МИР ИСКУССТВА

 

МУЗЫКА НА БЕРЕГАХ РЕЙНА

Концертно-театральный сезон по обе стороны франко-германской границы


Не будет преувеличением сказать, что Эльзас и Лотарингия, две французские провинции на левом берегу Рейна, и правобережные германские земли бывшего Баден-Вюртембергского маркграфства, чьи исторические судьбы не раз переплетались на протяжении европейской истории, в известном смысле и по сей день составляют единую область, славящуюся среди прочего высокой музыкальной культурой, в которой неизменно в той или иной форме присутствует и русский вклад. Сегодня, как и прежде, гостей из соседней Германии столь же часто можно увидеть на концертах в Страсбурге, как страсбуржцев на оперных премьерах в Штутгарте, Карлсруэ и особенно соседнем Баден-Бадене.
Курортный городок Баден-Баден, в середине ХIХ века заслуживший благодаря игорному дому, термальным источникам и главное, моде славу «летней столицы Европы», издавна династически связан с Россией: на баденских принцессах были женаты два русских императора. В Бадене «Рулетенбурге» Достоевского, который здесь проигрался не хуже Толстого, жили и умерли Жуковский и Вяземский. Здесь Гоголь, напечатавший в баденском журнале «Europa» «Тараса Бульбу», встретил свою музу Александру Смирнову-Россет, сюда же последовал за Полиной Виардо Тургенев, который сатирически изобразил баденское общество в романе «Дым», заслужившем у гостившего здесь же Гончарова неодобрение, а у Достоевского откровенную брань.
Связи Баден-Бадена с Россией находятся в центре внимания Тургеневского общества, занимающегося многосторонней культурной, популяризаторской и издательской деятельностью. В местном музее оно провело в этом году примечательную выставку, посвященную истории русских в Баден-Бадене, и одновременно с ней вышли две книги Ренаты Эфферн роскошно изданный комментированный альбом на двух языках («Русские судьбы в Баден-Бадене») и отдельный исторический очерк на ту же тему.
Центром музыкальной жизни Баден-Бадена стал в последнее время «Фестшпильхаус», перестроенный (как и музей Орсе) из старого вокзала в центре города. Можно сказать, что этот второй по величине оперный театр в Европе с великолепной акустикой связан с художественной жизнью России буквально с первого своего дня: на концерте в честь его открытия в 1998 г. за дирижерским пультом стоял Валерий Гергиев, а кульминацией первого сезона стал спектакль Мариинского балета «Пиковая дама». С тех пор здесь регулярно проходят «Русские недели» Мариинского театра.
В марте нынешнего сезона театр в рамках международной балетной программы показал «Лебединое озеро» и «Ромео и Джульетту» (где наряду с А.Асылмуратовой и А.Фадеевым мы могли оценить И.Ниорадзе и Д.Корумцева), а в июне, на фестивале Троицына дня, посвященном памяти Герберта фон Караяна, новую, совместную с «Фестшпильхаусом» постановку «Травиаты», приуроченную к столетию со дня смерти Верди. На этом же фестивале оркестр, хор и солисты Мариинского театра исполнили «Реквием» композитора. Другой звездой фестиваля был Евгений Кисин, проникновенно сыгравший «Картинки с выставки» Мусоргского (отметим в скобках, что на ноябрьском концерте Краковского оркестра это произведение комментировал сэр Питер Устинов, сравнивший его изобразительно-музыкальный ряд с тогда же прозвучавшей «зоологической» фантазией Сен-Санса «Карнавал животных»).
Наконец, в августе состоится оперный фестиваль Мариинского театра, который представит три спектакля: поставленный Андреем Кончаловским вердиевский «Бал-маскарад» (с Юрием Алексеевым, Ириной Гордей и Ларисой Дядьковой), труднейшую «Саломею» Штрауса в постановке Дэвида Фримэна, уже поставившего в Мариинке восхитительного прокофьевского «Огненного ангела» (солисты В.Стенкина и Е.Никитин), и июньскую премьеру театра «Валькирию» Вагнера. А на Рождество Мариинка завершит гастрольный год в Бадене четырьмя представлениями «Щелкунчика» и балетным гала-спектаклем.
