СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

ДЕПУТАТЫ ДЕЛЯТ ДЕНЬГИ

чтобы «Связьинвесту» досталось меньше, а политическим партиям как можно больше, и желательно наличными


Перед тем как отправиться в округа, чтобы посвятить встречам с избирателями последнюю неделю мая, депутаты развили бешеную активность что в зале заседаний, что в комитетах. Заседали допоздна. Закон о политических партиях был принят во втором чтении после восьми вечера, а одно из заседаний комитета по бюджету, на котором обсуждались поправки в закон о налоге на прибыль, закончилось почти в два часа ночи.
На прошлой неделе Дума приняла в первом чтении очень важный с внешнеполитической точки зрения закон о противодействии отмыванию доходов, полученных незаконным путем, и приступила к работе над «грефовским» пакетом законов о бюрократизации. Кроме того, на прошлой неделе случилось маленькое чудо: защитникам прав потребителей удалось (правда, пока в первом чтении) внести в закон о связи поправку, запрещающую принудительный перевод граждан на повременную систему оплаты местной телефонной связи.

Маленькая победа

В 1997 г. в России были приняты новые правила оказания услуг телефонной связи, которые разрешают телефонистам вводить повременный порядок расчета за местные телефонные переговоры. В условиях полной монополизации рынка местной связи введение повременки означало превращение внутригородских телефонных разговоров в предмет роскоши для подавляющего большинства населения. Под давлением общественности в Думе появились инициативы, направленные на ограничение аппетитов телефонного монополиста. Самый ранний антиповременочный законопроект, оформленный как поправка в закон «О связи», внесло законодательное собрание Омской области в феврале 1998 года. Чуть позже за права потребителей вступились яблочники Петр Шелищ и Анатолий Голов. В 2000 г. свои законопроекты против повременки внесли яблочник Александр Шишлов и коммунист Сергей Глазьев (позже к Глазьеву присоединился радикальный левый из группы «Регионы России Олег Шеин). Главная мысль у всех законотворцев была одна: человек имеет право сам выбирать систему оплаты услуг телефонной связи.
Все упомянутые законопроекты мирно лежали в думском комитете по энергетике, транспоту и связи, а связисты тем временем вводили новый порядок оплаты телефона явочным порядком. Обсудить вопрос на пленарном заседании 23 мая удалось только после того, как с требованием ускорить рассмотрение антиповременочных законов в Думу обратились два десятка общественных организаций, в том числе Всероссийские общества слепых, глухих и инвалидов, Союз потребителей, молодежные организации самых разных политических оттенков от ДВР и «Яблока» до Союза коммунистической молодежи. По достигнутой ранее договоренности все «антиповременочники» сняли свои проекты в пользу поправки, предложенной Омским законодательным собранием. В ходе обсуждения представитель Омска Андрей Алехин рассказал о социальных последствиях введения повременки. Сергей Глазьев объяснил коллегам, что повременка положит конец распространению Интернета в массах, то есть научно-техническому прогрессу, и похоронит уже анонсированные правительством программы компьютеризации школ и больниц. Олег Шеин доказал, что введение повременки не выгодно ни государству, ни обществу, ни экономике выиграет от этого только одна отдельно взятая корпорация по имени «Связьинвест». Петр Шелищ заставил депутатов задуматься над судьбой миллионов людей, которых введение повременки лишит связи с внешним миром. Приводились многочисленные примеры успешного существования смешанных тарифных систем, в частности на рынке местной телефонной связи в США и Канаде, а в России в области оплаты проезда в общественном транспорте, газа, воды, мобильной связи и даже бассейна.
На фоне единого фронта противников повременки ее сторонники выглядели бледно. Ответственный за рассмотрение вопроса (точнее, за оттягивание его рассмотрения) от комитета Леонид Маевский обвинял оппонентов в «денежном интересе» и пугал несведущих коллег тем, что Интернет рассадник порнографии и педофилии. Замминистра связи Юрий Павленко и вовсе помог делу своих врагов тем, что очень доступно объяснил, для чего нужна повременка Минсвязи. Все просто как апельсин: это способ добиться того, чтобы люди, во-первых, поменьше пользовались телефоном, а во-вторых, побольше платили, т.е. чтобы нашему любимому монополисту было легче привлечь внешних инвесторов.
Депутаты поняли и дружно проголосовали за то, чтобы разрешить потребителю самому выбирать между повременкой и абонентской платой. Инициативу омичей поддержали 280 депутатов: КПРФ, аграрии, «Яблоко», СПС, ОВР, «Регионы России» и «Народный депутат». Против голосовали исключительно «медведи». Даже сами организаторы антиповременочной кампании не рассчитывали на такой успех.

