КНИЖНАЯ ПОЛКА

 

ДНЕВНИК ЧИТАТЕЛЯ


Александр Куприн последний русский классик ХХ века, возвращающийся к умышленно разлученному с ним российскому читателю. Его литературная судьба яркий пример того, как советская пропаганда в течение 50 лет умела замалчивать публицистическую деятельность писателя, издавая при этом целые собрания собственно литературных его сочинений. Кроме Куприна, из крупных писателей первой волны эмиграции можно, пожалуй, назвать лишь имена Леонида Андреева, Ивана Бунина и Максима Горького, чьи статьи обладали убийственной для большевиков обличительной силой, но к чьей беллетристике у послевоенной цензуры были минимальные претензии.
Отныне историческая справедливость отдана и Куприну. В 1999 г. благодаря стараниям Ольги Фигурновой и издательства «Согласие» был выпущен большой том купринской публицистики «Голос оттуда», включающий избранные газетно-журнальные материалы за все годы эмиграции писателя. Теперь же известный хельсинкский славист Бен Хеллман сосредоточился исключительно на финляндском контексте творчества Куприна.
Впервые писатель побывал в Гельсингфорсе еще до революции и не раз с удовольствием приезжал сюда в мирное время. «Но ситуация Куприна в ноябре 1919 г., пишет Б.Хеллман во вступительной статье, озаглавленной «Александр Куприн против советской власти», была особенной. Вместе с семьей женой и десятилетней дочерью он покинул Россию, не зная, когда если вообще сможет туда вернуться. После неудачной попытки Северо-Западной армии под началом генерала Юденича освободить Петроград в октябре, Куприн предпочел следовать за отступающей Белой армией, чем остаться в родной, но уже красной Гатчине. Белую армию он давно ждал с нетерпением, и освобождение от большевизма воспринял, как воскресение из мертвых».
Освобождения не последовало ни тогда, ни много лет спустя, однако эта страсть спасения родины воплотилась у писателя в добрую сотню страстных статей, литературных портретов, бытовых зарисовок, очерков, мемуарных скетчей и политических фельетонов. Почти все статьи Куприна, напечатанные в сборнике, впервые появились на страницах крупнейшей русской газеты Гельсингфорса «Новая русская жизнь», известность которой в огромной степени связана именно с купринским сотрудничеством.
«После преждевременной смерти Андреева (Леонида. И.Т.), отмечает составитель, Куприн видел себя самым значительным противником большевиков среди русских писателей... Куприн мало знал о судьбе других писателей, а исходил из того, что многие пали жертвой террора и, следовательно, он один из тех немногих, кто может рассказать миру правду о том, что происходит в России».
В раздел книги «Немножко Финляндии» помещены писательские путевые зарисовки разных лет, некоторые из них перепечатывались в СССР. Однако особый интерес, на мой взгляд, представляют несколько сатирических антисоветских стихотворений Куприна на бытовые темы раешник, свидетельство прохожего, кровавая драма, пойманная на лету.
Возрастающий интерес к славистике в странах Дальнего Востока подтверждается выходом в свет сборника по материалам прошлогоднего симпозиума. Статьи сборника основаны на 22 докладах, прочитанных специалистами из шести стран и посвященных особенностям и проблемам современной русской культуры в ее переходный период. Материалы разбиты по восьми темам: «Новая парадигма русской культуры» (Карл Аймермахер, Дмитрий Пригов, Пеетер Тороп), «Возможности романа» (Борис Ланин, Кеко Нумано, Икуо Камэяма), «Аспекты современной музыки» (Мазами Судзуки, Масаюки Ясухара, Норио Умецу), «Визуальные роды искусства и культура» (Владилен Арсеньев и Сюсей Ниси), «Представляя слова» (Куми Татэока, Валерий Гречко, Тэцуо Мотидзуки), «Литература в новой среде» (Эдуард Власов, Вадим Смоленский), «Символизм и философия языка» (Фумикадзу Осука, Такаси Кибе, Сатоси Китами, Нобуаки Какитума) и последний «Россия и Азия» (Александр Генис, Станислав Лакоба, Тадаси Накамура).
Открывает сборник обзорная статья Карла Аймермахера «Смена парадигмы в российской культуре», посвященная идеологической переориентации российского общества в 1987-1997 гг. Анализируя первый этап гласности, К.Аймермахер очень точно замечает: «Особенный эффект состоял в конечном итоге в том, что в течение нескольких лет прошлое (со всеми свойственными ему нерешенными проблемами, которые теперь можно было обсуждать) сумело "наверстать" настоящее. Итак, прошлое было не только оживлено и постепенно обретало "лицо", но и стало из-за своей большой актуальности равнозначной частью настоящего, не став при этом, однако, "преодоленным". События, расставленные историей в хронологическом порядке, обрели теперь в сознании новое значение: события прошлого не предшествовали теперь непосредственно настоящему, а как бы пространственно объединялись с ним, не будучи при этом полностью проанализированными и понятыми».
Это наблюдение куда лучше многих других объясняет то нравственное несварение уроков истории, которое видишь в сегодняшней России.
Противником этих и любых других уроков выступает Борис Ланин со статьей «Трансформация истории в современной литературе», где анализируются некоторые иронические повествовательные тенденции (В.Пьецух, Е.Попов, Б.Кенжеев).
О постмодернизме как воплощении современного отчуждения пишет в своей статье «Театральное представление как остранение вербального строя пьесы» Куми Татэока. Отход от «психологической театральной традиции», «пустота внутреннего мира личности», «оторванность от внешнего мира» так оценивает автор свои впечатления от сегодняшних постановок Анатолия Васильева, Юрия Любимова и Юрия Погребничко.
Тема Тэцуо Мотидзуки творчество Достоевского в контексте современного восприятия русской культуры, или игра в классику у Д.Галковского, В.Пелевина и В.Сорокина.
Впрочем, подводя своего рода итог, А.Генис не видит в деконструкции и высмеивании вчерашних кумиров ничего страшного: традиционные жанры, с его точки зрения, безнадежно устарели, умер реалистический «романный» «Иван Петрович», нынешняя словесность тяготеет к видеообразам, к «филологическому роману» и восточной философии.
Как бы то ни было, японский сборник наглядный пример обращения зарубежной славистики к самым острым проблемам сегодняшней русской культуры.

ИВАН ТОЛСТОЙ


Прага



©   "Русская мысль", Париж,
N 4370, 28 июня 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...