РОССИЯ СЕГОДНЯ

 

КТО ХОЧЕТ ОСТАНОВИТЬ ВОЙНУ В ЧЕЧНЕ?


Сотни тысяч людей, оставшихся без крова, нашедших себе пристанище в Ингушетии, выживают там благодаря западной благотворительной помощи. В Чечне, куда помощь почти не доходит, многие голодают. Те, кто возвращается оттуда, рассказывают, как в некоторых семьях дети на завтрак, обед и ужин пьют чай без сахара и едят хлеб, испеченный матерью из «гуманитарной» муки. Школьники в Шали, которым на обед в столовой дали гречневую кашу, спрашивали учительницу, что это такое. Российское общество ничего не знает об этом, потому что нет информации, и у людей нет фантазии, чтобы представить, как можно жить в разрушенной войной республике. Кажется, что, если бы мои соотечественники узнали об этом, то, наверное, кинулись бы собирать деньги, продукты, одежду, вышли бы на улицу, протестуя против бездействия властей, требуя окончания войны, начала переговоров. Ведь это происходит не в далекой Африке, а на юге России...
Не тут-то было. Голодают же «чужие», чеченцы. А если даже и русские, которые не догадались выехать из Чечни, то они все равно «чужие». Кроме того, войны-то никакой нет, была объявлена контртеррористическая операция, да и она, по заверению властей, уже завершена.
Так, увы, считает большинство моих соотечественников, и тем радостнее бывает встречать людей, составляющих исключение из этого печального «правила».

Чеченский Ромео и русская Джульетта

Оказывается, в России возникают группы людей, которые откликаются на страшную человеческую трагедию, которая продолжается на Северном Кавказе. Прихожане церкви Космы и Дамиана в Москве уже несколько раз отвозили благотворительную помощь в беженские лагеря в Ингушетии, придумали и провели фестиваль юных чеченских артистов в Москве, собираются и дальше опекать беженцев.
6 мая в театре «Подвал» был показан необычный спектакль «Пришло время». Это своеобразная история чеченского Ромео Халида и русской Джульетты Юли. Ребята, приехавшие из Ингушетии, целую неделю жили в русских семьях и репетировали в театре «Подвал» вместе со своими московскими сверстниками. Получилось трогательно и серьезно. Жаль только, что этот спектакль не смогут показать в московских школах. Нужно, чтобы на это согласились директора школ, нужно найти денег на пребывание чеченских детей в Москве. Может быть, в следующий раз. А пока русские и чеченские дети нарисовали совместную картину и написали письмо Владимиру Путину о том, что пришло время кончать войну .
После спектакля артисты были взволнованы и откровенны. Говорили, что все, что они попытались рассказать, чистая правда: у кого-то из них при зачистке забрали отца, у кого-то погиб брат, мама. Москвичи признались, что теперь уверены: «не все чеченцы бандиты». Так начинается «народная дипломатия».

Вывод войск отменяется...

Представители федеральной власти, собравшиеся 5 мая в Ессентуках на совещании Северо-Кавказского регионального оперативного штаба по проведению антитеррористической операции, ничего не знают о методах «народной дипломатии». У них другие заботы. Российские силовики, совещавшиеся под председательством директора ФСБ Николая Патрушева, постановили, что предыдущее решение о выводе федеральных войск из Чечни было преждевременным. Ранее планировалось к сентябрю вывести из Чечни все войска за исключением 42-й мотострелковой дивизии, 46-й бригады внутренних войск и Итум-Калинского погранотряда численностью 1380 человек.
Силовики были вынуждены признать, что поторопились с решением о сокращении военной группировки: несмотря на победоносные реляции о завершении контртеррористической операции, партизанская война в Чечне продолжается. Только по официальным данным, за последние дни погибло около 20 российских военнослужащих, в Грозном и в других городах продолжаются убийства и незаконные задержания мирных жителей.

«Нам некуда кинуть белый платок...»

