СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

ДЕПУТАТЫ ОБИДЕЛИ ГУБЕРНАТОРОВ И АГРАРИЕВ

Зато явно сыграли на руку правительству и Кремлю



Трудно крестьянину понять, почему «плачут» думские аграрии.

Вернувшись в Москву после растянувшихся на три недели майских праздников, депутаты Государственной Думы приступили к заседаниям. На рабочем месте их ждал неприятный сюрприз: письмо премьер-министра Михаила Касьянова, в котором тот предложил сократить летние думские каникулы и продлить весеннюю сессию до 14 июля. Поломавшись, депутаты, как обычно, согласились.
Продление весенней сессии своего рода традиция. Например, в 1998 г. на июльских внеурочных работах депутаты ковали кириенковский пакет антикризисных законов, в прошлом в авральном режиме укрепляли вертикаль исполнительной власти. На этот раз им предложат на утверждение несколько глав Налогового кодекса (как минимум главу о налоге на прибыль), пакет «грефовских» законов о дебюрократизации, два кодекса Трудовой и Земельный, а также, возможно, подготовленные группой Дмитрия Козака законы о судебной реформе. То, что правительство вносит важные законы под занавес парламентской сессии, свидетельствует о его, мягко говоря, неорганизованности. Но есть в этом и тонкий расчет: исполнительная власть надеется, что депутаты, торопясь в отпуска, не будут чересчур внимательно вчитываться в тексты правительственных законопроектов.

Не все губернаторы равны

Некоторые равнее остальных, так рассудила Дума, подавляющим большинством голосов приняв в первом чтении поправку о сроке полномочий глав регионов в закон «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ». Если поправка будет принята окончательно, еще два раза смогут переизбраться только президент Кабардино-Балкарии Валерий Коков, президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов, глава Республики Коми Юрий Спиридонов, новгородский губернатор Михаил Прусак и ленинградский областной губернатор Валерий Сердюков. Баллотироваться еще один раз разрешат татарскому президенту Минтимеру Шаймиеву, сахалинскому губернатору Игорю Фархутдинову, тверскому губернатору Владимиру Платову и мэру Москвы Юрию Лужкову. У остальных региональных начальников такой возможности не будет.
Вопрос о сроках правления губернаторов имеет сложную судьбу. 15 октября 1999 г. в силу вступил упомянутый выше закон «Об общих принципах...». Закон ограничил возможность глав регионов непрерывно пребывать на посту двумя сроками. К концу 2000 г. стало ясно, что по крайней мере один региональный начальник, президент Татарстана Минтимер Шаймиев, законом пренебрежет. Поняв, что с Шаймиевым не сладить, Федеральные власти нашли довольно оригинальный выход из ситуации. Раз Шаймиев не подчиняется закону, решили они, нужно приспособить закон к Шаймиеву. Тут подсуетилось московское лобби в Думе (Лужкову тоже двух сроков мало), и на свет родилась «поправка Бооса». Суть ее состояла в том, чтобы отсчитывать губернаторские сроки не ab ovo, а с момента вступления закона в силу, то есть с 15 октября 1999 года. Благодаря этой хитрости третий срок Шаймиева становился первым, и выборы президента Татарстана, назначенные на март 2001 г., могли считаться вполне законными.
Продавив в январе через Думу персональную шаймиевскую поправку, федеральная власть сообразила, что, решив одну крупную проблему, она создала себе кучу мелких. Заодно с татарским сувереном право баллотироваться на третий и четвертый сроки получили еще 69 губернаторов и президентов. Перспектива политического долгожительства нынешних глав регионов не вдохновила ни президента Путина, ни депутатов. И было решено провернуть фарш назад.
Сложность состояла не в том, чтобы заставить Думу сократить губернаторские «срока». Большой любви между губернаторами и большей частью депутатов никогда не было. Однако простого одобрения Думы было мало: чтобы показать Совету Федерации, что в случае чего его вето на закон будет преодолено, нужно было добиться «конституционного большинства» (300 голосов). Учитывая наличие в Думе сплоченных групп любителей Лужкова, Шаймиева, Рахимова и других замечательных людей, задача была непростая. Поэтому на рассмотрение Думы были вынесены два альтернативных законопроекта: очень страшный (автор независимый депутат Владимир Рыжков) и не очень (автор член фракции СПС Борис Надеждин). Каково же было удивление заинтересованных лиц, когда даже «жесткий» вариант Рыжкова набрал 298 голосов, а надеждинский вообще 370 (согласно процедуре альтернативного голосования, принятым считается тот закон, за который подано больше голосов). Видно, нет для депутата удовольствия больше, чем насолить губернатору не своему, так хоть чужому.

Бездуховный кодекс

...Страшная угроза нависла над российскими крестьянами. Темные силы, засевшие в правительстве, задурив голову президенту, внесли в Думу проект Земельного кодекса, который в корне противоречит традициям российского землепользования, непреходящим принципам народной нравственности и духовности. В своем заявлении агропромышленная депутатская группа гневно заклеймила проект. Аграрии пишут: «Земля-кормилица, которую как зеницу ока берегли наши отцы и деды, за которую в суровую годину не жалели и самой жизни, бесценное достояние народа, рассматривается здесь исключительно как "недвижимое имущество", ходовой товар, которым можно торговать направо и налево».
Правительство, прекрасно понимая, что быстрого рассмотрения проекта Земельного кодекса от аграрного (то есть оккупированного аграриями) комитета не дождешься, предложило передать его в комитет по собственности. И совет Думы с этим согласился. Как же тут бедным аграриям не плакать, если их обнесли? Они и плачут. И не просто плачут угрожают поставить вопрос о самороспуске Думы, если им не отдадут на растерзание Земельный кодекс.
Разумеется, угроза это пустая. Самороспуск Думы возможен только в том случае, если его поддержит «коалиция четырех». Зато визгу из-за аграрной инициативы будет много. Да и времени на эту ерунду уйдет вагон а в конце сессии дорог каждый час. Самое забавное в этой истории то, что и грефовский кодекс компромиссный. В нем, как и обещал Путин Харитонову при личной встрече, обойден вопрос о купле-продаже пахотной земли. Но думских «крестьян» это не устраивает. Они готовы согласиться лишь на то, чтобы покупались и продавались приусадебные участки и тому подобная мелочь. И готовы лечь костьми (в будущий состав Думы они вряд ли попадут), лишь бы не допустить появления в России легального рынка земли.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4366, 24 мая 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...