СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

ВЗГЛЯД ИЗ ПАРИЖА

«ВОЗВРАЩЕНИЕ ТРАДИЦИОННОЙ ДРУЖБЫ»


Так характеризует значение государственного визита президента Ширака в Россию научный сотрудник парижского Национального центра научных исследований Анн де Тенги в интервью парижской газете «Либерасьон». Между тем газета озаглавила это интервью другими взятыми из интервью словами: «Полностью России доверять нельзя». Внутри этих «ножниц» можно вместить все комментарии и прогнозы французской прессы, появившиеся накануне поездки Ширака кстати сказать, не слишком обильные и многочисленные. Вместо «традиционной дружбы», которая позволяла многим французским политикам и части французского общества считать дружбу с СССР продолжением дореволюционного «сердечного согласия» с Россией; вместо гораздо более обоснованной вражды к тоталитарной коммунистической империи, которую испытывала на протяжении семи десятилетий понимающая часть французов (я не имею в виду т.н. интеллектуалов понимающими чаще были, например, французские крестьяне, а интеллигенции приходилось долго продирать глаза, чтобы избавиться от ослепления); но, главное, вместо надежд, широко распространившихся во Франции в начале 90-х, когда на востоке, разогнав зловещий призрак третьей мировой войны, взошло солнце «демократической, динамичной, мирной и современной России», вместо всего этого здесь ныне господствует достаточно повсеместное равнодушие к самому существованию России. Вызвано оно, безусловно, тем, что все вышеназванные качества в сегодняшней России, мягко говоря, прихрамывают и надежды давно сменились разочарованием.
Одной из надежд, потерпевшей особый крах, было развитие нормальных экономических отношений: торговли, промышленного сотрудничества, возможности капиталовложений. Однако российско-французский торговый оборот, хоть и развивается, составляет в настоящее время чуть больше трех миллиардов долларов, а судьба иностранных инвесторов в России, как известно, оставляет желать лучшего. Как весьма смягченно говорится в парижской газете «Фигаро», «налоговые и административные условия еще не приспособлены к развитию иностранных капиталовложений. Всеобщая коррупция им не благоприятствует». Поэтому, если российские СМИ раструбили содержание будущих экономических соглашений, то французская пресса вовсе или почти ничего о них не писала. «Фигаро», единственной о них упомянувшая, лишь отметила, что «Франция видит возможности расширения [экономического сотрудничества] в таких секторах будущего, как авиастроение и космос».
Вышеприведенные слова о «демократической, динамичной, мирной и современной России» взяты не из каких-то статей десятилетней давности, а из выступления пресс-секретаря Елисейского дворца Катрин Колонна накануне поездки французского президента. Такая Россия, продолжила она, «будет главным партнером Европейского союза на нашем континенте. Франция поддержит Россию в осуществлении этого великого замысла, этого исторического преобразования». Разумеется, то, что она говорит, это благие пожелания самого президента: Жак Ширак надеется повлиять на Владимира Путина и обеспечить реальную открытость России к Западу, в особенности к Западной Европе.
До сих пор главным тернием в российско-французских отношениях оставалась чеченская война. Франция, сама бывшая колониальная империя, в ходе кровавой алжирской войны нашла мужество отказаться от имперского груза. Французы знают, что вытворяли на территории Алжира, с одной стороны, боевики из алжирского «Фронта национального освобождения», с другой солдаты, офицеры и генералы французской армии. И знают, что выход из этого был найден лишь политическим путем если использовать солженицынский термин, путем «самоограничения». В таких обстоятельствах главное не то, «кто первый начал» и, следовательно, кого и дальше бить головой об стену, а кто первым положит конец и перестанет сам биться головой об ту же стену. Поэтому, думаю, неправомерны нередко высказываемые в России претензии типа «чего ж они, французы, ругают нас за Чечню, а сами-то что делали в Алжире...». Потому, наверно, и ругают, что пережили это на собственной шкуре и знают, что из такой бойни военной силой не выберешься.
Как обстоит дело с этим тернием накануне визита Ширака в Россию? Катрин Колонна, глашатай мыслей президента, ясно сказала: «Чечня остается темой франко-российского диалога. О ней говорится на всех наших встречах. То же действительно и для всего Европейского союза», и подчеркнула необходимость поисков политического решения. Люк де Барошез в «Фигаро» любопытным образом истолковал эти слова: «Дилемма Запада состоит в том, чтобы способствовать открытости России, но в то же время не выглядеть так, будто Запад слишком легко терпит пренебрежение правами человека, которое она демонстрирует в Чечне». «Не выглядеть», но в действительности, возможно, стерпеть...

НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ


Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4371, 5 июля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...