ПАМЯТИ ЗИНАИДЫ ШАХОВСКОЙ

 

ПОСЛЕДНИЕ ИЗ МОГИКАН

Рассказывает Нина Константиновна Прихненко



Зинаида Шаховская (справа) и Нина Прихненко.
Нина Константиновна, верный секретарь «Русской мысли», проработала в редакции с 1967 по 1993 год. На протяжении всех десяти лет работы в редакции Зинаиды Алексеевны Шаховской она была не только ее помощницей, но преданным близким другом. Ирина Кривова, главный редактор «РМ», побывала у Нины Константиновны и попросили ее рассказать нам и нашим читателям не о писателе, не о редакторе, а о человеке Зинаиде Алексеевне Шаховской.

Нина Константиновна, как вы познакомились с Зинаидой Алексеевной?

Я поступила на работу в «Русскую мысль» в конце 1967 г., когда ее главным редактором был Водов. В 1968 г., когда весь Париж был в баррикадах и мы с трудом пешком добирались до редакции, Водов уехал по делам в Германию и внезапно скончался там в день своего приезда у него было больное сердце. После Водова во главе редакции остался Серафим Милорадович, который и нашел Зинаиду Алексеевну и привел ее в «Русскую мысль». Он представил ее как французскую писательницу и был рад, что она согласилась возглавить газету.
Зинаида Алексеевна довольно быстро приступила к делу, и вся жизнь редакции начала постепенно налаживаться. Тогда в редакции я была самым молодым сотрудником, а всем остальным было уже за шестьдесят так Зинаида Алексеевна пригласила на работу много молодых сотрудников. Например, стали работать две девочки-подростки 15 и 16 лет, которые жили и воспитывались в Монжероне. Шаховская вообще очень любила окружать себя молодежью.
Своим личным секретарем она пригласила работать Ирину Булгакову, племянницу писателя. В их бюро часто стоял хохот, особенно когда они вдвоем принимались искать повсюду рукописи статей, принесенных в редакцию. Сами не помнили, куда их задевали...
Потом поступила к нам на работу Екатерина Александровна Колчак она была счетоводкой. Очень милая женщина, но, к сожалению, рано скончалась от мозговой опухоли.
В редакции работали также Елена Владимировна Щупляк, Араксия Абрамовна Ревенко, которую все называли «мышкой», Петр Шувалов и др. В редакцию, конечно, постоянно приходили и авторы «РМ» Одоевцева, Терапиано, Анненков, Зайцев...
Раз в месяц Шаховская устраивала в редакции, а иногда и у себя дома приемы, на которые приглашала иностранных журналистов и друзей «Русской мысли», и всегда старалась как можно больше общаться с французским миром.
Работать с Зинаидой Алексеевной было очень легко. Она, конечно, могла на кого-нибудь вспылить и выругаться, но потом у нее это в два счета проходило.
Каково было тогда материальное положение «РМ»?

Денег у газеты было немного, и многие члены редакции занимались поиском средств для газеты. Тогда же был создан Фонд поддержки «РМ», на который многие читатели переводили деньги. Жалование у сотрудников было очень маленьким: мне, например, как секретарю платили 1200 франков в месяц. Зарплату выдавали каждые 15 дней, причем наличными, и я помню, как меня посылали в банк далеко от редакции и я возвращалась с кипой денег. Так вот при Зинаиде Алексеевне стало так, что если у газеты в течение месяца была хоть какая-то маленькая прибыль, то эту сумму делили на всех одинаково. Мы получали маленькую премию, и все были в восторге.
Почему в 1978 г. Зинаида Алексеевна решила оставить работу в редакции?

Она устала. Ей хотелось пожить спокойно. Она съехала со своей прежней квартиры, которая была для нее слишком большой и дорогой, и переехала в 17-й район Парижа. Но, уходя из «Русской мысли», Зинаида Алексеевна надеялась, что и при новом главном редакторе она будет приходить в редакцию, и они вместе с Ириной Алексеевной Иловайской будут делать газету. Но характерами они совершенно не сошлись. У Ирины Алексеевны было свое представление о «Русской мысли». Конечно, Зинаида Алексеевна была обижена и сначала по гордости отказывалась давать свои статьи в газету, но потом все наладилось, хотя виделись Шаховская и Иловайская крайне редко.
После ухода из «РМ» Зинаида Алексеевна много давала интервью и выступала по российскому телевидению, а потом про всех, кто приезжал к ней в 90-х годах из России, сказала: «Все равно они меня обжулили. Обещали массу, а ничего не сделали».
Почему Зинаида Алексеевна решила остаток своей жизни провести в старческом доме, а не в своей квартире.

Детей у Зинаиды Алексеевны не было. Муж ее Святослав Святославович Малевский-Малевич скончался в 1973 году. (Он умер у меня на руках. И период его болезни, когда я часто ухаживала за «Светиком», как называла его Зинаида Алексеевна, очень сблизил нас). Жила она одна. К ней приходила лишь помощница: утром помогла умываться, вечером закрывала ставни. Приходила еще и домработница, которая проработала у Зинаиды Алексеевны много лет. И вот два-три года назад знакомые стали Зинаиде Алексеевне говорить, что тех денег, которые остались у нее, хватит лишь на год или два, а если она переедет в старческий дом, то там жизнь ее будет обеспечена и вообще будет легче. И вдруг она сама тоже загорелась этой идеей и непременно хотела поступить в старческий дом в Сент-Женевьев де-Буа. Стала торопиться, волноваться, все вокруг хлопотали о ее переезде. Я была, пожалуй, единственным человеком, кто ее отговаривал. Этот дом это же санитарное отделение, там жизни нет.
Так и случилось. Ей там сразу не понравилось, и она несколько раз сбегала в Париж. Один раз на неделю устроилась в дорогой отель для престарелых на улице Медерик. Мечтала, что там ей будет замечательно, но потом целую неделю просидела в своей комнате и даже ни разу не спустилась вниз в ресторан, никого не хотела видеть. Пришлось вернуться в Сент-Женевьев де-Буа.
В этом старческом доме Зинаида Алексеевна укоротила себе жизнь. До этого она мне часто говорила: «Нинуша, вы бедная, у вас сердце больное, а я до ста лет жить буду, потому что у меня сердце такое здоровое. Если бы я даже хотела умереть, то не смогу, ведь у меня даже никаких болезней нет». Конечно, ей было уже 94 года, но все же совсем недавно ее организм подкрепили в больнице. Вернувшись в свою комнату в Сент-Женевьев де-Буа, она радовалась «возвращению домой», но через пару дней отказалась принимать пищу даже с ложечки. И фактически умерла от голода. Слава Богу, что она просто заснула и сердце остановилось во сне.
Мне даже обидно, что после такой веселой и бурной жизни Зинаида Алексеевна закончила свою жизнь в этом нелюбимой ею доме. Сначала она еще боролась, металась, все в ней кипело, и поэтому она сбегала, а потом, видно, ей все надоело, она притихла и не хотела уже сопротивляться.
У меня о Зинаиде Шаховской остались самые хорошие и дружеские воспоминания. Никогда не забуду, как она говорила мне: «Нинуша, мы с вами последние из могикан, из прежнего состава редакции "Русской мысли"».

Беседовала Ирина КРИВОВА


Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4369, 21 июня 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...