ПУТИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

 

БОЛЬШЕ ПРЕМИЙ ХОРОШИХ И РАЗНЫХ

Вручены премии «Северная Пальмира»


В Москве бум литературного премирования приходится на период зимних морозов, провоцирующих устроителей и гостей усиленно греться «смирноффской», скрывшись в каком-нибудь известном ресторане либо гостинице. В Питере зимой пишут, а награждают лучших весной и летом. Белая ночь, неспешная прогулка после какого-нибудь литературного фуршета и даже добавлять не хочется, настолько хорошо в это время в нашей Северной Пальмире.
О «Северной Пальмире», собственно, и речь. Эту премию вручают 6 июня, в день рожденья Пушкина. Как правило, церемония проходит в Доме композиторов, и у нее уже сложился определенный стереотип: музыкальные паузы между выступлениями, изготовленный скульптором Григорием Ястребенецким бронзовый символ и т.п. Есть и определенные критерии, лежащие в основе подхода жюри и не раз становившиеся предметом полемики.
Лучшей поэтической книгой признан сборник Бориса Рыжего «И все такое...», изданный «Пушкинским фондом». В этом же издательстве увидели свет книги Владимира Гандельсмана и Виктора Сосноры, тоже претендовавшие на награду, что заставляет снять шляпу перед издателем Геннадием Комаровым. А еще в очередной раз удивиться обилию хороших поэтов, которые либо живут, либо издаются на берегах Невы.
В прозе лидером признана Елена Чижова, чей роман «Крошки Цахес» был опубликован в журнале «Звезда». Здесь конкуренция сложилась более замысловато: одесную от лидера знаменитый «митек» Владимир Шинкарев («Собственно литература»), ошуюю московский критик Владимир Новиков, написавший текст «Сентиментальный дискурс», в жанровом отношении определенный как «роман с языком». Хотя точнее текст квалифицируется как нон-фикшн, да и проза победителя представляет собой то же самое, разница лишь в месте действия: Москва в одном случае, Питер в другом.
Из трех претендентов на лидерство в разделе «Критика, публицистика, эссе и т.д.» победу одержал Арлен Блюм, чей капитальный труд «Советская цензура в эпоху тотального террора» издал «Академический проект» (статьи А.Блюма из истории советской цензуры неоднократно печатались в «РМ»). В области же книгоиздания вперед вышла «Азбука», давно и прочно утвердившаяся на российском книжном рынке.
Как всегда, после вручения любой премии раздаются многочисленные голоса: мол, я бы дал тому, а я этому! Бессмысленные вообще-то попытки махать кулаками после драки, так как справедливости в этом случае не бывает и быть не может. Но комментарии, конечно, быть могут и должны.
Признание лучшим питерским изданием прошлого года книги Бориса Рыжего, с одной стороны, отмечает бесспорный талант трагически ушедшего из жизни молодого поэта, с другой заставляет вспомнить сакраментальную реплику Бориса Годунова. Как тут ни поступи жюри неизбежны пересуды и кривотолки.
Обратим внимание на одну установку из премиальной программы: «Это не премия рыночного успеха и читательской популярности, это премия эстетических координат. Только те произведения могут претендовать на премию, в которых, по мнению членов жюри, наличествует художественная ценность».
Устроители в данном случае ломятся в открытую дверь, ибо никто на километр не подпустит к «Северной Пальмире» тексты, допустим, Александры Марининой. Но при таких критериях вполне можно отодвинуть на задний план текст вполне художественный, не пустой и одновременно имеющий успех у читателя. То есть отечественного Умберто Эко или Патрика Зюскинда запросто можно отодвинуть.
Однажды Фазиль Искандер высказался в том смысле, что культура сейчас нужна не столько слою гуманитарной интеллигенции, сколько людям жизни, по сути отторгнутым от нее. Создание востребованных произведений задача по-прежнему насущная и актуальная, коль скоро мастера художественного слова не хотят отдать читателя на откуп бульварной литературе. Увы, в этом отношении и произведение Елены Чижовой, и «Сентиментальный дискурс» Владимира Новикова имеют мало шансов на успех, при этом вроде соответствуя заявленным в программе принципам. К слову сказать, в этом контексте успех издательства «Азбука», которое впервые в отечественной практике взялось издавать мировую классику в виде покетбуков, расценив это как коммерческий проект, почти невероятен.
Впрочем, тут следует сделать одну оговорку. Подобные упреки «Пальмире» уже звучали, и в конце концов возмущенные реплики сложились в нечто предметное в премию «Национальный бестселлер» (см. «РМ» No.4368). И это, думается, правильно: не стоит смешивать в рамках одного «наградного реестра» все разнообразие современной словесности. Питерские маргиналы и экспериментаторы объединились вокруг премии Андрея Белого, авторы и сотрудники литературных «толстяков» вокруг «Северной Пальмиры», а свободные авторы, рассчитывающие на успех нормального читателя, ждут, когда их премируют в «Астории».
Может, и правда должно быть много премий хороших и разных?

Владимир Шпаков


Санкт-Петербург



©   "Русская мысль", Париж,
N 4370, 28 июня 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...