ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ

 

ТЮМЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ ПРОСИТ ЗАЩИТЫ ОТ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Против экономических инициатив кабинета министров объединились обладминистрация, «Единство», коммунисты и СПС



Тюменская область - главный сырьевой рынок России.

В Тюменской области, главном сырьевом регионе России, вновь кипят страсти. Казалось бы, победа на губернаторских выборах заместителя президентского полпреда Сергея Собянина должна была стабилизировать здесь политическую ситуацию: он считался человеком, вхожим в кремлевские кабинеты, и одновременно представлял верха севера области (Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов), с которыми долго конфликтовал его предшественник, «южанин» Леонид Рокецкий. Но положение Собянина изначально оказалось довольно двусмысленным: было неясно, как он поведет себя в случае разногласий со своими недавними союзниками федеральным центром и «северянами». И вот уже через три месяца после своего избрания Собянин встал перед непростым выбором.

Буря в «нефтяном раю»

Яблоком раздора стал механизм пополнения федерального бюджета за счет добычи в России нефти и газа. В центре сочли, что существующие ныне схемы довольно запутаны и пришла пора четко оговорить все эти вопросы в законодательстве. А так как курс на федеративную реформу предусматривает политическое и экономическое ослабление позиций региональных администраций, заодно было решено радикально перераспределить эти средства в пользу Москвы. Руководствуясь этими соображениями, правительство подготовило поправки к закону «О недрах» и Налоговому кодексу.
До сегодняшнего дня сырьевая рента была разделена на три части «роялти», налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы и акцизы. В местных бюджетах (городском, окружном, областном) оставалось до 80% от «роялти», что обеспечивало нефтегазовым регионам процветание. Достаточно сказать, что доходы только городского бюджета Сургута (население 275 тыс. человек) за 2000 г. сопоставимы с показателями гигантского Красноярского края, где живет более 3 млн. человек.
Предложенная Минфином схема предусматривает введение единого налога на добычу полезных ископаемых. Первоначально центр вообще хотел отказаться от установления в законе суммы отчислений в местные бюджеты, но затем все же уступил и предложил оставить на местах 20% от этого налога. Правительство полагает, что остающиеся в регионах-донорах средства расходуются неэффективно (местные власти излишне склонны к использованию взаимозачетов, внебюджетных фондов, размещению своих средств в коммерческих банках), а важнейший социальный долг богатых регионов поддержка более бедных. В союзники были взяты сырьевые компании (роль которых в Тюменской области трудно переоценить). Минфин утверждает, что в результате всех перераспределений объем взимаемых с нефтяников налогов сократится на 30 млрд. руб., что должно побудить их поддержать правительственные инициативы.
Реакция местных властей оказалась крайне болезненной. По данным обладминистрации, такой шаг уменьшит доходную часть бюджета на 6 млрд. руб. (56%), казна газового ЯНАО потеряет 55%, нефтяного ХМАО 40%. Собянин заявил, что ХМАО занимает первое место в стране по промышленному потенциалу, ЯНАО пятое, поэтому регион и без того является «супердонором России». Активная кампания против правительственных инициатив была развернута в средствах массовой информации. Местное отделение «Единства» приступило к сбору подписей под обращением к президенту и Государственной Думе. В нем отмечалось:
«Минерально-сырьевые ресурсы достаточно быстро истощаются. Через 10-15 лет жители Тюменской области окажутся заложниками узкоспециализированной, но истощенной ресурсно-экономической модели, как это было с целым рядом угледобывающих шахтерских регионов. Социально-экономические последствия такого сценария это безработица, нищета, высокий уровень преступности и социальные взрывы...»
Собрано более 16 тыс. подписей, к обращению присоединились 26 общественных организаций (в том числе местные отделения СПС и КПРФ), получено 52 телеграммы от имени коллективов тюменских предприятий («Единство» заявляет даже о 700 тыс. подписей, но, насколько известно, это лишь совокупная численность членов организаций и движений, поддержавших письмо). В начале июня Собянин вылетел в Москву, где добился аудиенции у президента. Тюменская облдума объявила о вынужденном отказе от новых программ, предполагавших увеличение бюджетных расходов на социальные нужды. Депутаты надеются убедить правительство повысить ставку налога на добычу полезных ископаемых с 15 до 22%, увеличив тем самым объем поступлений в местные бюджеты. Это, однако, ударит по нефтяникам и газовикам, реакция которых пока неизвестна.

Кремль на распутье

Новый кризис стал испытанием не только для тюменских властей, но и для федерального центра. Фронда оформилась в важнейшем с точки зрения бюджета и политически вполне лояльном регионе, где коммунисты получали ничтожно мало голосов, а «проанпиловского» кандидата на последних выборах, по слухам, вообще финансировали те же нефтяные «олигархи», чтобы отнять голоса у Рокецкого.
Правда, столичные масс-медиа об этом конфликте почему-то почти не упоминают. Может быть, это поможет тюменцам: если центр решится на компромисс, его отступление не будет замечено и не ляжет пятном на репутацию федеральной власти. Тем более что в столице, похоже, нет единства. По крайней мере, о своей солидарности с антиправительственными шагами местных властей заявил полпред президента в Уральском федеральном округе Петр Латышев. Что же касается Путина, то его позиция не вполне ясна: Собянин говорил о своей беседе с президентом оптимистично, но очень обтекаемо. С другой стороны, глава государства не может не учитывать точку зрения правительства, которое в преддверии 2003 г. стремится запасти как можно больше средств, дабы расплатиться по внешнему долгу. К тому же экономическое ослабление властей Тюменской области снизит их лоббистский потенциал и облегчит выстраивание «вертикали власти».
Возникший конфликт со всей остротой выявил и более глобальные проблемы. В частности, вновь стала очевидной вся сложность реализации жесткой политики центра по отношению к регионам-«донорам» (Москве, Татарстану, ЯНАО, ХМАО и др.), не получающим дотаций из федеральной казны. На протяжении последних лет в действиях правительства чередовались два подхода. Первый воспринимать «доноров» как локомотивы роста и «не мешать им жить», ставя в пример более «отсталым» территориям. Благодаря этому положение здесь было относительно благополучным, а часть остававшихся на местах средств направлялась на развитие инфраструктур и социальные выплаты. Согласно другому подходу, только сам центр может стимулировать экономический рост, отнимая деньги у богатых регионов в пользу бедных. Это препятствует «феодальной вольнице», тем более что процветание «доноров» обычно обусловлено не эффективностью местной экономической политики, а наличием полезных ископаемых, что лишь консервирует положение российской экономики как сугубо «сырьевой».
В преддверии дискуссии по проекту бюджета на 2002 г. активность «доноров» повышается. Это особенно заметно в Уральском федеральном округе: если при Ельцине этот регион благодаря свердловскому происхождению первого президента России имел немало привилегий, то «петербуржцы» к нему не столь снисходительны. Это побуждает губернаторов Свердловской, Челябинской, Тюменской областей, а также ХМАО и ЯНАО (последние три региона расположены на территории Западной Сибири, но входят в Уральский округ) занять более активную позицию, торпедируя финансовые инициативы правительства. Более того, борьба вокруг тюменских нефтяных денег показывает, что центр пока не придумал схем, позволяющих сравнительно бесконфликтно перераспределять крупные финансовые потоки, без чего нынешнюю политическую стабильность нельзя считать достаточно устойчивой.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Тюмень Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4370, 28 июня 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...