитии событий к данному времени на канал могут вернуться некоторые из ушедших журналистов. Помимо Митковой, обновлением эфира будут заниматься пришедший с ТВ-6 Александр Олейников (он стал главным продюсером канала), а также член нового совета директоров НТВ Леонид Парфенов, чье место в иерархии пока не определено.

Журналисты

Процесс «притирки» старого и нового НТВ проходит пока на удивление безболезненно. В публичных заявлениях стороны предпочитают не обмениваться взаимными обвинениями. Широко обсуждается перспектива возвращения на четвертый канал Льва Новоженова и Павла Лобкова. Немалый резонанс вызвало решение о сотрудничестве с новым руководством Савика Шустера, который будет вести программы о футболе при том, что большая часть неполитических сотрудников спортивной редакции покинула канал. После некоторых колебаний остались на НТВ журналисты зарубежных корпунктов.
Менее ясна судьба «Эха Москвы». Кох в осторожной форме заявляет, что удовлетворен нынешней работой станции и без особой причины не станет заменять Алексея Венедиктова другим главным редактором. Инициатива Венедиктова о выкупе части акций станции ее работниками пока оставлена без внимания.
Каким будет место «обновленного» НТВ и «Эха Москвы»? Оценки здесь серьезно разнятся. Так, по мнению журнала «Тайм», «с исчезновением "Медиа-Моста" в России не осталось вызывающих доверия информационных источников, способных противостоять пропагандистской машине становящегося все более и более авторитарным правительства». Сходную, но сильно преувеличенную точку зрения высказал и Владимир Гусинский, сравнивший Москву с концлагерем, а действия бывших сотрудников НТВ с восстанием евреев в Варшавском гетто.
Оставшиеся на НТВ более оптимистичны, хотя единого мнения среди них тоже нет. Парфенов намекает на наличие у русской журналистики ниши в любую эпоху: «Каждому сатрапскому режиму нужна своя "Литературная газета"». Шустер надеется, что Кох и Йордан выполнят обещание сохранить независимое телевидение, но признаёт, что не знает наверняка, насколько это реалистично. Готовность к сближению демонстрирует и остающийся в лагере «Медиа-Моста» публицист Леонид Радзиховский: «Сейчас, когда эфирный дым от сражения вокруг НТВ рассеялся, стало ясно, что свобода слова пока что не разрушена. Как и месяц назад, Путин стоит перед выбором... Надеюсь, Путин понимает, что надо сохранить оппозиционные СМИ. Но и эти СМИ должны понять... "Новая оппозиция" должна быть такой же сдержанной, "равноудаленной" и неолигархической, словом, такой же цивилизованной и скучной, какой клянется стать власть».
Пока что расстановка сил на российском медиа-рынке выглядит следующим образом. Продолжает оформляться пропрезидентский лагерь ОРТ, РТР, «Известия», «Независимая газета», «Страна.ру». Пролужковские издания колеблются, но, учитывая способность их патрона проигрывать даже самые беспроигрышные битвы, можно прогнозировать их дрейф в прокремлевском направлении (кроме разве что прибыльного и вольнолюбивого «Московского комсомольца»).
Существует также корпус политических, но относительно объективистских изданий («Ведомости», «Время новостей»), которые, впрочем, малоизвестны за пределами столицы. На противоположном официозу полюсе находятся решительно антипутинские «Новые известия», «Новая газета», некоторые интернет-проекты роль идеолога этой группы по-прежнему стремится занять Евгений Киселев.
Особое положение у «Коммерсанта», который, пожалуй, ближе других к предложенной Радзиховским нише. Потенциально вместе с новым НТВ и «Эхом Москвы» он мог бы стать ядром новой умеренно-оппозиционной группы. Но это пока лишь в теории: на практике никто не застрахован от того, что по завершении переходного периода с относительным свободолюбием четвертому каналу придется расстаться.

Владельцы

Вопрос о приходе на НТВ Теда Тернера, кажется, с повестки дня будет снят. Гусинский больше не манипулирует этой перспективой, да и проповедуемые самим Тернером подходы к телевизионной политике перестали импонировать значительной части журналистов. О своем желании купить акции НТВ вроде бы заявил украинский медиа-магнат Вадим Рабинович, но смысл такой операции тоже не до конца ясен. Владимир Гусинский, наконец уладивший отношения с испанской Фемидой, постепенно перебирается в Израиль. Здесь ему принадлежат акции ряда изданий, к тому же в этой стране он будет чувствовать себя в большей безопасности от российской прокуратуры.
Борис Березовский выжидает. Его публичная активность сводится к продолжению антипутинской кампании в российских и западных СМИ и передаче ТВ-6 в управление команде Киселева. Бывшие руководители ТВ-6 грозили, что с превращением канала в оппозиционный многие региональные телекомпании откажутся от ретрансляции его сигнала, но этого пока не происходит. Как показали события вокруг НТВ, масс-медиа пока не могут серьезно ослабить позиции нынешней власти. В распоряжении Березовского остается достаточно сценариев: сворачивать активность в России, выжидать, обозначить готовность к компромиссу на условиях Кремля или же заняться поиском новых способов спровоцировать политический кризис.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4364-65, 10 мая 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...