Разнообразием и качеством баденской афиши можно только восхищаться. Так, баденские балетные гастроли года открылись спектаклями Гамбургского балета Джона Ноймайера его классическим «Сном в летнюю ночь» и новой постановкой на музыку «Мессии» Генделя (со вкрапленными в партитуру фрагментами «Берлинской мессы» Арво Пярта) балетом, однако, скорее интеллектуального, чем религиозного вдохновения. В апреле гостем Бадена был Начо Дуато со своей Национальной группой танца из Испании, показавшей превосходное «Приношение И.С.Баху», а в октябре ожидается более экзотический бразильский балет из Сан-Паулу. Добавим к этому концерты Альфреда Бренделя и Сесилии Бартоли, дирижеров Зубина Меты и Курта Мазура, рождественские и пасхальные концерты оратории Генделя и Гайдна, «Страсти» Баха и многое другое...
Несколько русских спектаклей можно было увидеть и в Баденском государственном театре соседнего Карлсруэ: в драматическом театре, входящем в этот комплекс, были поставлены «Три сестры», в опере «Руслан и Людмила», а в балете «Лебединое озеро» (хореография Олафа Шмидта). Январская юбилейная неделя Верди включала новую «Аиду» и две старых оперных постановки «Аттилу» и «Макбета», а в конце февраля прошел 24-й ежегодный фестиваль музыки Генделя, состоявший из пяти концертов и двух опер: редко звучащей «Береники, царицы египетской» и оперы Франца Хюммеля «Стикс», в которой видения умирающего Генделя причудливо мешаются с мотивами его музыкального творчества. Здесь же были поставлены редкие австрийские оперы начала века «Флорентийская трагедия» и «Гном» Цемлинского, а также «Мертвый город» Кронгольда. Эта последняя опера, написанная 23-летним композитором по мотивам символистского романа бельгийского писателя Э.Роденбаха «Брюгге мертвый город», вызывавшего восхищение Пруста, полвека оставалась в забвении. По совпадению, эту же оперу поставила Инга Левант, берлинский режиссер русского происхождения, на сцене страсбургской Рейнской оперы, где главную партию исполнил живущий ныне в Германии русский певец Юрий Батюков; в мае театр с успехом показал ее в парижском театре «Шатле».
В заключение несколько слов о самой Страсбургской Опере, чьи премьеры тоже отличались немалым разнообразием. Сезон был открыт «Орфеем» Глюка в постановке М.Мак-Кафферти, хотя и осовремененной, но гораздо более талантливой и впечатляющей, чем обошедший европейские оперные сцены ковент-гарденский спектакль десятилетней давности, где Орфей появляется в джинсах и с гитарой: и процессия прощающихся с Эвридикой дам и господ в траурных костюмах начала века, и санаторный элизиум теней, и вызывающе голливудский хэппи-энд в духе истории гибели принцессы Дианы все это, как ни странно, представляется художественно оправданным. Напротив, натуралистическое наводнение в «Летучем голландце» (кивок в сторону «Титаника»?) с певцами, шлепающими в непромокаемых костюмах и резиновых сапогах по гигантской ножной ванне с 50-ю кубометрами подогретой, чтобы им не простудиться, воды, скорее удручало, впрочем, подобное болото мы уже видели в этом году в вердиевском «Отелло» на сцене берлинской «Унтер-ден-Линден».
В страсбургских же балетах этого года дух времени царил безраздельно: сезон открылся донельзя модернизированным «Щелкунчиком» в постановке норвежского хореографа Й.Стремгрена, а завершен был спектаклем в честь Дягилева «Русскими балетами-2001» («Свадебка» и «Петрушка» Стравинского, «Игры» Дебюсси в постановке трех современных хореографов), однако после опыта реконструкции хореографии Брониславы Нижинской в Парижской Опере и ставшего классическим бежаровского «Петрушки» оценивать эти эксперименты довольно трудно...

МИХАИЛ МЕЙЛАХ


Страсбург



©   "Русская мысль", Париж,
N 4370, 28 июня 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...