Деньги партий

24 мая Дума рассмотрела и приняла во втором чтении закон «О политических партиях». Закон направлен на усиление роли партий в политической жизни: он предоставляет им исключительное право на самостоятельное выдвижение кандидатов в ходе избирательных кампаний. В то же время его принятие приведет к резкому сокращению числа политических партий в стране (пессимисты шутят, что до одной), так как бюрократические требования к партиям очень высоки. Другие особенности законопроекта, вызвавшие резкую критику со стороны заинтересованных лиц, это жесточайший надзор государственных органов за партиями и возможность быстрой и простой ликвидации партий, мелочная бюрократическая регламентация внутреннего партийного распорядка, а также введение государственного финансирования, то есть прямой финансовой зависимости партий от государства.
Между первым и вторым чтениями законопроект претерпел косметические улучшения. Например, от партии по прежнему требуется «поголовье» в 10 тыс. человек, но при этом численность региональных организаций должна составлять не менее ста человек не во всех регионах, а «только» в 45-ти; в остальных достаточно и 50-ти человек. Депутатам удалось отчасти упростить процедуру регистрации партий и сделать несколько более затруднительным процесс их ликвидации.
По сообщению представителя президента в Думе Александра Котенкова, фракция ОВР смогла настоять на том, что президент и высшие должностные лица субъектов Российской Федерации не «обязаны», а «могут» приостанавливать свое членство в партии. Другое достижение «овражников» куда более сомнительно: они настояли на, том чтобы неприличные слова «государственное финансирование» кое-где в тексте закона заменили на приличное выражение «денежные средства, выделяемые политической партии из федерального бюджета по итогам выборов». Суть при этом осталась та же правда, особо щепетильным типа СПС или «Регионов России» предоставили возможность от ежегодной «компенсации» отказаться.
Рассмотрение закона обещало быть бурным и длительным: в ходе подготовки к первому чтению было предложено больше 1000 поправок. Однако сначала обсуждение было относительно вялым, а голосование формальным. Даже вопрос о возможности двойного членства (поправка Бориса Надеждина из фракции СПС), хоть и вызвал реплику Владимира Жириновского: «Желательно, чтобы человек был членом одной партии от рождение до смерти», к особым спорам не привел. За то, чтобы партии сами решали вопрос с двойным членством, проголосовало всего 26 человек.
Страсти накалились, только когда дело дошло до денег. В первоначальном тексте законопроекта партиям разрешалось получать лишь безналичные пожертвования, ко второму чтению в соответствующей статье появилось упоминание о мелких пожертвованиях наличными деньгами. По поводу суммы имелись два варианта. Поправка Надеждина предлагала установить барьер в 1000 рублей ежегодных взносов с человека. Поправка «медведя» Александра Чуева сводилась к тому, чтобы заменить 1000 рублей на 10 МРОТ (минимальных размеров оплаты труда). Мысль о том, что партии смогут собирать по копейке с сочувствующих, неприятно поразила представителя президента. А.Котенков попытался отговорить депутатов от возни с налом, мотивируя это тем, что где разрешенная наличка там и возможность отмывания грязных денег; но ничего не вышло. После полуторачасовой дискуссии с многочисленными возвратами к голосованиям, под взвизгивания Жириновского и инвективы Котенкова наличку все-таки оставили. За это проголосовали 284 депутата: КПРФ, аграрии, ОВР, СПС, «Яблоко», ЛДПР, почти все «Регионы Росиии». Против были «медведи»; большинство членов группы «Народный депутат» не голосовали.
Разыгравшаяся вокруг «партийного нала» буря неприятно подействовала на президентскую сторону. Обсуждение закона было прервано и возобновилось только за сорок минут до нормального времени окончания заседания. От ситуации веяло абсурдом: за 40 минут предполагалось обсудить сто поправок (утром за три часа успели «пройти» 25 поправок). Несмотря на это, «поход по поправкам» был начат, а за две минуты «до звонка» депутаты вдруг заартачились и отказались продлить заседание до утверждения закона. Коммунисты предложили продолжить обсуждение 6 июня, но оказались в меньшинстве. В итоге из двух зол: сидеть до поздней ночи в четверг или специально собираться в пятницу депутаты выбрали всё-таки первое.
После этого по поправкам скакали галопом, отметая их с ходу. Например, за отмену государственного финансирования было 100 человек, а за разрешение региональных партий около 70-ти. Председательствовавший Артур Чилингаров даже ввел ускоренный режим голосования, чтобы быстрее отщелкивать поправки. Несколько десятков оставшихся в зале депутатов бешено скакали от кресла к креслу, чтобы успеть нажать на кнопки за отсутствующих коллег. Не выдержав этого зрелища, Сергей Ковалев назвал происходящее «позором Думы», плюнул, снял с обсуждения свои 30 поправок и покинул зал.
Единственная поправка, которую в этой атмосфере удалось принять, это предложение «Яблока» заменить по тексту закона Генпрокуратуру на «орган юстиции». За нее проголосовало 320 депутатов. Чуда в этом никакого нет «яблочное» стремление вывести партии из-под контроля Генпрокуратуры совпало с усилением антипрокурорских настроений в администрации президента.
Поздним вечером закон был принят во втором чтении 261 голосом. «За» голосовали «медведи», ОВР, ЛДПР, «Яблоко» (в обмен на уступки по прокуратуре), «Народный депутат», большинство группы «Регионы России». Коммунисты, аграрии и часть «регионалов» не голосовали. Фракция СПС проголосовала против из-за сохранения в законопроекте государственного финансирования. Предполагается, что закон будет окончательно принят до конца сессии.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4367, 31 мая 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...