Как сообщают представители российского правозащитного центра «Мемориал», чеченцы все чаще устраивают массовые мирные акции протеста, желая привлечь внимание к непрекращающемуся произволу военнослужащих федеральных сил и заявить о пассивной позиции правоохранительных и административных органов Чечни. В начале марта в селе Джалка была задержана большая группа мужчин. Женщины Джалки вышли на железную дорогу и перекрыли там движение. Таким образом им удалось добиться освобождения большинства незаконно задержанных.
17 апреля сотрудники одной из силовых структур в селе Нойбера Гудермесского района убили трех человек и задержали еще троих. В ответ на это жители села, неся трупы убитых, вышли на трассу РостовБаку и перекрыли ее. Военные попытались разогнать протестующих людей, поверх толпы открывали огонь из автоматов, но люди не расходились до вечера.
По сообщению общества российско-чеченской дружбы, 4 мая в Аргуне российскими военными была задержана 22-летняя учительница Фатима Улыбаева. В центре города собрался стихийный митинг: ученики и педагоги протестовали против ее задержания. Около тысячи горожан перекрыли движение по мосту через реку Аргун. Они требовали освобождения учительницы.
Подобные массовые выражения протеста явление непривычное для второй чеченской войны. Мадина Магомадова, глава организации «Матери Чечни» объясняет эту «пассивность» мирного чеченского населения ощущением полной безысходности: «В прошлую войну мы проводили митинги и марши мира. У чеченских женщин есть обычай: если мужчины дерутся, чтобы их остановить, нужно бросить белый платок. Но в этой войне нет линии фронта. В прошлую войну нас было кому защитить: в Чечне были международные организации: Красный Крест, ОБСЕ. Сейчас нам негде расстелить этот белый платок. У нас нет уверенности в том, что нас тут же не расстреляют вместе с этим платком».

На площадь выходят единицы...

В конце марта в Москве был создан Российский общенациональный комитет «За прекращение войны и установления мира в Чеченской республике». В него вошли президент Ингушетии Руслан Аушев, депутаты Государственной Думы Сергей Ковалев, Борис Надеждин, Юлий Рыбаков, Сергей Юшенков, писатели Виктор Астафьев, Андрей Битов, Феликс Светов, Александр Ткаченко, представители правозащитных организаций, социологи, историки. Они предлагают начать переговоры об окончании войны и в дальнейшем провести в республике референдум о ее будущем устройстве среди всех жителей, включая тех, кто покинул Чечню начиная с 1991 года. Все, кто согласен с такой позицией, может подписаться под обращением к Владимиру Путину и Аслану Масхадову. Члены общенационального комитета планируют проводить ежемесячно митинги против войны.
Первый митинг прошел 26 апреля на Пушкинской площади. Пришло очень мало народа. Почему? Не удалось организовать хоть какой-нибудь мало-мальски информационной поддержки. Единственная московская газета, в которой была напечатана заметка о митинге, ухитрилась не напечатать время начала этого мероприятия. Радио «Эхо Москвы» передало информацию о его проведении только один раз утром. Было грустно слушать рассказы организаторов о том, что ни одна из московских газет не согласилась напечатать подписной лист с обращением к президенту Путину. Правозащитники не понимают, почему главные редакторы отказывают им в этом.
Что же делать, если москвичей больше волнует судьба НТВ, чем Чечни? На митинги в защиту НТВ, как известно, собирались тысячи людей. Не хочется кликушествовать, но последние решения российских силовиков могут заставить многих из нас крепко призадуматься о будущем наших детей. С 1 мая подразделениям федеральных войск, воюющим в Чечне, перестали платить «боевые» 800 руб. в день. В связи с этим контрактникам стало невыгодно служить в Чечне. В одной только 42-й мотострелковой дивизии рапорты о разрыве контрактов подало около двух тысяч человек. А это значит, что в Чечню придется отправлять призывников. Неужели и страх потерять сыновей на войне не заставит людей выходить на площадь?

ЗОЯ СВЕТОВА


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4364-65, 10 мая 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...